Глава бюро Захи Хадид посочувствовал жильцам дома на Карла Либкнехта

Фото: ЕТВ
Кристос Пассас рассказал, как относится к тому, что проект новой филармонии оказался в центре скандала.
На форум высотного и уникального строительства 100+ приехал глава Zaha Hadid Architects Кристос Пассас. Он провел мастер-класс, где рассказал о том, как он и его команда создают свои здания с учетом потребностей территории. Пассас не смог не упомянуть о проекте для Свердловской филармонии, который вызвал скандал в Екатеринбурге. Он еще раз подчеркнул, что снос дома на Карла Либкнехта, 40 — это не инициатива архитекторов (здания вообще не было в ТЗ).

Незадолго до этого Кристос Пассас рассказал, зачем вообще занимается архитектурой, о своем отношении к сносу дома ради строительства филармонии и насколько вписывается здание в существующий ландшафт улицы Карла Либкнехта.

— С какими чувствами вы летели в Екатеринбург? Ведь, наверняка, вы знаете о ситуации вокруг нового здания филармонии, которое вы проектировали. Не было ли у вас мысли, что придется защищаться?

— Я не уверен, что я знаю все о ситуации с этим проектом. Знаю только то, что удалось выяснить в течение последних встреч с клиентом [филармонией — прим. ЕТВ] во время переговоров с государственными министрами. Проект новой филармонии может стать катализатором изменений городской среды в Екатеринбурге. И я знаю, о желании заказчиков, чтобы это здание помогло вывести город на новый уровень с точки зрения культуры и архитектуры. Если этого хотят, то мы поможем.

— Вы прогулялись по Екатеринбургу, по улице Карла Либкнехта, где должно будет расположиться новое здание. На ваш взгляд, вписывается ли оно в ткань города? Насколько он соответствует существующему ландшафту?

— Думаю, что это здание хорошо впишется в существующий ландшафт. Он здесь очень интересный — и собор, и исторические здания. Наш проект не ставит целью что-то прятать, наоборот — мы хотим, чтобы старое здание филармонии оставалось в центре ансамбля. Проект направлен на то, чтобы подчеркнуть историческую преемственность между старым и новым зданием.

— Вы говорили, что в техническом задании не было дома рядом. Но как такое может быть, вы же смотрите карты, изучаете местность?

— Безусловно, начиная работать над проектом, мы изучали местность, смотрели, что там есть. Если вы видели планы, конкурсные предложения, то знаете, что стояла задача сделать два входа. Мы именно это и предложили: один вход с Карла Либкнехта, второй — с Первомайской.

В нашем проекте большое внимание уделено заднему фасаду и прилегающей к нему территории. Мы хотим, чтобы там была сформирована своего рода площадь — публичное место, которое бы посещали люди. И те, кто интересуется музыкой, и те, кто просто пришел погулять или выпить кофе. В любом проекте всегда существует место для доработки. И в данном случае дискуссия будет продолжаться.

Фото: ЕТВ
Фото: ЕТВ

— Часто ли в вашей практике были подобные случаи, когда нужно что-то сносить старое ради нового? Насколько это оправдано?

— Вопрос сноса зданий не ходят в нашу компетенцию. И на самом деле, я бы испытывал те же самые чувства, то же беспокойство, которое испытывают сейчас жильцы этого дома. Мы начинали работу над этим проектом на основании конкретного технического задания, и в нем было написано, что этот участок должен стать частью новой филармонии. Значительно позже мы узнали, что находящийся на нем дом является жилым. Сейчас мы с нетерпением ждем, какие предложения в связи с этим нам сделает клиент, органы власти, чтобы мы могли что-то придумать.

— Как сегодня в Zaha Hadid Architects идет работа над такими большими проектами? Есть ли место эмоциям, которые будут ощущать люди, попадая в новое здание?

— В нашей работе мы, безусловно, учитываем все эти аспекты. Мы используем цифровые технологии, параметрические инструменты — наши сотрудники являются специалистами в этом деле. Что касается эмоциональной стороны… Да, мы постарались создать здание, которое бы вызывало у людей вдохновение. Работая над проектами, мы хотим, чтобы с одной стороны, они несли какую-то эстетическую нагрузку, а с другой — не теряли свою практичность и оставались надежными.

В Екатеринбурге ведь есть филармония (я сам там бывал). Здание замечательное, прекрасный оркестр. Но если Екатеринбург хочет привлекать еще больше гостей и любителей музыки, то необходимо создать новое пространство и выходить на новый уровень. Например, на уровень Парижа. Вот, что мы пытаемся создать этим проектом. Здание имеет такую необычную конструкцию, летящую крышу, но является конструктивно очень прочным.

Фото: ЕТВ
Фото: ЕТВ

— Если говорить про миссию вашу как архитектора, то в чем она заключается?

— Когда я делаю какой-либо проект, всегда стараюсь обеспечивать новые возможности, новые пути для людей и их общения. Мы, архитекторы, с одной стороны, создаем новые места и здания, но с другой — мы также будем ими пользоваться. Миссия архитектуры состоит в том, чтобы помогать людям общаться, находясь в новых местах.


Полную версию интервью Кристоса Пассаса смотрите в программе «Жилые кварталы» на «41 канале».
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам