Хребет Екатеринбурга

ЕТВ рассказывает, зачем городу нужен генеральный план и почему его снова меняют.
Сегодня, 8 октября, мэрия опубликует проект нового генерального плана Екатеринбурга, который будет действовать до 2035 года. В течение месяца его будут обсуждать с горожанами — онлайн и офлайн (список мест здесь). До 5 ноября любой желающий может написать свои замечания и предложения, причем их ждут и от предпринимателей, чьи интересы затронет новый документ.

Тем временем, генплан остается для большинства екатеринбуржцев непонятным документом, практическая польза которого не всегда очевидна. Чтобы понять, зачем он вообще нужен и почему его нужно менять, ЕТВ обратился к предыдущей редакции генплана и к людям, которые его разрабатывали и принимали.

Действующий генеральный план Екатеринбурга принимала городума третьего созыва в 2004 году. И, по свидетельству экс-депутата Андрея Альшевских [сейчас является депутатом Госдумы — прим. ЕТВ], принимала довольно бурно, дискуссии напоминали баталии. Генплан был рассчитан до 2015-го, потом его корректировали и продлевали — до 2020 и 2025 годов. Он базируется на Стратегическом плане развития Екатеринбурга, который обозначает особый путь города в контексте мировых трендов.

Документ занимает 42 страницы, он доступен онлайн на сайте екатеринбург.рф. Там же есть два определения, что же такое генплан, — поэтичное и не очень.

Генеральный план города — это картина будущего города, которая предлагает наиболее эффективные пути решения городских проблем и помогает поставить цели городского развития с учетом реальных временных, финансовых, организационных, человеческих и других ресурсов города.
Генеральный план города — это документ территориального планирования, в котором представлены транспортные, архитектурно-планировочные, инженерные, социальные, производственные и экологические аспекты развития города.
То есть это основной документ, который определяет, как конкретно должен жить и развиваться Екатеринбург в плановый период.

Также на сайте мэрии можно найти подробную карту, отражающую основные идеи генерального плана:
4 фотографии

Ожидание VS реальность

Разделы действующем в генплане Екатеринбурга такие: прогноз по росту и занятости населения, планы по выносу промышленных предприятий, жилищное строительство и освоение территорий, развитие транспорта, дорог и пассажирских перевозок.

Пойдем по порядку.

Население

Согласно генплану, население Екатеринбурга к 2025 году должно было достигнуть отметки в 1,4 миллиона человек. При этом доля трудоспособного населения постепенно снижается — с 826 тысяч в 2001 году до 818 в 2015 (60%) и 804 тысяч в 2025 (57,2%), а доля пенсионеров увеличивается — с 256 тысяч до 341 (25,1%) и 407 тысяч (29,1%).

Основными отраслями, в котором занято население, эксперты института экономики УрО РАН назвали транспорт и связь, высокотехнологичное производство, оптовую торговлю, управление, бытовое обслуживание, науку, ЖКХ и информационные услуги.
Полуторамиллионного жителя Екатеринбурга зарегистрировали уже весной 2017 года. Сейчас, в октябре 2019 года, трудоспособное население достигает 56%, или 886 тысяч человек, а число пенсионеров — 23% от общего, то есть 354 тысяч человек. Количество жителей увеличивается благодаря, в том числе, трудовой миграции из стран Средней Азии.
Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

Заводы

«Урал — промышленный хребет России», «промышленный регион», «промышленная столица страны»… все эти определения, бывшие привычными на протяжении века, к началу 2000-х стали менее актуальными. Заводы банкротились, уменьшались и претерпевали другие метаморфозы. Одновременно с этим в черте Екатеринбурга оставались предприятия, негативно влияющие на экологическую обстановку: например, завод ОЦМ неподалеку от перекрестка Ленина — Московская. Поэтому эксперты-экономисты подготовили и обосновали вынос промышленных предприятий за черту Екатеринбурга.

По словам директора института экономики УрО РАН Юлии Лавриковой, эксперты руководствовались тремя критериями, когда вносили предприятия в список на перенос и планировали использование территорий под ними:

  • Экологический критерий. Предприятия, которые вносили существенный вклад в загрязнение воздуха, должны были переместиться за черту города. Например, завод ОЦМ переехал в Верхнюю Пышму, а на его месте сейчас располагается галерея «Главный проспект» и жилая застройка.
  • Финансовая устойчивость предприятий. Смена моделей экономики в конце 90-х — начале 2000-х привела к тому, что предприятия не выдерживали конкуренции. Так, обанкротился шарико-подшипниковый завод на Шартшской улице. Сейчас там огромный жилой массив.
  • Соседство несовместимых предприятий. Например, завод РТИ, хлебокомбинат и мясокомбинат на Вторчермете. Продуктовым предприятиям предложили переехать ближе к Горному щиту, но они не согласились, так как хотели находиться ближе к рынку сбыта.
За 15 лет, которые прошли с принятия генплана, некоторые предприятия, действительно, покинули Екатеринбург. Кроме завода ОЦМ на проспекте Ленина, переехали Екатеринбургский мукомольный завод (сейчас на его месте строят жилье), мебельная фабрика «Авангард» и хлебзавод № 3. Планы включали также ВИЗ и ЖБИ.

Фактически программа по переносу предприятий закончилась к 2014 году. В 2018 году мэр Екатеринбурга Александр Высокинский в интервью «Регионам России» рассказал о том, что перенос предприятий приведет к тому, что центр города превратится в большой спальный район.
[Мы получим] ежедневную маятниковую миграцию из центра на окраины и обратно. При советской власти жители Орджоникидзевского района утром шли пешком на работу на близлежащие заводы. А сегодня половина из них едет на работу в другие районы, и город встает в пробках.
Александр ВысокинскийАлександр Высокинский
Мэр Екатеринбурга
Скептически об идее переноса предприятий высказался и депутат Госдумы Андрей Альшевских. Политик рассказал, что даже в 2004 году эта идея казалась ему спорной. По его словам, собственники предприятий не могут или не хотят (иногда все вместе) вкладывать большие деньги в то, чтобы перенести производство. Без помощи государства эти планы осуществить невозможно, но федеральных программ нет.

Директор института экономики УрО РАН Юлия Лаврикова же отмечает, что Екатеринбургу нужны промышленные предприятия, но — нового поколения. То есть технопарки, индустриальные парки, экологически чистые и наукоемкие производства. Это создаст дополнительные рабочие места, а также вернет городу исторически справедливое звание «промышленной столицы».

Жилье

Территории заводов, которые переместились за городскую черту или на окраины, отдают, как правило, под жилую застройку. Жилье строится и на окраинах, многоэтажки возникают посреди леса (как в ЖК «Светлый» и Мичуринском), в дворах хрущевок и брежневок, около больших лесопарков и на пустырях. Каждый год региональный минстрой называет цифру «миллион квадратных метров», и фактически это недалеко от правды.

А вот в 2004 году будущее жилищного строительства представлялось совсем иным. Основной акцент был сделан на индивидуальную застройку. За 15 лет на этот вид жилья отводили аж семь миллионов квадратных метров, тогда как на средне- и многоэтажную застройку — по 5,2 миллиона квадратных метров.

Михаил Вяткин, работавший тогда начальников департамента архитектуры администрации Екатеринбурга, рассказал ЕТВ, почему индивидуальному строительству отвели такую большую роль.

Михаил Вяткин
Михаил Вяткин
член Градостроительного совета Екатеринбурга
Когда мы разрабатывали генплан, под влиянием Москвы появилась такая доктрина: мы решим жилищную проблему за счет индивидуального строительства. Объяснялось это тем, что населению нужно давать больше свободы, люди должны быть ближе к земле. Это было заблуждение, у нашего населения нет таких средств, да и кредитование не на том уровне. Процент соотношения многоэтажной, среднеэтажной, низкоэтажной застройки был нарушен.
Более того, застройка в Екатеринбурге пошла в прямо противоположном направлении от генплана: земля, которую сейчас занимают частные дома, переходит застройщикам, которые возводят там комплексы многоэтажных домов. Самый известный пример — район Автовокзала и Юго-Западного микрорайона, где находятся цыганский поселок.

Застройка этой территории растянется на 13 лет. Есть проекты застройки Новокольцовского микрорайона, где на поздних этапах планируют выкупать землю у дачников, и правого берега Верх-Исетского пруда.
Михаил Вяткин отмечает, что Екатеринбургу пора приостановить жилищную застройку, а новому генплану — ограничить рост города. По его словам, освоение территорий нужно оставить следующим поколениям, а сейчас заняться созданием производств, общественных пространств и благоустройством.
Фото: ЕТВ
В генплане 2004 года Академический микрорайон предполагался как место для «наукоемких производств, НИИ, опытных лабораторий и экспериментальных цехов, т. е. технопарка». Но что-то пошло не так, и теперь Академический — это сплошной жилой массив, в котором только в марте 2018 года заложили первый камень медицинского кластера. Кроме того, Михаил Вяткин обращает внимание на стихийную застройку Горного Щита, где даже нет необходимого объема коммуникаций. А по генплану, там и вовсе должен был развиваться агропромышленный комплекс.

Микрорайон Солнечный, застройка которого началась в 2013 году, вообще не обозначен в генплане от 2004 года. По плану застройщика, «Форум Групп», на территории будет проживать 85 тысяч человек.

Транспорт


Екатеринбург, судя по всему, что указано выше, развивается очень быстро — строится жилье, население увеличивается, из-за чего особенно острой с каждым годом становится проблема транспорта. В генеральном плане есть решение для нее.

В 2004 году большие надежды возлагали на железнодорожный транспорт. Внутри Екатеринбурга должна была функционировать городская электричка, связывающая север-юг и запад-восток, а загородные направления обслужит ЖД вокзал. При этом эксперты настаивали на том, чтобы вынести за пределы города станции «Свердловск-Товарный» и «Свердловск-Сортировочный». Эти планы в жизнь не воплотились, а городская электричка оказалась невостребованной. Впрочем, мэрия не отказывается от этой идеи и вовсю фантазирует о новом маршруте электрички через Солнечный, Академический, Широкую речку, ВИЗ и Сортировку в Кольцово.
Междугороднее движение автобусов предполагалось разделить по географическим направлениям. Автовокзалы должны были разместиться в нескольких районах Екатеринбурга: Центральный около железнодорожного вокзала, Северный — на проспекте Космонавтов, Южный — на Белинского-Шварца, Западный около станции метро «Западная», Восточный — на улице Вишневой. Из всего проекта действуют только два — Северный около ж/д вокзала и Южный на 8 Марта — Щорса.
Фото: Марина Молдавская для ЕТВ
Планы относительно легкового и общественного транспорта практически не совпали с реальностью. В генаплане 2004 года приведены расчеты, согласно которым к 2025 году на 1000 жителей будет приходиться 360 машин — из них 300 личных, 20 такси и ведомственных автомобилей, еще 30 грузовых и специальных. В 2017 году уровень автомобилизации вырос до 450 легковых машин на 1000 жителей, из-за чего с каждым годом растут пробки.

Улицы Екатеринбурга, не предназначенные для такого количества машин, предлагалось расширять, пешеходные переходы убирать под землю, а трамвайные линии демонтировать с тех улиц, где наземный электротранспорт дублируется метро. В частности, пути должны были убрать с улицы 8 Марта от Островского до Куйбышева.
Подземные пешеходные переходы также не нашли особенного отклика в сердцах екатеринбуржцев. В 2015 году разгорелся скандал из-за предполагавшегося перехода на перекрестке Ленина и Московской. На сторону пешеходов и активистов встал занимавший тогда должность вице-мэра Евгений Липович, ему оппонировал одиозный экс-глава свердловской ГИБДД Юрий Демин. «Зебра» осталась на земле. Позже не удалось отстоять наземный переход на 8 Марта — Куйбышева, 8 Марта — Щорса. Зато мэрия решила закопать подземник на Фронтовых Бригад, из-за чего даже получила одобрение от известного российского урбаниста Ильи Варламова.
Фото: ЕТВ
Основым пассажирским транспортом в генплане 2004 года указан метрополитен. К этому моменту первая ветка метро была достроена до станции «Геологическая» и надежды на подземку были большими. Следующую станцию, «Ботаническую», сдадут только в 2011 году, а «Чкаловскую» еще годом позже. После того, как первая ветка была завершена, в Екатеринбурге не умолкают разговоры о второй, а с некоторых пор — даже о третьей ветке метро. Будут ли эти смелые планы воплощены в жизнь, неизвестно, так как федерация не торопится выделять деньги на екатеринбургскую мечту.

Что касается общественного транспорта в целом, то тут идеи генплана 2004 года удивительным образом совпадают с концепцией транспортной реформы, которую в Екатеринбурге никак не могут воплотить вот уже третий год.

««Для этого необходимо предусматривать специальные мероприятия по созданию наиболее благоприятных условий при передвижениях на общественном транспорте: повышение скорости и комфорта поездок, создание благоприятных условий пересадки на скоростной внеуличный транспорт», — говорится в генплане.
А легковым автомобилям хотели ограничить въезд в центральные районы города. Но, как известно, о транспортной реформе задумались только к 2016 году, а до этого чуть не похоронили муниципальный общественный транспорт — как раз в 2000-е рынок пассажирских перевозок захватили коммерческие предприятия. В 2019 году ситуация начала постепенно выравниваться, но до комфортного и удобного транспорта Екатеринбургу еще далеко.

ЕТВ подробно рассказывает о происходящем в сфере общественного транспорта:

Жалобы и предложения


Мэрия до последнего скрывала текст генерального плана, поэтому, каким она видит будущее Екатеринбурга, нам неизвестно. Поэтому мы спросили наших экспертов, что, по их мнению, обязательно нужно включить в новый генплан, который будет действовать минимум до 2035 года.

Депутат Госдумы Андрей Альшевских выделил три направления, в которых нужно работать:
  • Максимально развивать общественные пространства. В частности зоны отдыха, лесопарки, парки, чтобы жители и гости чувствовали себя комфортно. «После скандала по скверу [протест против застройки сквера у Драмтеатра — прим. ЕТВ] стало явно видно: у жителей есть серьезный большой запрос на организацию и создание городского пространства, где можно отдыхать. Нужно предусмотреть новые места для парков, скверов и максимально защитить то, что сейчас есть. Власти должны дать горожанам понять, что попытки забрать лесные пространства прекратятся», — считает Андрей Альшевских.
  • Решить транспортную проблему. По мнению депутата, нужно детальнее подходить к организации дорожного движения, переходить на одностороннее движение там, где это уместно. Нужно запретить левые повороты и сконцентрироваться на строительстве метро.
  • Развивать окраины. «В генплане должно быть четко прописано: город Екатеринбург начинается не с площади 1905 года, а с окраин. Сейчас благоустройство на окраинах оставляет желать лучшего, дороги и тротуары там ремонтируются по остаточному принципу. Должны быть прописаны механизмы, как будут развиваться отдаленные районы. Как бы мы ни благоустраивали центр, но если ничего не делать на Химмаше, Эльмаше, Елизавете, то это еще будет хуже, потому что люди, которые живут на окраинах, чувствуют себя ущемленными», — добавляет Альшевских.

Архитектор, экс-глава Градсовета Михаил Вяткин считает, что генплан должен стать обязательным для исполнения — и для застройщиков, и для владельцев земли. Иначе смысла в составлении генплана нет. Кроме того, Михаил Вяткин отмечает, что Екатеринбургу пора перестать расти.
Мы настроим много жилья, сюда приедут мигранты, но что они будут здесь делать? У нас стагнация производства, нужно открывать новые, экологически чистые предприятия, чтобы город развивался. И только тогда, под это производство, строить жилье. А то получится как в Академическом — свои рабочих мест нет, все едут в город работать. Генплан нужен для того, чтобы такие ситуации не происходили. Давайте настроим кучу жилья, как будто это сделает нас счастливее. Это сделает нас больше, но счастливее ли?
Михаил ВяткинМихаил Вяткин
член Градостроительного совета Екатеринбурга
Директор института экономики Юлия Лаврикова поддерживает мнение Михаила Вяткина о том, что нужно перестать строить так много жилья и сконцентрироваться на производстве. «У нас сейчас есть тренд — кругом жилая застройка. Но в городе, как в принципе на любой территории, нужно думать о рабочих местах, источниках дохода для населения. Очень важно сохранить лицо города — оно уникальное, мы остаемся промышленным центром России. Новая промышленность позволит сохранить горожан», — считает Юлия Лаврикова.

Старый генплан нуждается в обновлении, потому что он не отвечает ни трендам, ни, что более важно, общественному запросу. Как только мэрия опубликует новый генплан, ЕТВ изучит его вместе с экспертами и опубликует подробный материал.
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам