Соколовских станет больше: ждем «арестов за репост»

Юрист Юлия Федотова разъясняет, к чему приведет декриминализация статьи УК РФ за «экстремизм».

Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о так называемой «декриминализации статьи 282 УК РФ» — того самого пресловутого «экстремизма», «срока за репост». Ясно же: если «гарант» внес, проект можно считать принятым. Первый порыв — бросить в воздух лифчик (чепчик) и крикнуть: «Ура!» — проверки суровым юридическим анализом не выдержал.

В настоящее время эта статья предусматривает серьезную ответственность (от двух до пяти лет лишения свободы) за действия, направленные:

  • · на возбуждение ненависти либо вражды;
  • · на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе;
  • · совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети интернет.

Почему статью критиковали юристы?

Громоздкая конструкция неоднократно критиковалась юристами из-за неопределенности нормы. Неясность тех самых «действий»; смешение понятий «ненависть» и «вражда»; отсутствие конкретизации признаков «социальной группы» дают широкий простор для злоупотреблений.

Фактически под действие этой статьи легко могла попасть любая критика или негативная оценка религии, национальности или поведения, к примеру, представителей власти. При этом даже не обязательно было выражать ее с употреблением обсценной лексики.

Большая часть преступлений по этой статье совершается в интернете. Посты и репосты — самый распространенный случай. Интересно отметить, что на этот счет неоднократно давал комментарии Верховный Суд, который указывал, что необходимо учитывать контекст поста, наличие или отсутствие комментариев и умысла.

Под пресловутыми «действиями» предлагалось понимать обоснование дискриминации, призывы к насилию, репрессиям и прочим насильственным действиям по отношению к людям на основании их национальности, расы и так далее. На деле — данные рекомендации учитываются, конечно. И призывы к насилию однозначно влекут наказание. Однако, помимо них «под раздачу» попадают также совершенно «невинные» вещи вроде шуток, критики или просто неоднозначной, негативной оценки.

Что предлагает Путин?

Внесенный президентом законопроект полагает, что за вот эти самые «действия» на первый раз вводится административная ответственность — предусмотрено дополнение Кодекса об административных правонарушениях новой статьей, 20.3.1. В качестве наказания — штраф от десяти до 20 тысяч, работы от 40 до 100 часов, или арест до 15 суток (почти как за «неповиновение сотруднику полиции»).

А вот в случае повторного совершения того же самого в течение года — «вечер в хату», добро пожаловать в уголовники. То есть: диспозиция статьи, само деяние, ни капли не изменилось. По-прежнему под угрозой любая критика, негативная оценка, шутки. Разница только в том, что на первый раз за это следует административное, а на второй — уже уголовное наказание. Как бы пожурили и отпустили, но попадешься еще раз — и хана тебе, Вася. У юристов это красиво называется «состав с административной преюдицией».

Будут ли задерживать за репост?

Процессуально также имеется несколько интересных нюансов.

Возбуждать производство будет прокуратура, рассматривать — районный суд. При этом: статья «арестная» — то есть по ней возможно применение такой меры, как «задержание» (пресловутое «на ночь в полиции»), и рассматриваться она должна в день поступления материала. То есть прокурорским придется еще и полицию задействовать — по делам, которые вообще не в ее «епархии», исключительно как «технический» персонал по осуществлению процедуры задержания и приводу в суд.

Кроме того: проведение административного расследования, которое, в том числе, необходимо для производства лингвистической экспертизы, по данной статье не предусмотрено. В производстве по уголовным делам без нее никак, и это дает хоть какой-то призрачный шанс на прекращение дела (на уровне статистической погрешности).

А здесь — сотрудник прокуратуры сам решает, что в картинке или посте есть признаки «возбуждения ненависти либо вражды», быстренько слепляет материал — и направляет вместе с полицией и «экстремистом» в суд. Практика показывает: если среди административных наказаний в статье перечислен арест, именно он и будет назначен. Перетянуть решение судьи на штраф или обязательные работы практически нереально. А даже неделя в спецприемнике — это очень и очень неприятно.

Нужно ли удаляться из соцсетей?

Срок давности для привлечения к административной ответственности по этим делам — три месяца с момента размещения поста до вынесения решения судом первой инстанции. Так что посты за прошлый год не котируются (можно было не удаляться из ВК).

При этом размещение двух или десяти картинок не имеет значения. Для уголовной ответственности важно не количество мемов самих по себе, а наличие вступившего в законную силу постановления суда о назначении административного наказания по статье 20.3.1.

«Опасный» для административно наказанного лица год исчисляется с момента исполнения административного наказания, например: уплатили штраф 10 августа 2018 года — ждем до 10 августа 2019, потом снова смело репостим. Если до этого времени на страничке появляется картинка — добро пожаловать в восхитительный, чарующий мир уголовного права.

Что ждет « экстремистов»?

Приятная деталь: совершившие административное правонарушение «экстремисты» не попадают в список Росфинмониторинга и не сталкиваются с блокировкой счетов и иже: никаких изменений в соответствующий ФЗ и Правила не предполагается.

Неприятная деталь: в случае наличия в посте «религиозной» составляющей увеличивается риск попасть не по административной статье, а по уголовной — за пресловутое «оскорбление чувств верующих» (части 1 статьи 148 УК РФ). Прежде у правоприменителя в такой ситуации были серьезные проблемы с разграничением статей 148 и 282. Теперь же можно смело возбуждать дело по статье 148 — уголовные дела имеют больший вес для статистической отчетности, чем административные.

Еще одна приятная деталь: закон имеет обратную силу и распространяется на отношения, возникшие до его вступления в законную силу. То есть всем впервые осужденным по части 1 статьи 282 УК РФ светит полная отмена приговора, отмена судимости и всех связанных с ней неприятных правовых последствий. Замена на административку возможна только в случае, если не истек срок в три месяца для привлечения к ответственности (что вряд ли).

Что было бы с Соколовским?

Проясню на примере. Дело «ловца покемонов» — блогера Соколовского, которое имело широкий общественный резонанс. Как бы обстояли дела, если бы поправки были внесены до его осуждения?

В его деле одни и те же ролики квалифицировались одновременно по двум статьям — 148 и 282 УК РФ. Однако, нельзя одно и то же деяние считать и преступлением, и правонарушением. Потому, думаю, те ролики, где наличествует «религиозный» элемент сейчас квалифицировали бы только по статье 148.

Те же эпизоды, где Соколовский обвинялся только статье 282 (например, за возбуждение ненависти по признаку национальности) — вообще бы были исключены из массива доказательств, поскольку размещены были задолго до обнаружения, а срок привлечения к административной ответственности составляет три месяца. В случае же, если бы «успели» уложиться в этот срок — наступила бы административная ответственность за них, а после — уголовная за другие видео.

Если бы дело на тот момент уже было возбуждено, оно должно было бы быть прекращено за отсутствием состава преступления по тем эпизодам, в которых фигурирует статья 282. Если бы поправки вступили в силу уже после отбывания Соколовским наказания — судимость была бы досрочно погашена. И сняты все правовые последствия, связанные с ней (в том числе — исключение из списка «террористов-экстремистов» Росфинмониторинга).


Итого. Собрать материал для дела об административном правонарушении намного проще, чем для уголовного. Даже долгую дорогостоящую экспертизу теперь проводить не нужно. Могу предположить вал таких дел. Статья «арестная», и неделя в спецприемнике за репост способна отвратить от социальных сетей вовсе. Неплохое средство для достижения превентивных целей — предупреждения совершения правонарушений другими лицами и повтора самим субъектом.

Иллюстрации: Николай Пекарский, ЕТВ

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам