Диана Арбенина: «Только в Екатеринбурге стала возможной победа здравог

13:49, 29 Декабрь 2014
bezymjannyj.png
В Екатеринбурге все же состоялся ранее отмененный концерт «Ночных Снайперов». Диана Арбенина благодарит за это своих фанатов, но боится разглашать их имена. Певица и сама до конца не верила, что концерту быть. Но Урал устоял.
В эфире телеканала ЕТВ Диана Арбенина рассказала, кто виноват в отмене концертов группы «Ночные Снайперы» и планируются ли гастроли группы в 2015 году. Также певица обсудила с Еленой Сальник детей и кризис —, но не экономический, а музыкальный.
— По поводу отмены вашего концерта были разные мнения. Одни говорили о том, что это всего лишь пиар-ход, другие — что концерт реально отменили.
Это точно не был пиар, потому что вряд ли здравомыслящий человек захочет по своей воле окунать голову в кипящий бульон. А в данном случае так и случилось, и в этом аду мы находимся с августа. Если смотреть на эту ситуацию с точки зрения бизнеса, то нужно понимать, что отмена концерта — это очень плохо, при таких переносах всегда приходит меньше людей. Сегодня люди готовы идти на концерт и планируют вечер, а завтра им нужно ехать за город, чтобы помогать родителям, например.

Я не скептик, но я не верила в то, что у жителей Екатеринбурга получится отстоять концерт — это настоящее чудо! Когда отменили концерт, один человек сказал, что не хочет, чтобы в его любимом городе отменяли концерт его любимой группы. Это обычный человек, он не связан с политикой, но у него получилось: он собрал необходимые справки и разрешения. Этот человек стал своеобразным моторчиком, который завёл эту машину, уже потом к нему присоединились другие организации. Такая фанатская поддержка — она ещё круче, чем любовь. Именно в вашем городе стала возможной победа здравого смысла. Кстати, мой сын называет ваш город «Рикитикибург», мне почему-то это очень понравилось.

— Кто именно и по каким причинам запрещает ваши концерты?
Формальная причина — это мои поездки в Киев, Москву, Питер, Одессу, Сочи. Я встречала свой день рождения на сценах этих городов. Выбор мест для меня не всегда объективен — это «вкусовщина» чистой воды. Кстати, хорошая мысль отпраздновать как-нибудь свой день рождения в Екатеринбурге. У тех, кто планировал концерты и в Одессе, и в Киеве отменяли концерты в России. Я против братоубийственной войны и очень жалею этих людей, потому что они ничего плохого не сделали. Это мирные люди, которые страдают от ада, происходящего у них в стране. Не успела я сойти со сцены, как украинцы сказали, что я извинилась за Россию, а Россия сказала, что я поддержала нелегитимную власть в Украине. Ни того, ни другого не было: я не мессия, чтобы просить за Россию прощения, а что такое нелегитимная власть, я вообще не знаю. Думаю, что это произошло для того, чтобы чиновники на местах начали бояться и снимать концерты.

— По этому же пути пошёл Андрей Макаревич, у которого так же отменяются концерты, в том числе в нашем городе.
В моём случае концерт спасли именно люди. Есть два выхода из данной ситуации: бить ногами в дверь, как маленькие дети, либо задаться вопросом и разобраться, почему это произошло. Всё, что со мной произошло — мракобесие, и лишь это меня держит на плаву. Когда у тебя четыре месяца сидит группа вообще без средств к существованию, ты начинаешь делать какие-то выводы. Мне предлагают на год лечь на дно и распустить группу и потом вернуться, но я не понимаю, чего я такого сделала, чтобы ложиться на дно? Люди не знают, о чём говорят, они не создавали 21 год группу, чтобы в одночасье её распустить из-за каких-то идиотов. Я так не сделаю. И не скажу через год, что я за братоубийственную войну. Я отвечаю за все свои слова.

— В этом ваша гражданская позиция?
Конечно. Не важно, чем ты занимаешься, главное, чтобы тебе было не всё равно, в какой ты стране живёшь. Пусть ты просто мама, которая варит детям суп. У всех должна быть гражданская позиция, мы же не быдло, мы же не в лесу!

— Сегодня рокеров обвиняют, что они сдулись. В 80-90 годах у них была реальная гражданская позиция, а сейчас одни хипстерские песни про любовь и про цветочки.
Я пишу песни про любовь и цветочки: «Ты дарила мне розы», например. Однако твоя гражданская позиция может не относиться к творчеству вообще. Я не призываю людей на баррикады. Я призываю людей не ссориться друг с другом, к миру и к семье. Из рокеров меня никто не поддержал в данной ситуации, почему так произошло, я не могу сказать. Мне помогли только Вера Полозкова и Миша Козырев.

— Как вы относитесь к сложившейся экономической ситуации, как сильно она вас беспокоит?
Конечно, страшно и не понятно, что будет дальше, но никакой панике себя и семью подвергать я не буду. Мы узнавали времена и похуже. Я уезжала из Магадана в 1998 году, было очень сложно, но тогда я вообще не почувствовала кризиса. Мне было мало лет, я была влюблённая и счастливая. Песни не зависят от курса валют, хотя, конечно, всё взаимосвязано. Но бежать и покупать 25 кг риса и 5 кг гречки я не буду. Человек не может не жить, а любой кризис не длится веками. В чём-то нам не повезло сейчас, но я советую всем обойтись без резких движений. Я не разбираюсь в экономике, и не знаю, почему это происходит, но могу вас заверить, что никакой кризис не отразится на качестве моих концертов.

— Не задаётесь вопросом: «валить или не валить?»
Почему-то все думают, что заграница нам поможет, но это не так. Загранице самой тяжело. Я считаю, что уехать из страны — это крайний шаг. Людям, которые переезжают туда навсегда, очень тяжело. Когда я выступаю заграницей, я вижу, как становлюсь для людей олицетворением родины. Родина — она одна, и мне бы хотелось быть на своём месте.

— Чувствуете ли вы, что ваша свобода ущемлена?
Только разве что запретом концертов, но я понимаю, что, если бы меня действительно хотели бы запретить, то меня бы запретили везде.

— Всё, что происходит — очень странно, вы же появляетесь на федеральных каналах…
В этом вся нелогичность ситуации. Говорят, что люди катаются под мои песни на шоу «Ледниковый период». Мне это очень приятно, тем более что я очень хорошо отношусь к Егору Смольянинову. Если бы меня закрыли, то меня бы не было вообще нигде. Но ведь почему-то я здесь, и у людей получилось отстоять право на концерт. Я абсолютно свободна и могу говорить всё, что хочу.

— Есть ли у нас, кроме Чайковского, музыканты такого уровня, чтобы по ним ассоциировали нашу страну?
 То, что Чайковский и Рахаманинов не устареют никогда — это понятно. Что касается рок-н-ролла, которым я занимаюсь — тут нам похвастаться всему миру нечем. Есть персоналии, которые могут быть интересными, например, Борис Гребенщиков, но только как фундаментальная фигура. Быть может, его там и не знают, но мы можем гордиться им и рассказывать на западе, что у нас есть свой Боб Дилан.

- Наш земляк Вадим Самойлов сказал, что пока нет кризиса, никаких новых групп не будет. Как вы считаете, он прав?

Я не считаю, что художник должен быть голодным, я против голода как такового. И художник, который творит лишь вопреки чему-то, на пустом месте — не художник. Протест ради протеста ни к чему не приводит. Хотя нельзя не согласиться, что в данный момент есть застой. Люди, которые твёрдо стоят на ногах, каким-то образом притормозили в своём развитии. Сейчас каждый может купить Gibson, но писать песни людям по сути не о чем.
— Особенно на русском языке, поэтому пишут на английском, в чём все упрекают молодежь.
Я обычно пишу на русском языке, а недавно написала две песни на английском. Я очень прикалываюсь по этому поводу! Там другие ходы, ты по-другому думаешь, и это интересно!

— Бывает ли такое, что не хочется раскачивать зал на концерте?
Не бывает: это всё кайфово. Музыка заканчивается тогда, когда внутри группы начинаются обсуждения, кто как поел и кто какую тачку купил. Поэтому мне приходится делать некие реформы, чистить конюшни. Только так музыка способна оживать. Сейчас у меня очень молодой, бодрый, драйвовый коллектив, который играет рок-н-ролл, и готов к покорению того, о чём мы не мечтали два года назад. Мы съездили в Стокгольм, Париж, в Грузию.

— Думаете ли вы, что когда-нибудь устанете?
У меня слишком мало времени на земле, чтобы устать.
Смотрите полную версию интервью с Дианой Арбениной на ЕТВ:

Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Общество
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Программа «Четверки» претендует на звание лучшей публицистической программы в стране.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Вика Цыганова: о музыке, мехах и красоте
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
Общество
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
В Москве подвели итоги конкурса среди директоров школ. Лучшими сразу в нескольких номинациях стали уральцы.