«Война Анны». Алексей Федорченко показал новый фильм

15:18, 05 Ноябрь 2018
oblozhka.jpg
Фото: Кадр из кино.
В Ельцин Центре посмотрели историю девочки, которая пряталась от убийц в каминной трубе.

Тягучая жуть начинается с первых кадров. Неглубокая братская могила, по сути, яма, в которой тела, показанные фрагментарно. Спина, затылок, руки — только лишь припорошены землей и сухими осенними листьями. Скупой четкий титр — «октябрь 1941 года». Вместо музыкального саундтрека — свист ветра. И из этой мешанины мертвых людей, из-под расстрелянной молодой женщины начинает выбираться маленькая девочка. Чтобы выживать.

Рок в твоем загране
Как провести выходные, чтобы ваша фотография появилась во всех мировых музыкальных СМИ.
vojna_anny_5.jpg

Фото: кадр из кино

У девочки есть имя — Анна. Ее привечают старики-крестьяне, дают одежду, обувь, а потом отводят в старую школу, где немцы-оккупанты разместили нацистскую комендатуру. Но Анна убегает от конвоира и прячется в старинном камине, забравшись на дымовой зуб (широкий выступ) дымохода. Преследователь же думает что ребенок скрылся на улице, выскользнув через раскрытое окно. И прекращает поиски. А девочка становиться тенью, добывает воду и еду по ночам, стараясь не попадаться на глаза захватчикам.

vojna_anny_1.jpg

Фото: кадр из кино

Все началось с одной киноведческой идеи, с теоретической, по больше части, задачи: как рассказать о большой теме малыми средствами. Без спецэффектов, общих планов, массовки и множества локаций. Мне очень нравились такие клаустрофобические фильмы как «Похоронены заживо» и «Лифт». Поэтому хотелось сделать картину на подобных минималистичных условиях. А потом в интернете я наткнулся на рассказ о девочке Аде с Полтавщины, которая во время Великой Отечественной войны два года пряталась от фашистов в школе, которую они заняли под свою комендатуру. И я понял — вот оно, то, что мне нужно.

Уральский режиссер большую часть сцен «Войны Анны» снял в Екатеринбурге — в интерьерах усадьбы Железнова и залах особняка, где сейчас квартирует Центр современного искусства. Это очень личное, камерное, завораживающе страшное и грустное кино без спецэффектов.

Начать с того, что на всем протяжении фильма героиня не произносит ни слова. Вряд ли она немая. Просто ей опасно говорить вслух. Да и не с кем. Поэтому вся история выживания строится на жестах, на фактурной и точной съемке предметов, которыми оперирует Анна — алом помидоре, воде в тарелке из-под цветочного горшка, рождественском сахарном коржике в форме свастики…

«Крымский мост» зайдет под попкорн. Предсказуемо и про любовь
Кино по сценарию Маргариты Симоньян оказалось простенькой и милой комедией.
vojna_anny_4.jpg

Фото: кадр из кино

Когда я придумал начало и финал, то начал искать соавтора. И нашел замечательную Наталью Мещанинову [сценарист «Аритмии», — прим. ЕТВ]. Приехал в Москву, рассказал ей о своей идее. Предложил историю. Но она отказалась. Сказала: «Я не разбираюсь в теме войны, это не мое». И тогда я стал ждать, а я это умею. И дождался. Примерно через год после нашей первой встречи Наталья позвонила мне и сказала, что готова.

vojna_anny_2.jpg

Фото: кадр из кино

Начавшись почти как документальное кино, «Война Анны» очень быстро становится картиной магического реализма. С каждой сценой девочка все больше и больше напоминает домового, какое-то мистическое существо не из мира людей. Скрытное. То, которое наблюдает за происходящим в комендатуре через неплотно закрытые двери или зев камина. Или через выщерблены и потертости на амальгаме с обратной стороны старого зеркала.

Иной раз думаешь — а жива ли Анна вообще. Может она — призрак, которую люди-оккупанты уже и не видят, а чуют только беспокойные овчарки?

В финале девочка пытается убежать через окно, но ее останавливают собаки. Тогда она подходит к школьной карте, на которой европейская часть СССР распята флажками-указателями, вытаскивает все эти булавки и втыкает их на территории Германии. Что знает шестилетняя девочка в стратегической географии? Почему она поступила именно так?

Это не важно. Ее жест — это метафора. С оной стороны — магический удар по врагу, аллюзия на утыканных булавками куколок вуду. С другой — конкретная визуализация скорой Победы, которую Анна может застать, а может и нет. Это остается за кадром.

Жизнь после войны. Как танкист-афганец стал военным юристом в Чечне
ЕТВ рассказывает о земляках, прошедших войну. Это не истории о боевых подвигах, а о том, как изменил

Это кино, все-таки, в том числе, и про то, что именно мы победили в Великой Отечественной войне. Если брать реалистичную концовку: спасение девочки или ее гибель, то это бы значительно принизило историю. Поэтому финал именно такой, каким должен быть.

vjona_anny_3.jpg

Фото: кадр из кино

В последних кадрах фильма звучит песня на идише — колыбельная Мордехая Гебиртига, которого нацисты расстреляли в 1942 году с женой и тремя дочками:

«Спи, моя глупенькая
маленькая девочка,
Что это с тобой сегодня?
Твоя кошка тоже голодна,
Но я не слышу, чтобы она жаловалась».


И эта песня тонко сбивает шапкозакидательные, ура-патриотические нотки «мы победили!», которые могут возникнуть у зрителя после того, как девочка Анна меняет расположения флажков-указателей на школьной карте — переставляет эти отметки с территории нашей страны на пространство нацисткой Германии.

«Мы победили!» За это фразой почти всегда следует продолжение. И оно зависит о того какими глазами смотреть на Победу. Если из-под фуражки удачливого маршала, повелевающего сотнями тысяч людей, то это одно.

Но режиссер Федорченко предлагает нам взгляд из-под спутанной челки затравленной, играющей в прятки со смертью, голодной, выплакавшей все слезы маленькой девочки.

И это совсем другое.

«Урал» обыграл «Спартак» на московском поле
Сопернники снова встретятся в четвертьфинале кубка России.
Где реальность, а где фантазия? Живите на два мира, как Гофман
Развлечения
Где реальность, а где фантазия? Живите на два мира, как Гофман
В Ельцин Центре прошел премьерный показ полнометражного мультфильма «Гофманиада».
ЦЕРЕМОНИЯ ВРУЧЕНИЯ ПРЕМИИ ТАТИЩЕВА И ДЕ ГЕННИНА
ГУЗЕЛЬ ЯХИНА
В Екатеринбурге открыли иллюминатор в космос Ильи Кормильцева
Общество
В Екатеринбурге открыли иллюминатор в космос Ильи Кормильцева
В Ельцин Центре представили книгу продюсера и публициста Александра Кушнира о  поэте, переводчике и издателе, которого все знают, прежде всего, как автора текстов «Наутилуса Помпилиуса».