Алексей Венедиктов: «Социальные сети — наша глобальная угроза»

12:23, 27 Октябрь 2014
10744141_950702454943964_192373435_o.jpg
Глава радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов научил уральских журналистов проверять информацию по методу Владимира Путина.
Основные тезисы о современной работе с информацией Алексей Венедиктов озвучил на открытой лекции «Угрозы и опасности профессии современного журналиста», которая состоялась в УрФУ в минувшую субботу, 25 октября.
— Журналистика состоит из множества профессий. Вот, например, если вы делаете новости, вы свое мнение засовываете в задний карман, но если вы комментатор, ведете свою программу или колонку, то вам платят за ваше мнение. Если вы берете интервью — это третье умение, если репортер — четвертое. Можно плохо делать новости, но быть хорошим интервьюером. Не надо рваться работать во всем и всегда, распылять свои силы бессмысленно. Все обо всем — это одна из угроз современной журналистики. Происходит размывание профессии. Выберите то, в чем вы сильнее. Как говорил Цезарь, лучше быть первым в деревне, чем вторым в городе.
— Социальные сети — это глобальная угроза, с которой нельзя бороться. Сейчас каждый, у кого есть аккаунт в социальной сети, является в какой-то мере журналистом. Вот я перед тем, как приехать в Екатеринбург, узнал из твиттера, что у вас тут снег. Или кто-то посмотрел фильм или спектакль и написал что все это «полная ерунда», а благодаря социальным сетям это мнение стало публичным. Но мы не можем на 100% доверять всем этим мнениям, ведь за ними не стоит имя, как в газетных рецензиях. Несколько лет тому назад у меня состоялся разговор с Владимиром Путиным, и он мне сказал, что интернетом для принятия решений он не пользуется. «Я должен принимать решения за сотни миллионов людей, на основе четкой, проверенной информации». На вопрос «что такое четкая и проверенная информация?», он ответил: «Это сведения подписаные теми людьми, которым я доверяю».
— Я не знаю, что будет завтра с информационным пространством. Но противопоставить социальным сетям можно, к примеру, репутацию. Сейчас информационный поток просто сумасшедший. Пять лет назад от шести информационных агентств приходило примерно 5-10 сообщений. Сейчас — 28. Но даже в таком огромном потоке можно выбирать правдивые новости. И я вам расскажу один жизненный случай который это подтверждает. Пятничный вечер. Я сижу в своем кабинете, занимаюсь своими делами, параллельно слежу за прямым эфиром. И тут бежит наш новостник: для меня это сразу сигнал SOS“. На Эхе“ бегать запрещено. Если ты пробежишься и сядешь к микрофону, будет слышна твоя отдышка. Да и, в конце концов, с хорошими новостями ходят вальяжно. И тут я слышу следующее: Взрыв в Белом доме, Обама ранен“. Вечер пошел насмарку. Ссылались на ИТАР-ТАСС«, а те — на Independent press“. Я сижу и не понимаю, почему сообщил только ТАСС“? В Москве было 20:00, то есть в Вашингтоне день и Белый дом набит журналистами. Я проверил американские каналы — там ничего. А у нас в эфире эта новость. Смотрю, акции многие уже вниз пошли. Что за черт?! Захожу на сайт Independent press“ — нету. Захожу на сайт ИТАР-ТАСС“ — нету. Но к нам в ленту попало. Через пять минут звоню в ТАСС“, и выяснилось, что они брали новости из твиттера американского агентства, который взломали хакеры и поместили туда эту новость. Я вышел в эфир и извинился перед нашими слушателями. Вот вам пример дезинформации благодаря техническим средствам связи.
— Я всегда требую от своих журналистов уделять внимание деталям, чем бы они ни занимались: новостями, интервью, репортажем. С репортажем вот такая история была. Беслан, 2004 год, 1 сентября. Приходит информация, что в заложниках 340 человек. Я бывший школьный учитель, я понимаю, что это школа № 1 и 340 человек там просто быть не может. Звоню в Минобразования, и мне сообщают, что в школу № 1 г.Беслана принято 700 учащихся. Сами подумайте: 700 детей, 100 учитилей и родители. Выходит на 1100 — 1300. Какие 340?! Я звоню пресс-секретарю президента Алексею Громову и пытаюсь его заставить сообщить главнокомандующему, что там 1300, а не 300. Оба в истерике были. Через четыре дня после штурма мы встретились, и он сквозь зубы сказал: «Тебе просили спасибо передать». Значит все-таки услышали меня.
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Общество
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Программа «Четверки» претендует на звание лучшей публицистической программы в стране.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Вика Цыганова: о музыке, мехах и красоте
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
Общество
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
В Москве подвели итоги конкурса среди директоров школ. Лучшими сразу в нескольких номинациях стали уральцы.