Жизнь после мундиаля. Чем футбол обогатит Екатеринбург?

В мире есть немало примеров, когда объекты, построенные специально для помпезных спортивных соревнований, списывают на свалку истории, едва наградят последнего призера. Что останется уральской столице после ЧМ-2018, разбирался ЕТВ.
Подготовка к мундиалю уже несколько лет как прочно обосновалась в повестке Екатеринбурга. К чемпионату ремонтируют стадионы, расширяют уличную сеть, обучают персонал гостиниц английскому языку. Еще один ресурс, который наращивают к масштабному событию, — символическая база города, пресловутая айдентика. Подготовка к ЧМ-2018 внесла свой вклад и в этот вопрос: недавно был представлен официальный плакат, представляющий Екатеринбург как один из городов-участников мундиаля. Плакат был разработан португальскими креативщиками из агентства Brendia Central. По мнению экспертов, знаменитый уральский каменный цветок» из бажовских сказов — это очень хороший выбор.

«Во-первых, в нашем логотипе прослеживается уральская суровость, сдержанность — то, что обычно называют уральский характер», — считает профессор УралГАХА Павел Ковалев. — Это создает ощущение стабильности, крепкости, некоего консерватизма… Мы сами запускаем программу в будущее и формируем впечатление о том, как пройдет чемпионат в нашем городе: без ненужных сюрпризов, на достойном уровне. Наш плакат вполне гармоничен — малахит, Бажов, каменный цветок — все понятно, это — Урал».
Жизнь после мундиаля. Чем футбол обогатит Екатеринбург?
Плакат FIFA: Екатеринбург — город-организатор ЧМ-2018
Еще один «подарок» городу от мундиаля — проект специальных низкопольных трамваев, которые разработала корпорация «Уралтрансмаш» к ЧМ-2018. Для конкурса отобрали эскизы моделей с «минералогическими» названиями: «Сапфир», «Родонит» и «Оникс». Теперь горожане должны выбрать победителя. Плакаты — плакатами, трамваи — трамваями, но самым актуальным все равно остается вопрос строительства городской инфраструктуры: стадионов, спорткомплексов, дорог. Напомним, что на все это, по официальным заявлениям, бюджеты всех трех уровней (федерального, областного и муниципального) выделяют аж 35 миллиардов рублей с хвостиком.
Весьма немалая доля этих средств идет на ставшую уже притчей во языцех реконструкцию Центрального стадиона. Обойтись без нее, как известно, нельзя (это требование ФИФА), но целесообразность окончательного варианта по-прежнему вызывает сомнения — даже несмотря на то, что по заверениям главного архитектора института «Арена» Дмитрия Буша, никаких дополнительных внешних изменений реконструкция не потребует.

Алексей Куковякин был в свое время одним из авторов проекта реконструкции «Центрального», и даже побеждал на соответствующем конкурсе. Иными словами, в проблеме стадиона он разбирается как никто другой. И сейчас, оценивая то, что было выбрано на градостроительном совете при губернаторе в октябре прошлого года, архитектор настроен весьма скептически:

«Понимаете, нынешний стадион — круглый и он попросту не рассчитан на северную и южную трибуны, — рассказал Алексей Куковякин ЕТВ. — Именно поэтому можно максимально вписать не более 21 тысячи зрителей. Плюс к тому после Чемпионата мира часть трибун с северной и южной сторон будет демонтирована, а в итоге останутся дыры. Как следствие, на стадионе будут такие ветра стоять, а у нас снег и холод случаются и в мае, и в октябре. Далеко не все операторы пойдут в Екатеринбург. Зачем им это надо, если в Саранске, Самаре есть современные стадионы на 45 тысяч зрителей?»
После ЧМ часть трибун демонтируют, останутся дыры. Как следствие, на стадионе будут стоять такие ветра!

Стадии принятия стадионов

Но «Центральный» — это только один из строящихся к чемпионату объектов. Еще есть и другие объекты, которые надо построить: спорткомплексы «Уралмаш» на Фестивальной и «Калининец» на Краснофлотцев, парк-стадион «Химмаш» и другие. Не говоря уже о реконструкции терминалов «Кольцово», обустройстве фан-зоны в ЦПКиО имени Маяковского, и прочим сооружениям и площадкам. Возникает вопрос: строительство этих объектов требует гигантских вложений, но останутся ли они востребованы по окончании трех матчей группового этапа, которые нам посулил министр Мутко?

За примерами далеко ходить не надо — достаточно посмотреть на судьбу большинства объектов последних лет почти во всех странах-организаторах Олимпиад или мундиалей. Скажем, почти все объекты олимпийского Сараево-84 уже давно представляют собой заброшенные здания, интересные только местным сталкерам, а в американском Детройте (который и без того является, пожалуй, самым «мертвым» городом США) была не так давно продана арена Pontiac Silverdome, где проходил матч открытия ЧМ-1994 по футболу. Изначально арена оценивалась в 50 $ млн, а с молотка ушла в десять раз дешевле — популярности ей не прибавили ни футбольные матчи, ни концерты, ни «битвы грузовиков». В итоге стадион тихо и бесславно погружается в вечное забытье вместе со всем остальным некогда знаменитым на всю планету «Городом моторов».
Жизнь после мундиаля. Чем футбол обогатит Екатеринбург?
Заброшенный стадион Pontiac Silverdome в Детройте, США
В 2008 году, четыре года спустя после Олимпиады в Афинах, западные издания опубликовали фото цыганских лачуг на территории олимпийского «Стадиона мира и дружбы». Множество других построенных греками объектов постепенно превращаются в развалины — при том, что организация Игр обошлась стране почти в 10 $ млрд. В том же 2008-м весь мир увидел на открытии и закрытии пекинской Олимпиады великолепный стадион «Птичье гнездо». Казалось, уж рачительные и деловые китайцы-то не допустят ошибок Запада — однако шли годы, а спортивная составляющая стадиона все больше уступала место организации шоу и концертов. А например, велотрек или стадион для пляжного волейбола вовсе оказались заросшими бурьяном и травой.

А вот недавний опыт Сочи-2014, как ни удивительно, пошел скорее в плюс: не так давно Счетная палата объявила, что доходы от проведения Олимпийских и Паралимпийских игр составили почти 86 миллиардов рублей, что практически вдвое больше той суммы, которая ожидалась при подаче олимпийской заявки. И очевидно, что немалая часть этих денег была получена в результате рационального использования новенькой инфраструктуры. Скажем, горнолыжный комплекс «Роза Хутор» в Красной Поляне и после Олимпиады исправно генерирует прибыль.

Выкинуть номер

Еще один спорный вопрос — занятость гостиниц, которые активно строят в Екатеринбурге к Чемпионату. Недавно областное правительство пригласило принять участие в возведении объектов гостеприимства в уральской столице южнокорейские компании. Однако эксперты сомневаются, что отели будут заполнены и по окончании мундиаля.

«Зачем Екатеринбургу столько гостиниц? — вопрошает эксперт гостиничного рынка Сергей Дерендяев. — Чуть ли не каждую неделю появляются анонсы строительства новых отелей. Шератон, Домина, Ибис, Ададжио, Опера плюсом к уже практически готовым Хилтону и еще одному четырехзвездочнику. По самым скромным прикидкам, номеров 800 добавится. И все в ценовой категории выше среднего. И на что надеются инвесторы? На то, что Екатеринбург станет центром иностранного и внутреннего туризма? Есть у меня некоторые сомнения. На то, что все корпорации кинутся проводить в Екатеринбурге свои съезды и митинги? Ну вот уж точно нет. Желающих поиграть на этом поле более, чем достаточно. И я скорее поверю, что поедут в Сочи и Крым, чем в Екатеринбург».

По мнению Сергея Дерендяева, единственным востребованным мероприятием после ЧМ в Екатеринбурге останется выставка «Иннопром», которая, впрочем, проходит только раз в году. Да и сам мундиаль на Среднем Урале не получит топ-матчей с участием топ-команд, за которыми ездят толпы болельщиков. «Ну, а кто приедет в город, чтобы посмотреть матч Того — Австралия? Ответ — никто. Ждет нас очередной коллапс гостиничной отрасли», — заключает эксперт.

Счеты мундиаля

Все же очевидно, что России хватает опыта организации крупнейших мировых чемпионатов и грамотного использования их наследия, и при грамотном подходе ни один из 11 городов мундиаля не превратится в помойку архитектурных объектов сомнительной ценности. Отдавая себе отчет во всех возможных рисках и неудобствах, нельзя не признать: Екатеринбург уже вторично, после ЭКСПО-2020, получил шанс на то, чтобы пусть ненадолго, но в полный голос заявить о себе на международной арене. Причем, в отличие от проигранной Дубаю выставки, проведение матчей ЧМ-2018 у города уже вряд ли кто-то отберет. А значит, необходимо сделать так, чтобы и после окончания мундиаля все, что реально было сделано и вложено в город для его развития и улучшения жизни жителей, не простаивало мертвым грузом, а стало новым импульсом для рывка в будущее уральской столицы.
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам