Гражданская гиперактивность. Перегибы и недогибы общества на Урале

09:20, 02 Сентябрь 2015
captured_cran20101013171943.png
Фото: Сергей Макаров, serg-vj.livejournal.com
Простые жители Екатеринбурга почувствовали вкус к власти. Они ловят пьяных водителей и стучат на магазины, продающие санкционных гусей. Чего эта бурная деятельность несет больше – пользы или вреда? Разбирался ЕТВ.
Жители Екатеринбурга все чаще меняют свой статус с молчаливых свидетелей происходящих в городе событий на его непосредственных и крайне усердных участников. И аналитики, и полиция отмечают — гражданское общество на Среднем Урале становится сильнее. Простой автомобилист останавливает на дороге пьяную водительницу, украденную машину топ-менеджера РА  «Восход» Владислава Деревянных ищут всем миром, жительница Мичуринского по собственной инициативе передает в ГИБДД пространные списки с фото и номерами наглецов, которые паркуются на тротуарах. 

Подобные проявления гражданской сознательности — палка о двух концах. Помощь сознательных граждан явно не считается лишней для правоохранительных органов, которые сотрясаются от постоянных перестановок и смены концепций. Но где пролегает граница, за которой эта помощь превращается в подмену правоохранительных функций, являющихся прерогативой государства?

Полиция надеется, что граждане будут больше помогать ей словом и делом. «Эффективность работы полиции зависит от поддержки населения, это доказано жизнью и у нас, и за рубежом, — считает председатель Общественного совета при ГУ МВД Владимир Красильников. — В прошлом году мы проводили опрос и выяснили, что более 30% готовы помогать полиции при любых обстоятельствах, еще 40% — в определенных случаях».

Уральцы могли бы и более активно проявлять свою гражданскую позицию, мешая своим согражданам безобразия нарушать, считают в полиции. Однако между активизмом и реальностью встало неожиданное препятствие в виде гаджетов. Именно смартфоны и айфоны зачастую возвращают потенциально неравнодушных свердловчан в позицию наблюдателя:

Есть такая проблема: люди любят фиксировать нарушения — снимать их на телефоны, камеру, а потом выкладывать в интернет. Это, конечно, хорошо, но бывает и так, что снимают горящую машину, а в ней человек умирает. Спасать тут нужно, а не снимать
Валерий Горелых,
ГУ МВД по Свердловской области

Пармезанская война

Тенденция к деятельному вовлечению в жизнь города — хорошая и правильная, но часто граждане проявляют чрезмерную активность по делу и без. Чувствуя поначалу поощрение власти, простые люди воодушевляются и берутся за дело с завидным ражем, достойным лучшего применения.
Помните поговорку: услужливый дурак опаснее врага? Так вот, сейчас в нашем обществе есть проблема: появление новых активистов. Стало больше тех, у кого на носу барометр, а во рту флюгер. Они ходят, смотрят на тренды, выискивают, за что бы зацепиться — пятая колонна, санкционка —, а у нас этого нет, понимаете? Так вот, эти товарищи понапрасну мутят воду
Евгений Ройзман,
Глава Екатеринбурга
В последнее время отдельным поразительным феноменом стало обилие людей, готовых кляузничать в органы о санкционных продуктах, которые избежали огня и мирно лежат на полках того или иного магазина. И пока одни гордо участвуют в славном деле импортозамещения пармезана «Российским», другие клянут таких доброхотов и обвиняют в ябедничестве. ЕТВ спросил у жителей Екатеринбурга, считают ли они подобные жалобы стукачеством или чем-то действительно необходимым?
Нужно ли жаловаться на магазины с "санкционкой"?

Опрос: Диана Гильмутдинова, ЕТВ

Инициатива наказуема

Другая сторона медали — это возможные последствия для граждан, которые развивают недюжинную активность и пытаются подменить своими действиями государственные институты. Как доказывает жизнь, люди не всегда могут причинять добро безнаказанно. Примером может послужить история с «Городом без наркотиков», который избавил Екатеринбург от героиновой торговли в годы, когда милиция пасовала перед наркобаронами. Власть принимала помощь организации то с большим, то с меньшим удовольствием, однако закончилась история плачевно, и вице-президент фонда Евгений Маленкин оказался на нарах за чрезмерный пыл при реабилитации наркозависимых.

«С точки зрения государственного аппарата, конечно, не есть хорошо, что общество берет на себя функции государства,  — отмечает кандидат социологических наук, доцент УрФУ Дмитрий Сивоволов. — Поясню. Когда кто-то выполняет работу вместо государственного или муниципального чиновничества — это недоработка чиновников в глазах их вышестоящих органов. Это не нравится им, как исполнителям, так и руководителям. Но наша российская бюрократия так умна в этом смысле, что они всегда найдут такую форму отчетности, которая включит работу граждан в их заслуги».

Что Западу хорошо, России западло

В поисках образца для подражания Россия, как правило, обращает свои взоры к Западу, сознательно или бессознательно копируя его опыт с опозданием на 20-30 лет. Если дело касается технологий, такой лаг становится большим минусом. Но с гражданским обществом ситуация обернулась иначе, и разница между российскими и европейскими реалиями пока играет в нашу пользу. 

Дмитрий Сивоволов дал такую оценку развитию гражданского общества в России:

— У США и Европы разный опыт реализации участия граждан в управлении государством. И до недавнего времени этот опыт, несмотря на его противоречивость, нам можно и нужно было брать в пример. Но теперь ситуация в мире резко изменилась. Западное гражданское общество резко радикализуется, катится в экстремизм и больше не является образцом для нашего подражания.

Но сам термин «гражданское общество» — изобретение западноевропейской социально-философской мысли, и смысл его не утерян. Пожалуй, наоборот — на фоне девальвации понятия рождаются его новые формы. И Россия, а в первую очередь, россияне создают одну из таких современных форм. По смыслу и содержанию, по своему альтруистическому природному неравнодушию. Смысл гражданского общества — в гармонизации понятий «личность», «общество», «государство». В западноевропейской концепции во главе угла стоит «личность», иногда она даже противостоит общественным интересам, и, тем более, интересам государства.

Если бы Брейвик не устроил теракты с десятками жертв, а просто бы пропагандировал свои взгляды? Наверняка бы он ходил на свободе. А  «Шарли Эбдо» — это свобода слова? Сомневаюсь. Их карикатуры скорее похожи на свободу клеймить другие взгляды. То, что происходит в нашей стране — уникально. Инициатива простых людей, несогласных с произволом, чванством, бюрократией, становится все отчетливее, но она не переходит в борьбу с инакомыслием, во вражду с государством. На мой взгляд,  — это рождение прообраза гармонии между гражданским обществом, государством и личностью. Чего никогда не подразумевалось в европейских рассуждениях о гражданском обществе.

Разумеется, не все так радужно. Но к тому, что происходит во взаимоотношениях между гражданами и государством у нас, в России, стоит присмотреться более пристально.

Полицейские Урала о лжеминерах: «Рано или поздно за ними придут»
Общество
Полицейские Урала о лжеминерах: «Рано или поздно за ними придут»
Информационные террористы, рассылая силовикам анонимки о бомбах, парализовали жизнь Екатеринбурга — «заминировав» больше восьмидесяти объектов города за день. Причастных к этой акции пока не нашли.
Рокабилли с «отвязными псами»
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Программа «Четверки» претендует на звание лучшей публицистической программы в стране.