Продукты в матрице. Роботы захватили производство еды в Екатеринбурге

06:00, 13 Октябрь 2016
start.jpg

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

ЕТВ посетил два городских предприятия, отмеченных знаками «Екатеринбургское качество», и узнал, что лучший хлеб и мороженое сегодня делаются почти без участия человека.
Все школы и больницы Екатеринбурга получили отопле
Что касается жилого фонда, то отопление подано на 8076 домов с централизованным теплоснабжением.

На окраине Екатеринбурга – Сортировке – высится крупный производственно-складской комплекс, отнюдь не новой постройки. Появился он здесь еще в далеком 1969 году как место для складирования продуктов, в том числе и в охлажденном виде. А три года спустя к холодильникам добавили технику для производства мороженого, и это место стало родиной нашего местного сезонного лакомства.

7t7a8256.jpg

Сортировка – родина пломбира

Приходя сюда, невольно улыбаешься: наверное, каждый мечтал в детстве попасть на подобное производство и от души наесться сладостей прямо с конвейера. Уральские "Вилли Вонка и Шоколадная фабрика", только с мороженым. Действительность, как ей и положено, фантазии соответствует не вполне. И улыбок тут не видно.

Входя на производство, облачаешься в халат, бахилы, марлевую шапочку, затем петляешь по белым коридорам, скорее напоминающие химпредприятия или нарколаборатории из голливудского кино. Потом оказываешься в просторном цехе, где большую часть места занимают роботы. Они тут и делают самую интересную работу, люди при них даже не подмастерья, а обслуга, занятая монотонной работой.

Для начала мороженое попадает в цех варки, куда нас почему-то не пустили. Там смешиваются молоко, сахар, масло и другие ингредиенты в зависимости от типа конечного продукта. Затем все это варится в несколько этапов и какое-то время отстаивается до готовности. Получившаяся смесь при помощи автоматики фасуется по вафельным стаканчикам: пломбир налево, рожки направо. Или наоборот - как запрограммировать. И вот уже сотни стаканчиков наполняются сладкой белой массой и едут по конвейеру навстречу упаковке.

Некоторые любители ностальгии говорят, что раньше и трава была зеленее, и газировка вкуснее, а уж советское мороженое вообще в разы лучше российского. Производители холодного лакомства, напротив, заявляют, что нынче все наоборот: сегодня мороженое застывает при помощи шоковой заморозки – раз, и белую сладость сковал сорокаградусный мороз. И хотя сегодня оборудование на фабрике мороженого заметно апгрейдили, молоко здесь по-прежнему натуральное, потому и вкус пломбира так близок к советскому.

В общем, никакой магии. Только технологии, роботы и монотонный труд. Больше всего людей здесь задействовано не столько в изготовлении, сколько в расфасовке мороженого. Несколько десятков женщин только и делают, что охапками раскладывают лакомство по коробкам. По словам представителей предприятия, за час здесь появляется 22 тысячи мороженок, так что фасовщицы без дела не сидят.

Те же, кто не распихивает сладость по коробкам, следят за конвейером. Одна из женщин мониторит, чтобы мороженое лежало ровными рядами и строго в одном направлении. Вот какая-то мороженка повернулась, и работница поправляет ее. А потом женщина снова сидит, глядя в одну точку, а перед ней рядами идут тысячи вафельных стаканчиков с холодной сладостью. Даже язык не повернулся спросить, любит ли она сама мороженое.

На Урале стало в два раза больше кабанов, рябчиков

Хранители уральской фауны отмечают рост числа диких животных и птиц

Из фасовочного цеха мороженое коробками едет в зиму. Искусственную, конечно - в соседнем помещении круглогодично -24 градуса. Двое суровых мужчин, укутанных с носа до пят, разносят коробки по углам ледяного склада. Это конец мороженного пути, а с момента старта изготовления сладости до ее попадания на склад проходит немногим меньше суток.

7t7a8205.jpg

Здесь зима всегда близко

Производство мороженого сегодня конструктивно мало чем отличается от конвейерной сборки автомобилей или, к примеру, утюгов. Матрица как она есть. Магии нет, только технология.

Хлебный бум

Ну, сладости и сладости, баловство одно. А вот хлеб, который всему голова? Каравай из печи да с хрустящей корочкой. Румяный такой. Тут уже не буржуйский Вилли Вонка, а наш отечественный сказочный герой Колобок вспоминается. Реальность, в общем, почти как в сказках - если абстрагироваться от скрипа современных
технологических линий, блеска металла и мерцания мониторов. Это раньше бабка скребла муку по сусекам, тесто месила, колобка пекла и сильно горевала, если он сбежал. 

7t7a8261.jpg

Административные помещения хлебокомбината СМАК

А вот на хлебокомбинате СМАК (еще один обладатель Екатеринбургского знака качества) из-за потери одной хлебобулочной единицы вряд ли бы так сильно переживали - не до того. Здесь выпускают 75 тонн хлебов, батонов и прочих булок в сутки. В 60 различных вариантах - куда уж тут за одним колобком уследить. И делают это 600 человек, из которых непосредственно на производстве заняты 280 сотрудников. 

Роль бабки из сказки про Колобка берут на себя машины. Здесь, как и в случае с мороженым, налажена конвейерная система - даже цеха СМАКа напоминают производство «Хладокомбината №3», разве что хлебопечное оборудование занимает больше места. В остальном очень много общего.

7t7a8304.jpg
Колобки на марше

Сперва замешивается тесто различного состава и с особыми добавками для каждого типа продукции. Затем оно настаивается, после чего попадает на запрограммированную под выпечку определенных булок или хлебов ленту. В пути эмбриону колобка придается форма. После этого будущая буханка отправляется на сеанс поджаривания в огромной печи, больше похожей на доменную мартеновскую, чем на деревенскую кирпичную. Ну, и завершающий этап - фасовка и упаковка. Люди опять же лишь подносят, заправляют емкости и засыпают ингредиенты.

Таким образом, среди лучших производителей еды в Екатеринбурге, обладателей городского знака качества, правит бал сплошная бездуховная автоматизация.

Проводники культуры: библиотеки на колесах
Город
Проводники культуры: библиотеки на колесах
В советское время жителям глубинки для того, чтобы получить книгу, нужно было всего лишь прийти на полустанок. И дождаться библиотечного поезда. Так было в Екатеринбурге.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Рокабилли с «отвязными псами»
Главный «ЭКСПО»-нат: что изменится в Екатеринбурге за семь лет?
Город
Главный «ЭКСПО»-нат: что изменится в Екатеринбурге за семь лет?
Смотрим в заявочную книгу и видим преобразования.
Уральский телережиссер с оркестром покоряет «Тэфи»
Город
Уральский телережиссер с оркестром покоряет «Тэфи»
Александр Привалов десять лет назад уже занимал место в тройке финалистов главного телевизионного конкурса страны. В этот раз он планирует залезть в «шорты» вместе с «Другим оркестром».