Власти спрячут алкоголь от екатеринбуржцев в магазинах

11:00, 01 Июнь 2015
luxfoncom10844.jpg
Фото: luxfon.com
Свердловская область сделала еще один шаг в сторону «сухого закона» — новый региональный закон запрещает продавать пиво в летних кафе и верандах. Принесет ли это пользу здоровью уральцев или прибыли торговых сетей? В вопросе разбирался ЕТВ.
Потребление алкоголя достигло предельных величин, считают российские власти. Ярлык «самая пьющая страна» прилип к России давно и надолго. Самое простое, объяснить пьянство менталитетом и суровыми условиями проживания. Но государство последовательно старается «оздоровить нацию», принимая очередные запретительные законы. 

Сегодня среднестатистический россиянин (кто-то больше, кто-то меньше), по данным Всемирной организации здравоохранения, выпивает 15,76 литров спирта в год. Выше нас только два государства восточной Европы — Венгрия, Чехия и недавние соседи по СНГ Молдавия. На спиртное каждый россиянин в прошлом году в среднем потратил 6,16% своих доходов, а в денежном выражении — почти 400 $. Такие данные приводит аналитическая компания Euromonitor. Согласно исследованиям аналитиков из Synovate Comcon, 36% опрошенных соотечественников регулярно употребляют пиво, 27% — водку и горькие настойки, 24% — вино, 23% — шампанское, 13% — бренди или коньяк, столько же — слабоалкогольные коктейли. 

Неделю назад свердловские депутаты одобрили новые поправки в антиалкогольный закон. За семь месяцев, с момента внесения закона на рассмотрение в Заксобрание, документ претерпел серьезную трансформацию: как выражаются сами парламентарии, правила стали компромиссными и теперь учитывают позицию всех заинтересованных сторон — власти, общества и предпринимателей. Окончательная редакция запрещает продажу спиртного в нестационарных объектах торговли, в местах массового скопления людей (фестивалях и концертах), а также в торговых объектах, расположенных в парках, скверах и лесах. 

«Главная цель этих поправок — оздоровление нации. Динамика последних лет говорит о том, что появилась культура пития. Есть цифры, показывающие уменьшение алкоголизма среди населения»,  — говорит депутат Законодательного собрания Свердловской области Сергей Никонов.

Тенденция к уменьшению употребления действительно есть. За весь прошлый год свердловские оптовики продали 2,7 млн дкл спиртного (в 2013 году — 4,1 млн дкл), в денежном выражении — 12,5 млрд рублей. Показатели по пиву соответственно 2,1 млн дкл и 1,1 млрд рублей. В рознице в прошлом году было  реализовано 6,1 млн декалитров алкогольной продукции и 6,9 млн декалитров пива. За год цены на алкоголь выросли на 13% (с начала года — на 6%). 

Первоначальная версия документа загоняла алкогольный рынок в более жесткие рамки, запретительных пунктов было больше. Главными послаблениями стали отмена ограничений на продажу спиртного на первых этажах жилых зданий и в фуд-кортах торговых центров. 

Некоторые табу решили подрезать в угоду сглаживанию сложной экономической ситуации и сохранению рабочих мест, уверен борец с нелегальным алкоголем Дмитрий Чукреев.

Ограничительные меры нужно вводить постепенно и точечно. Я не сомневаюсь, что с течением времени все рассматриваемые пункты будут приняты. Это касается и алкомаркетов, которые расплодились в многоквартирниках, и продажи пива в розлив. Сейчас принимать сухой закон никто не хочет“,  — заявил общественник. 

В первую очередь закон ударит по ночной продаже алкоголя: например, по деятельности торговых точек, маскирующихся с помощью документов под кафе и отпускающих дешевое горячительное после 23:00. Новые поправки должны заделать бреши в законодательстве. Отныне у них заберут лицензию на торговлю алкоголем. 

Предприниматель Тимофей Шеляков рассказывает о теневом рынке: Есть формальный запрет на ночную торговлю, но он не исполняется“. 

По сути, антиалкогольный закон развяжет руки полиции: при проведении рейдов у них будет больше полномочий по приостановке деятельности нарушителей.  «Раньше суды часто возвращали назад дела о незаконной продаже спиртных напитков. Теперь шансов избежать ответственности у недобросовестных продавцов будет меньше»,  — отмечет Дмитрий Чукреев. 

Жернова нового закона подомнут под себя малый бизнес. Летние кафе, лишившиеся выручки из-за сокращения товарных позиций, вынуждены будут работать в убыток или закрыться. Зато никак не пострадают крупные игроки рынка. Все, что екатеринбуржцы не смогли купить в ларьках, они купят в торговых сетях и алкомаркетах.

«На мой взгляд, в реальности произойдет следующее: ограничение по пиву приведет к тому, что нарушится экономика конкретных предприятий — нестационарных объектов. Они и так ведут сезонный бизнес, и им за короткий промежуток времени нужно сделать максимальное количество продаж. Если у них  из оборота изымают большую долю товара, они не смогут окупать свои затраты»,  — беспокоится Дмитрий Ханин, член областного совета «Опоры России». 

В результате — минус налоги на прибыль предприятий, минус рабочие места и плюс к социальной напряженности. 

Глава комитета по товарному рынку администрации Екатеринбурга Елена Чернышева поддерживает документ и объясняет: не надо воспитывать в людях импульсное желание купить спиртное. «Зачем в павильонах продавать пиво? Это жизненно важная необходимость? Я понимаю, если бы это был товар постоянного или импульсного спроса — как газеты. А продавая алкоголь в нестационарных объектах мы, получается, воспитываем импульсное желание зайти и купить бутылку пива? Кто целенаправленно хочет выпить, тот найдет способ достать алкоголь. Но, может быть, мы кого-то такими мерами отворотим от того, чтобы он выпил сию секунду. Если ему это не удастся, то пройдет час, и он даже не вспомнит про это свое намерение»,  — выводит чиновница. 

С председателем комитета по товарному рынку заочно спорит уполномоченный по правам предпринимателей Елена Артюх. По ее словам, в нашем регионе, как и во всей России, явно просматривается тренд на ужесточение законодательства о торговле алкоголем. 

«Федеральный законодатель отчего-то считает, что таким подходом он снизит потребление алкоголя на душу населения. Но в этой формуле заложено ключевое заблуждение. Ограничение легального оборота не означает ограничение потребления»,  — объясняет бизнес-омбудсмен, намекая на производство контрафакта. Статистика Росалкогольрегулирования говорит, что в 2014 году было выявлено 1782 нарушения, по их итогам возбужденно 82 уголовных дела, изъято — 973 декалитров фальсификата. 

Таким образом, последний антиалкогольный апдейт не выполняет основную задачу, о которой возвышенно говорит депутат Никонов. Речь не идет о спасении свердловчан от выпивки — закон лишь слегка корректирует каналы доставки спиртного и существенно осложняет жизнь малому бизнесу. Как правило, подобные ограничения приводят к росту нелегальной торговли.

Очевидно, что настоящую борьбу с пьянством нужно начинать на уровне выше. На Среднем Урале — не самом крупном регионе-производителе алкоголя — в 2014 году выпущено 298,2 тыс. дкл алкоголя (без пива). Это на 20% больше, чем годом ранее. Стоимость отгруженной продукции оценивается в 225,8 млн рублей или 560 млн рублей, если посчитать вместе с акцизами и НДС. По России эти показатели в сотни раз выше. 

Производители алкоголя платят огромные акцизы, наполняя как региональные, так и федеральный бюджеты. Готово ли государство хотя бы частично перекрыть выгодный денежный поток в казну ради здоровья соотечественников? Без воли Кремля алкогольное лобби будет и дальше выкраивать себе все больше пространства на полках магазинов, суля властям легкие доходы. 
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Общество
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Программа «Четверки» претендует на звание лучшей публицистической программы в стране.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Вика Цыганова: о музыке, мехах и красоте
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
Общество
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
В Москве подвели итоги конкурса среди директоров школ. Лучшими сразу в нескольких номинациях стали уральцы.