Репетиция подземного потопа. ЕТВ инспектирует подземные ливневки.

Репетиция подземного потопа. ЕТВ инспектирует подземные ливневки.
Если верить исследователям подземных артерий города, этой весной подземные реки Екатеринбурга могут выйти из берегов.

Вот ходят по улицам люди и не задумываются, что в паре метров под ногами — целый подземный рукотворный город. Нет-нет, это не фэнтези с гномами, это — про канализацию. Ливневую канализацию. Скоро-скоро снега растают, и талая вода хлынет в недра городской инфраструктуры. А зима в этом году снежная была — осадков много, паводок обещают небывалый: на 15 процентов сильнее чем в прошлом году (при том, что и весна 2016 была весьма полноводной и проблемной). А чего ждать Екатеринбургу от тающих вод? Как всегда, ничего хорошего.

Итак, в теории дождевую и талую воду с городских улиц должна отводить ливневая канализация, она же ливневка. Если, гуляя по городу, внимательно смотреть под ноги, то можно увидеть, что некоторые канализационные люки сделаны не в виде сплошной металлической таблетки, а имеют множество отверстий. А кое-где из асфальта торчат одни лишь решетки без люков. Эти штуки сделаны специально, чтобы выпавшая после осадков вода не скапливалась и не уходила, как попало, а организованно следовала в ливневку. Через решетки она попадает в трубы самого разного вида и диаметра — от 15 сантиметров до полуметра. Эти ливневые артерии впадают в магистрали — трубы большого диаметра (около полутора метров) или закованные в бетон русла подземных рек. По ним талая вода должна попадать в Исеть, оставляя городские улицы сухими, как попка младенца. Это в теории.

Ильдар Залесский — диггер, бороздящий подземные коммуникации уже не один год. Он устроил для ЕТВ краткий ликбез по ливневкам изнутри. И начал с очень неутешительных известий — ливневая канализация в городе не работает процентов на 90, а то и больше. Причин тут много. Начнем с решеток: в теории они есть, а на практике — их нет. Масса решеток оказались то замурованными в асфальт в ходе разнообразных дорожных работ, то загаженными мусором до состояния полной водонепроницаемости. Те же, что в теории должны располагаться на люках, на практике отсутствуют. А сами люки — намертво заварены, так что уйти в щели вода тоже не может.

Ильдар говорит, что это все происки поборников безопасности. Нет, дело не в визите президента или других экстренных мерах. Просто многие арендаторы и собственники территорий предпочитают заваривать люки на своей земле. Наступит человек на люк, крышка под ним шевельнется, он испугается. Хозяин земли придет с газовой горелкой — и люк наглухо заварен. А вместо решетки на крышке одна ма-а-аленькая дырочка — давай сюда, водичка. Естественно, пропускная способность этой конструкции стремится к нулю.
Ну, допустим, вода обманула заваренные люки и нашла исправные или сквозь землю попала именно в нужные трубы. А дальше — сложнее. Под Екатеринбургом можно встретить четыре вида ливнево-каналализационных труб. Самые современные — пластиковые. Работают хорошо, но их мало. Более старая разновидность — бетонные. Их немало, и они даже работают до поры… Но попадаются и сломанные: часть бетонной стенки от старости или других невзгод проваливается внутрь трубы, затыкая ее почти полностью. И никто кроме диггеров этого не увидит — в подземельях люди редко гуляют. Еще более возрастная разновидность ливневых труб — металлические. Они кое-где еще работают, но в большинстве своем проржавели уже до такой степени, что годятся только для изучения такого явления, как коррозия металла. А еще, говорят, где-то в недрах города прячутся не то керамические, не то глиняные трубы древней городской ливневки — это вообще музейный раритет, который уже многие годы не работает.
Самый современный и правильный вариант ливневки, по мнению диггеров, — пластиковые трубы в сочетании с контролируемым сбросом. Вот, например, русло подземной реки Малаховки. Бетонные своды, довольно интенсивный поток струится по полу. А в стене труба. Торчит себе спокойно. И вдруг — приближающийся гул, плотная струя воды вырывается из пластиковой оболочки и упруго бьет по водам Малаховки. Напор такой, что человека бы не только сбило с ног, но и об стенку ощутимо треснуло бы. Струя бьет минут пять-семь. Затем стихает, и опять труба безмолвна. Ильдар говорит, что, скорее всего, это ливневка метрополитена — их трубы не работают в непрерывном режиме. Вместо этого вода накапливается в каких-то специальных резервуарах и время от времени выбрасывается в Малаховку. Таким образом, и пропускная способность труб сразу видна, и уровень воды в подземельях можно контролировать. А он уже ощутимо повысился.
А еще многие трубы попросту загажены. Весь мелкий мусор, что нерадивые граждане не доносят до урн, с ручьями попадает в ливневку. Он забивает решетки и узкие трубы, не давая воде уйти в магистрали. И тогда она уходит в почву, в подвалы, скапливается в огромные лужи.
Как говорит Ильдар, обычно уровень воды в Малаховке примерно по щиколотку, местами — по колено. Но уже сейчас, в марте 2017-го, он достигает полуметра — дневное солнышко успешно плавит снежные кучи в журчащие ручьи. А с 10 апреля, (плюс-минус несколько дней) начнется подземное половодье. Подземные своды Малаховки имеют примерно два метра в высоту и столько же в ширину. С начала половодья и до конца мая вода здесь поднимется до отметки в один метр, а то и выше, а напор будет такой, что ни одна ремонтная бригада не сможет пройти этим бетонным руслом. А вся талая вода, что не впала в Малаховку и другие подземные магистральные каналы, будет выходить на поверхность, затапливая подвалы, проезжие части, низины, образуя гигантские лужи и даря горожанам мокрые ноги и много грязи.

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ