«Тобол» рассказал о любви к Родине без дидактики через приключение

Фото: постер к фильму « Тобол»
Картина, основанная на реальных событиях освоения Сибири, стала первым российским вестерном. И опыт оказался удачным.

В екатеринбургском Доме Кино прошла официальная премьера фильма «Тобол» от режиссера Игоря Зайцева. Интернет-критики уже успели обвинить ленту в «клюквенности» и слабости. Но такой подход — несправедлив. Эта картина удачна. Во-первых, во время просмотра никто из зрителей не заснул (шутка). А во-вторых, такого в России еще не снимали (абсолютно серьезно). А почему — читайте ниже.

В сюжет фильма легли реальные события «петровских времен». Начинается все того, что губернатор Сибири князь Гагарин соглашается поддержать Китай в войне с кочевниками-джунгарами ради торговых караванов, которые приносят государству прибыль. Но убедить императора Петра I начать новую кампанию, когда он «гоняет шведов по Европе», губернатору Гагарину не удается. И тогда он решается на подлог. И оформляет военное присутствие русских в неспокойном регионе официально мирной экспедицией за древним курганным золотом.

Фото: кадры из   фильма
Фото: кадры из фильма
Участники экспедиции за золотом

В итоге русские солдаты оказываются в крепости под осадой кочевников-джунгар. Вряд ли создатели фильма сознательно стремились к параллели сегодняшнего дня, к гибридным необъявленным войнам и пресловутому «их там нет». Но такая связь у зрителя может возникнуть. И к счастью, в этом направлении кино не развивается ни на шаг. В «Тоболе» вообще минимум геополитических сюжетов, заговоров и конспирологии. И это плюс. Зато максимум — экшена, каскадерских трюков и качественно (наконец-то научились) снятой боевки, разнообразных поединков: от массовой рукопашки, сечи на саблях до дуэли на пушках. И все — фактурно, так, как в Голливуде уже не позволяется снимать по нормам новой морали: мясно, с кровушкой и хрипами, так, что если персонажу повредили легкие, то он харкает алой пеной. «Пневмоторакс!» — радуется, видя это, зритель, знакомый с азами анатомии.

Фото: кадр из   фильма
Фото: кадр из фильма

Вообще, «Тобол» по жанру своему ближе всего напоминает вестерн. Все действие (и любовные драмы в том числе) происходит на нашем русском фронтире, где поступки личностей могут иметь решающее значение, потому что до главы метрополоии месяцы долгой езды, а значит надо все решать самому — «здесь и сейчас». Есть крепость Кара (читай, форт), русские поселенцы и солдаты (читай, пионеры Дикого Запада), есть джунгары (читай, ирокезы и команчи). Эти элементы дают создателем фильма возможность рассказать увлекательную, живую историю, где есть место доблести, выбору, подвигу и любви.

Фото: кадр из   фильма
Фото: кадр из фильма

На премьере фильма в екатеринбургском Доме Кино генеральный продюсер «Тобола» Олег Урушев, заметил, что картина, в основном, рассчитана на подростков, молодое поколение: от 15 и старше. Поэтому можно сколько угодно играть в диванного эксперта от Википедии, выискивая киноляпы и «несоответствия правде», поражаться «схематичности персонажей». Суть это не изменит. «Тобол» — не арт-хаус. Не фестивальное кино. Это крепкий приключенческий мейнстрим, которого давно не было.

Фото: кадр из   фильма
Фото: кадр из фильма
Джунгары

И кроме развлекательной функции, с которой справляется достойно, «Тобол» выполняет еще и важную миссию. Это первый, предназначенный для широкого зрителя, опыт визуального отражения истории Сибири. Той самой, которая даже в приключенческой литературе еще не до конца проговорена (кроме писателей Алексея Иванова и Василия Яна, трудно кого-то еще и вспомнить), а уж в художественном кино не отражалась вообще никак. Никак.

А это дорогого стоит. Возможно, если быть оптимистом, «Тобол» в ближайшем будущем сыграет для подростков (на которых прежде всего и рассчитан) ту же роль, что и роман «Остров сокровищ» Роберта Стивенсона — мягко, но сильно подтолкнет к тому, чтобы изучать ту эпоху. Например, после истории про юного Джима Хокинса, одноногого кока Джона Сильвера, доктора Ливси и других многие читатели потом серьезно увлеклись темой пиратства, мореплавания, Великих Географических открытий, проглотили за пару вечеров «Фрегат «Паллада» Ивана Гочарова, а «Всеобщая история пиратства» Чарльза Джонсона стала для них едва ли не настольной книгой.

Что если с фильмом «Тобол» произойдет тоже самое? И это кино станет той искрой, которая разожжет в зрителях жажду разобраться в прошлом Сибири, узнать больше? Весь потенциал к этому имеется. То есть сверхзадача поставлена. Причем сделано все это в духе либерального патернализма, а не авторитарной дидактики, с вкрадчивым (а иначе можно вспугнуть зрителя) подходом «изучайте историю не потому, что это нужно и правильно, а просто потому, что это крайне интересно».

Фото: кадр из   фильма
Фото: кадр из фильма

Конечно, в «Тоболе» не все гладко, идеально и ровно. И есть моменты, которые озадачивают: «Омг, а вот это вот зачем»? Особенно в конце, перед финальными титрами, когда история уже рассказана, создатели добавляют избыточную, визуальную точку в духе комиксового китча. Герои смотрят на высочайшее степное небо, где облака складываются в лицо, напоминающее Иисуса Христа. И это настолько избыточно, что для кого-то может испортить впечатление от всей киноистории. Но не для меня. Я стойкий оловянный зритель. Да и фильм мне понравился.

Поэтому на вопрос: «А вот эта сцена — зачем? Без нее можно легко обойтись!» — я сам себе отвечаю: «Ну, пусть будет. В остальном же все хорошо? Поэтому — пусть будет».

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам