«Мама, мне оторвало руку». Что делают уральские подростки ради хайпа

13:25, 13 Октябрь 2018
mama_mne_otorvalo.jpg
Фото: ЦСД
В Центре современной драматургии стартовала премьера спектакля о 16-летних.
Когда старшеклассники, мальчики и девочки, делают что-то шокирующее, что-то из ряда вон, взрослые начинают задавать вопросы, в том числе сами себе: «Как и почему это случилось?». Начинают анализировать: «Может, семья виновата? Школа? Дурное влияние интернета?» И замечают, каким хорошим, добрым, отзывчивым был подросток, попавший в криминальную сводку. Каким он был нор-маль-ным. Но тогда — «почему?»

Этим вопросом задалась ученица Николая Коляды, драматург Маша Конторович. В итоге родилась пьеса «Мама, мне оторвало руку», по которой поставили спектакль, премьера которого сейчас стартовала в Центре современной драматургии.

Это история про 16-летнюю девочку. Про мучительное взросление. Для подростков и взрослых. Остро-ядовитое по фактуре. Но яд ослаблен искусством, превращен в прививку. В чужой болезненный опыт, который обогащает, потому что легко присваивается.
«Мы создали для них мир розовых пони»
Как рождается подростковая агрессия и можно ли остановить детскую жестокость.

Магистральной темой спектакля можно назвать описание, со-проживание крайне болезненного состояния подростка, который хочет быть кем-то, но не абы кем. А таким, чтобы все сказали: «Вау!» Стать известным, в тренде, на хайпе, так, чтобы лайки под видосами — тысячами. И «каменты», а не просто обезличенные цифры случайных просмотров.

Но как это сделать, когда ты — бунтующая глина? Когда взрослые воспринимаются уродами, а их предложения, местами токсичные, местами участливые — как неизбежное вторжение? И даже откровенный разговор, который внешне выглядит на равных, становится травматичным, когда начинается с предельно честного, жестокого вопроса: «А чего хочешь ТЫ?»

«Ничего не хочу!», — отвечает Машка. И в этом она не лукавит ни капли. Потому что когда тебе шестнадцать, когда ты хочешь быть свободной (а этот мотив повторяется на всем протяжении пьесы несколько раз), то крайне сложно (нереально практически) артикулировать свои желания, доверяя их кому-то.

Тем более взрослому.

Трагедия в Березовском: «Мы относимся к детям как к сорнякам»
Первое интервью с главой города Евгением Писцовым после страшной гибели 20-летнего Димы Рудакова.

И дело даже не в том, что старшие родственники могут обсмеять подростковые мечты (хотя и это тоже), а в том, что четко сформулировать цели по силам далеко не каждому. Гораздо проще, безопаснее и (правильнее?) использовать готовые клише, которые предлагает общество. Но даже не эти рамки социальных форматов взрослой жизни напрягают подростков (Машка логично рассуждает, что у нее будет квартира и две собаки, а мужиков — не будет, и детей — тоже). В 16 лет пугает другое. То, что честный ответ на жесткий вопрос «Чего хочешь ТЫ?» неизбежно станет программой действий на будущее, обязательством. Рамками, которые ограничат пестуемую подростками свободу. И уже не дети, но еще не взрослые чувствуют в этом угрозу, «какую-то разводку».

Поэтому с одной стороны Машка заявляет, что ничего не хочет, а с другой — мечется в поисках чего-то непроговоренного. И даже совет умершего дедушки, к которому обращается героиня в своих мыслях, не помогает. Он только намекает ей, что жизнь — это езда на велосипеде, по нескольку раз мягко повторяя: «Крути, крути, не останавливайся». И отвечает избитой истиной взрослых: «Главное, быть профессионалом в своем деле и делать его лучше всех».

17 из 17: «Автомобилист» одержал рядовую победу в Екатеринбурге
«Шоферы продолжают разрывать своих соперников.

Мысль — правильная. Но — не для подростков. Потому что без нужных ключей жизненного опыта эта максима — в лучшем случае белый шум. Нераздражающий, но бесполезный.

Потому что профессионалом в своем деле нужно еще стать. А когда тебе 16, и ты не знаешь, какое дело — твое? А известности и популярности, яркости и признания — хочется. Потому что именно это кажется важным. Чтобы кто-то дал понять: «Ты клевый, особенный, у тебя все получится, а я помогу и расскажу как».

В таком состоянии подростки остро отзываются на мелодии Гамельнских крысоловов. Будь то Навальный, велеречивые адепты какой-нибудь религии, пацаны из АУЕ или мелкие дилеры, предлагающие химические грезы.

Близость с властью
Десять самых сексуальных политиков и чиновников Свердловской области.

К счастью, Машка не попалась на игру дудочников. Она слишком ценит свою свободу, она не глупа, читает книги (а готовясь к конкурсу моделей для тренировки осанки ходит с томом «Анна Каренина»), но отказ от участия в сомнительных «движухах» не решает зудящую проблему «как стать заметным, стать кем-то, но не абы кем».

Взрослые бы сказали: займись творчеством. Однако созидание чего-то нового, своего по силам не каждому. Творение не возникает из пустоты — из «ничего не хочу» ничего не получится. Более того, подростки живут в соцсетях. И в этом пространстве стихи и сказки (которые, к слову, сочиняет Маша) не котируются. Стать известным таким путем, конечно, можно, но это сложно и долго. А долготерпение и усидчивость — самый последний из скилов 16-летних.

Ничего хорошего в отеле «Эль Рояль»: новая «Омерзительная восьмерка»?
Стоит ли смотреть очередной фильм про незнакомцев.

Гораздо проще и эффективнее с точки зрения хайпа — это деконструкция, разъятие, разрушение. Сломать что-то (кого-то) и снять это на видео — такой вот тренд. И Машка ему следует. Но она — хорошая, добрая девочка (как, к счастью, большинство подростков) и не может переплавить свою жажду стать кем-то в демонстративное насилие к другим — безответным и слабым. Не может и не хочет. Слишком много хороших книг. Привет, Достоевский и его идеи очищения через страдания.

В итоге Машка совершает совершенно логичный в своей подростковой системе ценностей поступок. Она направляет агрессию внутрь, начиная деконструкцию с себя. Ведь это тоже изменение, влияние на мир. Высказывание миру. Да еще такое радикальное. Машка спешит на свидание с поездом у станции Шарташ. Она как Анна Каренина, но — на четверть. Такой вот подростковый бунт. Должно быть все по-жести — с одной стороны, но с другой, жить тоже хочется. Причем — вечно, вечно, вечно! Поэтому Машка на не бросается под локомотив как экзальтированная героиня Толстого, а подставляет режущим колесам свою руку.

Мама, мне оторвало руку.

На этом спектакль прочти заканчивается. И если зритель ждет вывода, морали, какого-то просветления, то зря. Этого не происходит. Все — самому.

Никакой дидактики в спектакле для подростков. Только факты.
Маша отрезала себе руку. Но хайп на этом — преходящий.
Жизнь — жестче. Завтра в топе соцсетей будут котики, послезавтра — потасовка первоклашек в школьном туалете, через месяц — шоу блюющих мальчиков.

А у тебя, Маша, не будет руки. Всегда.

Будь счастлива.

Афиша не для всех: «Пельмени», «Автомобилист» и русский балет
ЕТВ представляет традиционный пятничный дайджест.
«Лучший в стране». Цирковые встали на защиту Марчевского
Общество
«Лучший в стране». Цирковые встали на защиту Марчевского
Артисты готовы бойкотировать «лже-фестиваль клоунов в Екатеринбурге».
Олег Куваев. «Ментально Масяня осталась в 2000-х»
Философ Иван Микиртумов
В Екатеринбурге отметили место первого концерта группы «Чайф»
В Екатеринбурге отметили место первого концерта группы «Чайф»
К 33-летию уральских музыкантов на стене ДК, где рок-н-рольщики начали свой путь к народному признанию, установили мемориальную доску.