Легенды Победы. Как в Екатеринбурге войну поджидали

08:00, 04 Май 2017
img_2619.jpg
Фото: ЕТВ
В этом году Евдокии Мартыновой исполнится 102 года. Когда шла война, женщина трудилась на рукавичной фабрике на Шарташе, но отголоски фронта были слышны даже здесь. Рассказ о тыльной стороне ВОВ — в очередной серии «Легенд Победы».

Евдокия Павловна Мартынова для новостной повестки Урала герой далеко не новый. О пенсионерке говорили, когда она отпраздновала столетний юбилей. Тогда ее поздравили не только Министерство социальной политики, но и Министерство связи и Почта России, где свердловчанка проработала почтальоном по сопровождению почтовых грузов треть века.

«Мужчины частенько подшучивали над миниатюрной Мартыновой, носившей по инструкции оружие на поясе: Ты хоть пистолет-то в руках удержишь?“ И так они достали ее своими издевками, что однажды она не выдержала и подступила к одному из насмешников: На какой части тела хочешь, чтобы я проверила меткость? Давай пиши расписку, что сам напросился, снимай штаны и беги, а я стрелять буду!“ И за кобуру взялась, в шутку, конечно… Однако с той поры охотников подтрунивать над хрупкой женщиной поубавилось», — рассказывают в свердловском филиале «Почты России».

В почтальонах Евдокия Павловна оказалась случайно и уже после войны, способствовали этому не самые радостные события. Хотя о грустных моментах пенсионерка вспоминает по-минимуму, и может быть в этом и есть секрет ее долголетия? О военных годах с четырьмя детьми на руках ветеран рассказала ЕТВ.

image.jpg
Евдокия Павловна год назад, в столетний юбилей

Фото: пресс-служба свердловского филиала Почты России

В Екатеринбург я приехала в 1935 году из деревни Ермакова, что в 15 километрах от Шадринска, и больше не уезжала отсюда никуда. Здесь и замуж вышла, и детей растила, и войну встретила. О том, что она будет, все уже в принципе знали, только Сталина ждали. Конечно, было страшно, думали, и до нас боевые действия дойдут. А потом к нам приехал приятель моего мужа, начальник танкового корпуса. Приехал как раз оттуда, где уже шла война. Спрашивает у меня: «Дуся, что делать? Должен выступить Сталин и объявить, что война началась». Я ему посоветовала к родителям съездить, повидаться, а то кто знает, как судьба сложится. Он так и сделал: съездил к ним, переночевал, попрощался, и уехал обратно. Мужа моего Николая тоже на 13 дней раньше войны забрали.

Затем началось… Войны в городе хоть и не было, но настроение у всех понятно, какое было. Мы всегда внимательно слушали сводки: где идет война, в каких районах, какие успехи. Я в это время работала на рукавичной фабрике на Шарташе, куда устроилась еще до начала войны. Начинала я простой рабочей, а потом и до мастера дослужилась, у меня бригада своя была. Когда в 1939 году была война с финнами, мы шили теплые перчатки с прорезью для указательного пальца, чтобы на курок нажимать легче было. В той войне многие наши солдаты умирали даже не от пуль, а от холода, замерзали насмерть. А когда началась война 1941 года, мы шили вачеги —рукавицы для рабочих на заводах.

Семья Мартыновых
Семья Мартыновых

Фото: ЕТВ

Смены были хоть и недолгими — по восемь-десять часов — но утомлялись. Как-то моя коллега делала заготовки для вачегов и порезала руку. Говорит, Евдокия Павловна, мне так не хорошо. Я: «Ну идите домой, я доработаю». Я как раз мастером уже была. И она, знаете, ушла. Стала раздеваться и как упала, что больше не встала. Полтора дня еще прожила и все дышала очень тяжело, а потом умерла. Так и непонятно от чего — ушиблась или это переутомление…

Пока я была на работе, дети — а их было четверо, я как раз в 1940 году родила дочку — находились в садике. Мы были более-менее обеспечены, потому что были прикреплены к военному магазину, но как и все получали продукты по карточкам, еды хватало не всегда. Однажды у меня украли сумку, в которой лежали карточки, документы и деньги. В тот день я пошла обедать в столовую, при мне была сумочка — красная, красивая, мне муж ее из Москвы привез. После обеда вернулась в цех, а сумки-то и нет! Прибегаю в столовую — пусто. Дал бы бог здоровья тому, кто сумку мою утащил, да скоро этот человек умер. Ну и ладно, чего все горе-то рассказывать…

Фото: пресс-служба свердловского филиала Почты России

После войны я ушла с фабрики, недолго проработала в ателье, а потом знакомая, которая была уборщицей в главпочтамте, сказала, что им не хватает рук. Так и началась моя 30-летняя карьера на почте.

С фабричной квартиры меня выселили, потому что я осталась одна — муж нашел другую. У меня в то время заболел зуб, я все ходила к врачу за обезболивающим, а она говорила, что нету. Когда зуб загноился, я снова пришла к врачу, мне поставили укол, но легче не стало. Потом другая врач посмотрела и говорит: «Срочно езжайте в больницу, берите машину, где хотите, но срочно». Оказалось, что гной попал в сосуды, и я могла умереть. В больнице пролежала там 14 дней, выздоровела. Врач говорит, мол, ты ради детей только выжила, с такой болезнью не выживают. Вышла из больницы, пришло письмо от мужа — мы с тобой разойдемся. Я не помню, как дошла до фабрики, у меня слезы, слезы, слезы… И все-таки свое замужество считаю самым важным событием всей жизни. Больше я замуж не выходила.

Евдокия Павловна с дочерьми и внучкой
Евдокия Павловна с дочерьми и внучкой

Фото: пресс-служба свердловского филиала Почты России

Легенды Победы. Как семья фронтовика ждала победу и ругала Гитлера
Общество
Легенды Победы. Как семья фронтовика ждала победу и ругала Гитлера
Цикл «Легенды Победы» мы завершаем историей, переданной советом ветеранов ЗРА. Как пятеро детей ждали с фронта отца-сержанта, как в Екатеринбурге выживали зимой 43-го, а потом встречали победу и материли Гитлера, рассказал Николай Бадин.
Онкология. Что делать, чтобы не умереть?
Союз читателей
Как книги влияют на мозг?
Как книги влияют на мозг?
От Светланы Зенковой
Легенды Победы. Как бойцы в окопе потерялись, да на Урале встретились
Общество
Легенды Победы. Как бойцы в окопе потерялись, да на Урале встретились
Эту историю нам прислал совет ветеранов Завода радиоаппаратуры. Ее герой — стрелок Николай Анциферов — в годы войны служил в 16-м стрелковом полку и дошел до Берлина. Сегодня ветерана нет в живых, но не опубликовать его рассказ мы не можем.