Сумма мнений: как уральским мусульманам найти понимание с приезжими?

16:00, 12 Ноябрь 2014
mechet_8_1.jpg
Екатеринбург в последнее десятилетие превратился из обычного областного центра в мегаполис с претензией на мировую значимость. Город чуть-чуть не доехал до «Экспо-2020», уступив только фешенебельному Дубаю, а в 2018 году проведет матчи чемп
Ну, а поскольку среди трудовых мигрантов крайне велика доля жителей Средней Азии и Северного Кавказа, где царствует ислам, на Урале остро встает вопрос не только о совместимости древней восточной конфессии и традиционного для Урала православия. Нередко проблема возникает и в общении между местными и пришлыми мусульманами. В этом плане показательна история, которую рассказал глава мусульманской общины Полевского Хайдар Хантемиров. В 90-е годы в молельное здание в Полевском всегда ходило по 30-40 татар и башкир, но по мере того, как на заработки начали приезжать гости из республик бывшего СССР, они начали вытеснять из культовых сооружений местных мусульман. Cейчас 90% приходящих в мечеть — выходцы из Средней Азии.
Ислам на Урале имеет тысячелетнюю историю. Первая мечеть в регионе появилась на территории нынешнего Пермского края еще в 10 веке, здесь сложились свои традиции, которые раньше были характерны для всей общеисламской цивилизации. Но политика притеснения всех без разбора религий, проводимая советскими властями, привела к тому, что в разных точках огромного Союза ислам начали трактовать по-разному, говорит Алексей Старостин, заместитель заведующего кафедрой теологии УГГУ.
«Когда наступила революция, а за ней — эпоха террора, почти все мечети позакрывали, а религиозных лидеров либо пересажали, либо уничтожили физически. Таким образом, почти все носители традиционного Ислама оказались в изоляции. После окончания репрессий имамы, которые знали эту религию глубоко, были напуганы и не рисковали учить. Детям передавались только основы»

— Алексей Старостин

В 90-е годы наступил ренессанс, и российские власти принялись ставить мечети по всей стране. Но годы шли и те, кто стоял на пороге религиозного возрождения, ушли из жизни. А в следующее десятилетие на фоне роста экономики в Россию хлынул мощный поток мигрантов из Средней Азии, которые пришли со своим пониманием ислама.
undefined

Другой острый момент: мигранты, приезжающие сюда на заработки, не практикующие мусульмане, а этнические, то есть просто выросшие в этой культуре, но не обязательно соблюдающие все правила.
«Мы проводили исследование в Екатеринбурге, опросили 600 мусульман. Выяснилось, что только 57% опрошенных соблюдают религиозные обряды. Мы решили копнуть еще глубже: четверть приезжих в наш город на Родине регулярно ходили на обязательную пятничную молитву. Здесь процент тех, кто ходит на молитву, снизился до 10%»

— Алексей Старостин

По мнению руководителя религиозной организации мусульман «Просвещение» Руслана Нурмаметова, снижение уровня религиозной сознательности у людей связано с глобализацией, в результате которой на первые позиции выходят западные ценности. Поэтому неудивительно, что мигранты из Средней Азии Джума-намазу предпочитают оптовые закупки для «Таганского ряда».
«Надо разделять принципы религиозной и национальной жизни. Порой приезжие люди не могут найти себя в обществе. Поэтому важно создавать национально-культурные автономии: не только татарскую и башкирскую, но и, например, узбекскую, таджикскую. Такие объединения должны снизить радикализацию и помочь мусульманам адаптироваться»

— Руслан Нурмаметов

undefined

Ликвидировать пробелы в знаниях о конфессиях необходимо и простым екатеринбуржцам. Опрос ЕТВ выявил удивительные гипотезы: оказывается, Ислам зародился в Дагестане, а хадж определяет принадлежность к терроризму. Конечно, адаптироваться должны, скорее, приезжие, но принадлежность к носителям титульной религии не означает, что можно ничего не знать об особенностях других конфессий. Незнание ненароком может привести к оскорблению, которое может легко повлечь за собой серьезный конфликт. Ведь речь в данном случае не идет о мелких бытовых привычках той или иной нации, а об основополагающих принципах мировоззрения, за которые приезжие иногда готовы и поступиться собственной жизнью.
Смотрите эфир «Суммы мнений» по теме

Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Общество
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Программа «Четверки» претендует на звание лучшей публицистической программы в стране.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Вика Цыганова: о музыке, мехах и красоте
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
Общество
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
В Москве подвели итоги конкурса среди директоров школ. Лучшими сразу в нескольких номинациях стали уральцы.