Олег Кинев сокращает свой тюремный срок?

14:20, 25 Июль 2014
img_6761.jpg
В этом году лето не задалось не только в смысле метеорологическом, но и в политическом. Сезонное затишье прекратилось досрочно, каникулы прерваны (в том числе буквально: из отпуска на работу вышел полпред, глава Екатеринбурга, некоторые деп
Вы уже знаете, что стало поводом к новому витку непрекращающейся уральской политической войны всех против всех. Руководитель областной хосписной службы Олег Кинев с подельниками, похоже, убил пенсионерку Ольгу Ледовскую, а квартиру присвоил. Помимо работы в областных структурах здравоохранения Кинев был еще и депутатом городской думы, старым соратником главы города Евгения Ройзмана. А значит, при желании можно сказать, что мэр Екатеринбурга — практически подельник, подстрекатель убийства пенсионерки.
Во всяком случае в таком духе выдержана нынешняя публикация «Известий» (издания, которое в последние несколько лет для подобных публикаций, кажется, и содержится). В заметке, опубликованной «Известиями», говорится: на допросе подследственный Олег Кинев не только сознался в убийстве, расчленении, присвоении, но и политически верно объяснил, что, то есть кто, заставил его пойти на преступление — Ройзман Агасфер Вадимович, когтистый, зубастый, шестилапый и восьмипалый. Не обойтись без цитаты, в оригинале журчания слива звучит так:
«В сентябре прошлого года, когда Ройзман стал мэром, встал вопрос, кому достанется его депутатский мандат. Кинев утверждает, что Ройзман уступил ему мандат за 5 млн рублей. Он набрал кредитов, залез в долги, но новый мэр поставил его на счетчик“ — 50 тыс. рублей сверху каждый месяц до полной выплаты долга»
Любопытный пассаж: в статье «Известий» единственным доходом чиновника облздравоохранения Кинева называется депутатская зарплата в 80 тысяч рублей. Еще более любопытный пассаж: методы, которыми зловещий городской голова принудил врача окропить белоснежный халат кровью невинной жертвы: «По словам Кинева, Ройзман поручил ему решить проблему старушки и намекал, что ее квартира позволит депутату погасить долг».
Еще раз: подследственный, в интересах которого дать такие показания, которые позволят ему сократить срок своего долгого пребывания в тюрьме, чтобы сложить с себя часть вины, объясняет свое преступление, тем что пошел на него из-за намеков (! ).
С одной стороны, хорошо, что Кинев сейчас в безопасности, под присмотром силовиков, что никто — даже демонический Ройзман, больше не может применить к нему какие-нибудь еще более жуткие методы психологического давления (комплименты, фигуры из пальцев, обращение по фамилии).
undefined

С другой стороны, плохо, что из такой непрочной смысловой связки, основанной на намеках, шепоте и всхлипах, строится целая политическая кампания, последствия которой могут быть самыми драматическими.
Например, такими: дискредитация общенародноизбранного главы Екатеринбурга, затем дискредитация городской власти (не только властной команды, а самого принципа формирования власти), следом проведение муниципальной реформы (помните, до каникул о ней много говорилось? ), а вместе с ней новые выборы и сопутствующие всякой политической нестабильности хозяйственные осложнения, которые отразятся на всех екатеринбуржцах.
undefined

Выше сказано, что вся эта политическая напряженность вырастает из одного уголовного дела, хотя это не совсем так. Кризис вырастает из тяжелого прошлого, из нескольких густых личных историй, которые неожиданным образом сошлись в одну.
Героиня одной такой истории пытается обменять самое ценное свое имущество — жилье — на то, чтобы не встречать старость в одиночестве (почему-то ей кажется логичным искать помощи в этом деле у депутатов городского совета).
Другой герой, скажем, медик — человек, который сам не заметил, как его здоровый врачебный цинизм превратился в цинизм нездоровый, при котором вообще может возникнуть схема «смерть старухи в обмен на жилплощадь».
Есть еще третий герой, чьи методы лечения больных зависимостью тоже вызывают вопросы этического свойства.
И есть четвертый герой с каким-то черным и холодным, как январская ночь в тюменских краях, прошлым — таким прошлым, которое не дает никому покоя в настоящем.
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Общество
Екатеринбургский телеканал вступил в борьбу за статуэтку «Тэфи»
Программа «Четверки» претендует на звание лучшей публицистической программы в стране.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Корь в Екатеринбурге. Эпидемиолог о болезни
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
Общество
Екатеринбуржец вошел в тройку финалистов конкурса «Директор года»
В Москве подвели итоги конкурса среди директоров школ. Лучшими сразу в нескольких номинациях стали уральцы.