Уступи храму место

Вспоминаем историю площадок-фаворитов под храм святой Екатерины и примеряем собор на выбранные архитекторами места.

В мэрию Екатеринбурга поступило 11 тысяч предложений — мест, где горожане хотели бы видеть храм святой Екатерины. Чтобы отобрать лучшие варианты администрация создала рабочую группу и попросила архитекторов отметить те площадки, которые нравятся им больше всего. При этом предлагаемые территории должны соответствовать определенным критериям, среди которых: исторический центр города, градостроительная значимость, отсутствие имущественного обременения, большой размер территории, благоприятная инженерно-транспортная инфраструктура.

Разобравшись с вариантами, экспертный совет выделил топ-6 площадок для будущего кафедрального собора Это пустырь на перекрестке Белинского-Фурманова, место на Ленина — Татищева, Приборостроительный завод, отмель за Макаровским мостом, место снесенной телебашни, сквер у Драмтеатра. Но от последнего епархия отказалась в минувшие выходные.

ЕТВ примерил собор на площадки-фавориты (и включил еще две) и рассказывает, что было на их месте раньше и кто владеет земельными участками сейчас. А заодно спросил мнение урбанистов, архитекторов и православных о том, нравятся ли им выбранные места.

Приборостроительный завод на Горького, 17

До того, как на Горького появился Уральский приборостроительный завод (его историю полностью вы можете прочитать здесь), на этом месте была жилая и административная застройка. Участок в районе завода в XIX веке назывался Тарасовской набережной, вероятно, потому что когда-то здесь жили купцы-золотопромышленники Тарасовы.

В ХХ веке по заказу Народного комиссариата просвещения на набережной решили построить Свердловскую областную библиотеку Максима Горького (а вовсе не Виссариона Белинского). В сборнике «Опыт стройки» архитектор Константин Бабыкин рассказывал, как будет выглядеть Дворец книги. В библиотеке планировали сделать книгохранилище на два миллиона томов, справочно-библиографический сектор, отдел комплектования, обработки книг, общий зал на 250 человек, зал для партийного, советского и профессионального актива, зал газет и журналов и зал слепых по 50 человек каждый, отдельные кабинеты для краеведов, нацменьшинств… И это малая часть того, что должно было расположиться на месте Приборостроительного завода.

Но началась Великая Отечественная война, поэтому книжники не смогли заехать в здание: в Свердловск эвакуировали завод № 214 и разместили в корпусах, так и не ставших библиотекой. После войны завод стал Уральским приборостроительным.

Фото: ЕТВ
Фото: ЕТВ
В 2017 году на заводе проходила Уральская индустриальная биеннале

На Горького завод находился до 2000-х годов. Затем основные цеха перенесли в район Арамиля. О полном переезде предприятия объявили в 2014 году. За пять лет до этого УГМК подала иск о признании Приборостроительного завода банкротом. Но президент Владимир Путин спас предприятие, выделив субсидию в 623,8 миллиона рублей.

В 2014 году администрация Екатеринбурга объявила конкурс на разработку концепции бывших заводских строений. Заброшенное здание площадью около 15,2 тысячи квадратов досталось компании PRINZIP. Здесь хотели сделать жилой дворец, но потом решили построить комплекс из двух корпусов, объединенных крытой галереей, где разместились бы 132 квартиры.

Но затем PRINZIP продал завод УГМК. В декабре 2018 года генеральный директор компании Андрей Козицын заявил, что корпуса снесут, а на его месте построят культурный центр. «В комплексе и музыка, и искусство, и танцы, и живопись, рисование, гончары, скульптура, бальные танцы, зал, который может трансформироваться под разные мероприятия и проекты…» — так представлял Козицын будущее дома на Горького, 17. И пока не отказался от своей затеи.

О том, подходит ли площадка для храма, мы спросили архитектора Полину Иванову, которая входит в состав рабочей группы. «Я считаю, что Приборостроительный завод — это очень важный исторический памятник для нашего города, и мне бы не хотелось, чтобы он исчез», — констатировала она.

Пустырь на перекрестке Фурманова — Белинского

Пространство на пересечении улиц Фурманова — Белинского раньше было частью Паркового пруда. Это третий по величине водоем после Верх-Исетского и Городского прудов. По словам бывшего вице-мэра по благоустройству Евгения Липовича, пруд сформировали в 1762 году. На берегу была лесозаготовка, шляпочная и суконная фабрика, поскольку пруды тогда создавали в основном для производства. Но со временем промышленные предприятия исчезли с берегов водоема, и он стал местом для отдыха горожан. «И те, кто помнят себя в молодости, гуляли в Парк культуры по берегу этого пруда, там даже лодочки ходили», — вспоминал Евгений Липович в 2013 году.

В девяностые пруд начал зарастать, и его решили почистить. Воду спустили, а затворы на плотине максимально подняли. Денег на очистку уже не осталось, и вода утекла в Нижнеисетский пруд. К 2013 году водоем полностью зарос деревьями и кустарниками. В это же время мэрия Екатеринбурга собиралась восстановить водоем в прежних размерах — 500 тысяч квадратных метров. Плотина была в рабочем состоянии. Более того, гидросооружение постоянно проходило аттестацию. Второй вариант, который рассматривала администрация, — сделать русло реки и набережную, а ближе к ней построить жилье.

И это могло бы стать реальностью — на некоторое время территорию отдали в аренду компании «Звездный город». Вдобавок к жилым домам на пустыре планировали построить торговый центр «Парк Хаус II». Но бизнесмены не реализовали проект.

Фото: Марина Молдавская для ЕТВ
Фото: Марина Молдавская для ЕТВ
Так выглядит это место сейчас

В 2014 году пустырь на берегу Исети получила свердловская ФСБ для строительства новой штаб-квартиры, в которую силовики собирались переехать с улицы Вайнера. Но от идеи отказались, потому что переезд по затратам оказался бы поистине королевским. Одни только каналы спецсвязи обошлись бы ФСБ в 1,5 миллиарда рублей. Но два гектара земли так и остались за службой безопасности.

В октябре 2018 года мэр Екатеринбурга Александр Высокинский подписал постановление, согласно которому силовикам разрешили размежевать участок в треугольнике Белинского — Большакова — Фурманова. Но продолжения не последовало. В базе Росреестра указано, что территорию можно использовать «для размещения иных объектов, допустимых в жилых зонах и не перечисленных в классификаторе».

Тем не менее, несмотря на то, что площадку отдали ФСБ, градостроители считают ее фаворитом. Хотя с этим не согласны жители района. По словам Полины Ивановой, горожане, которые обитают вблизи пустыря, против застройки: «А как мы будем спать под звон колоколов в шесть утра?»

Храм-на-воде

Фото: проектная документация / E1.ru
Фото: проектная документация / E1.ru

В 2016 году собор святой Екатерины предлагали поставить прямо на акватории городского пруда — рядом со спорткомплексом «Динамо». Согласно первоначальному проекту, храм высотой 65 метров должен был расположиться на насыпном острове. Строение в три этажа с колокольней отсылало бы к московскому храму Василия Блаженного и подтверждало бы для Екатеринбурга звание «третьей столицы».

Первый помощник правящего архиерея Алексий Гульберг говорил три года назад, что в нестандартном размещении храма «есть свой символизм». «Если легендарный Китеж-град ушел под воду, то этот храм, наоборот, возрождается из воды», — мечтал Алексий.

Как только объявили о храме рядом с «Динамо», екатеринбуржцы выступили против постройки. На платформе онлайн-петиций появилось обращение к бывшему сити-менеджеру Александру Якобу, в котором люди настаивали на том, что расположение собора рядом со спорткомплексом «Динамо» нарушит исторический облик города. Конструктивизм спортивного сооружения не сочетался бы с архитектурой собора. Горожане говорили и о том, что в центре Екатеринбурга и так много других религиозных сооружений. Строительство храма-на-воде, по мнению подписавших петицию (а их было 8 780 человек), привело бы к ухудшению ситуации с парковкой и пробками в микрорайоне. В итоге площадку сместили к бухте у ККТ «Космос», но жители уральской столицы не успокоились и в апреле 2017 года организовали акцию «Обними пруд». Екатеринбуржцы водили вокруг водоема хороводы и фантазировали, что на его место лучше поставить фонтан или плавучий ресторан.

В концепции собора на воде засомневались и архитекторы. Владимир Каганович сказал, что заявленные размеры сооружения не соответствуют изображению в проектной документации. По словам специалиста, храм должны были изобразить в два раза больше. Из-за этого место, где он располагается, нельзя назвать маленьким островом — площадка тоже станет внушительнее. В итоге стали искать новое место. Но в 2019 году идея построить храм на пруду уже не показалась столь ужасной. «Лучше на воде, чем в сквере», — заявили эксперты рабочей группы.

Оксана Иванова, основатель музея православной культуры в Екатеринбурге, уверена, что храм-на-воде привлекает людей в большей степени потому, что это красиво выглядит. А вот насколько это удобно, они не задумываются.

Оксана Иванова
Оксана Иванова
основатель музея православной культуры
Этот вариант обсуждают с эстетической, туристической точки зрения. Я рассуждаю как практикующий христоит, как человек, которому надо туда доехать, зайти. Если храм, который находится в городе, имеет подъездные пути, то храм-на-воде… Придется перекрыть весь пруд. Вопрос транспортных коммуникаций в нашем городе очень острый.

Пустырь за Макаровским мостом

Бывший главный архитектор Екатеринбурга Михаил Вяткин, который предложил эту площадку под храм, говорит, что на месте пустыря не было вообще ничего. «Это пространство за Макаровским мостом с правой стороны, если ехать от вокзала. Там такая отмель. Когда воду спускали, там обнажился большой берег. Мы в свое время хотели там сделать Ельцин Центр, но отказались и решили взять недострой. Там же хотели сделать заливные площадки. Раз это отмель, планировали сделать гранитные ярусы, чтобы можно было ходить в воде. На это место давно смотрим, но никак руки не доходят», — объясняет Вяткин.

Также, по словам архитектора, рядом собирались построить новый жилой район (за улицей Челюскинцев). Площадка является продолжением улицы Бориса Ельцина до Энергостростроителей вдоль берега. Михаил Вяткин добавляет: «Тут стоят несколько маленьких и один девятиэтажный жилой дом, который компания Брусника“ собиралась сносить. Но храм можно поставить, не снося ничего, а просто изменив береговую линию: сделать набережную чуть дальше и выше. Чтобы храм стоял высоко, а не где-то под мостом. Он станет продолжением линии зданий вдоль набережной, начиная с Драмтеатра, Ельцин Центра».

Михаил Борисович отмечает, что на пустыре в отличие от других участков можно поставить собор и не изменять при этом архитектуру зданий вокруг него. Храм просто встанет на подиум. Алтарь направят на восток, и получится, что постройка будет немного по диагонали к Макаровскому мосту. «Если еще от улицы Ельцина дойти до Энергостроителей, можно бросить мост к УрГУПС, то будет вообще замечательно. Мы просто начнем новое освоение территории за Макаровским мостом. А сегодня она как деревня какая-то. До Макаровского у нас все очень хорошо, а за ним уже какие-то выселки. Сейчас самое время, когда компания Брусника“ будет делать планировку этого района, все нужно учесть. И храм будет доминантой этого района», — рассказывает архитектор.

С Михаилом Вяткиным не согласна участница рабочей группы Полина Иванова.

Полина Иванова
Полина Иванова
архитектор, урбанист
Сами эти архитекторы выдвинули ряд требований к площадкам. Там есть требование « безконфликтность». Иными словами, запрет строить на имеющихся зеленых зонах. Так вот, акватория пруда противоречит этим условиям. За Макаровским мостом нет места, они будут его делать. Мы не для того обнимали пруд, чтобы они насыпали где-то этот остров. Такие работы все равно принесут большой вред.

На месте снесенной телебашни

Телебашня в районе цирка, как и сквер, запомнилась екатеринбуржцам благодаря протестам. Несмотря на то, что некоторые и так любили ее и считали символом города, апогей недовольства пришелся на март 2018 года, когда вопрос о сносе уже не казался каким-то мифическим.

Екатеринбургскую телебашню построили для того, чтобы охватить телерадиосигналом всю Свердловскую область. Большую часть сооружения возвели в 1986–1989 годах, а потом… Деньги закончились. И башню в 220 метров оставили заброшенной. Только в середине 2000-х годов прокуратура заставила установить на ней высотно-габаритные красные огни для безопасности полетов.

Телебашню облюбовали экстремалы. Некоторые из них не имели профессиональной подготовки и срывались вниз. В 2003 году телебашню отдали Российской телевизионной радиовещательной сети. В 2007 году появился инвестор, который так и не вложил в постройку 500 обещанных миллионов рублей. В апреле 2013 года башню исключили из федеральных объектов и отдали в собственность Свердловской области. Потом объявили конкурс на ее благоустройство. Победил проект Green Hill Park, по которому там должен был появиться ЗАГС, кинотеатр, аттракционы, выставочная площадка. Но вложиться в проект никто не захотел.

Фото: ЕТВ
Фото: ЕТВ

В 2017 году министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области взялось за продажу высотного объекта, но телебашню безвозмездно отдали УГМК. На ее месте решили построить Ледовую арену. Для этого УГМК создала акционерное общество, в котором Свердловской области пообещали долю. Компания Андрея Козицына сначала хотела вписать башню в концепцию, но потом отказалась от нее.

Екатеринбуржцы выходили на митинги и писали обращение президенту, но 24 марта 2018 года башню снесли. Сейчас место готовят для строительства Ледовой арены, на которой сможет играть хоккейный клуб «Автомобилист», который тоже принадлежит Андрею Козицыну. Ледовая арена сможет вместить 15 тысяч зрителей. Подробный проект смотрите здесь.

Среди участников рабочей группы объект набрал почти все плюсы. Минус был только в графе «имущественное обременение», ведь УГМК вряд ли захочет поделиться землей и отказаться от перспективного проекта Ледовой арены.

Площадь Труда

Историческое место храма святой Екатерины. Собор из бревен, промазанных глиной, появился на площади Труда в 1726 году. Но в 1747 году мазанковское здание разрушил пожар. Спустя 11 лет начали строить каменный храм со шпилем и колокольней. Его открыли в 1768 году. В соборе была школа для мальчиков, потом — для девочек, библиотека.

Екатерининский храм успел пострадать еще до своего уничтожения. Злую шутку с ним сыграла антирелигиозная кампания. В 1920-х годах из собора изъяли в пользу государства 170 килограммов драгоценных металлов и камней: изумрудов, аквамаринов, аметистов и топазов. Храм постепенно беднел.

История храма святой Екатерины



Оксана Иванова
Оксана Иванова
основатель музея православной культуры
Есть две законные площадки. Поскольку на площади Труда остался фундамент, то по указу Медведева мы имели бы право восстановить там собор. Далее Октябрьская площадь — место, которое прошло все возможные процедуры в соответствии с законом. Есть вопрос исторической справедливости. Он очень важный и актуальный. Но также есть вопрос соответствия сегодняшним реалиям.

Пересечение Ленина — Татищева

Площадка на Ленина — Татищева появилась в планах архитекторов полторы недели назад. Свободный участок в 18,9 тысячи квадратных метров принадлежит обществу с ограниченной ответственностью «Стражи Урала» (фактически УГМК). В марте 2006 года проект «Стражи Урала» представили на мировой выставке в Каннах. В сентябре 2007 года началась подготовка к строительству: стали вырубать деревья, снесли здание онкологического центра. Спустя еще два года на площадке появился забор.

Концепция представляла собой застройку в 270 тысяч квадратных метров с двумя башнями из 43 и 36 этажей, соединенных мостом. На площадке собирались разместить торговый центр, офисы, люксовые квартиры, ресторан и второй Hyatt. Первую очередь должны были сдать в 2010, вторую — в 2011 году. Но стройку заморозили, а потом решили начать с отеля.

Вторую гостиницу Hyatt place УГМК пообещал закончить в апреле 2018 года в преддверии ЧМ по футболу. В итоге что-то пошло не так, и сдачу объекта перенесли на конец 2018-го. Гендиректор УГМК объяснил это проблемой с подрядчиками, которые «выдавали желаемое за действительное». Затем Андрей Козицын заявлял, что гостиницу сдадут весной 2019-го, но этого до сих пор не сделали.


В целом, мест для строительства храма святой Екатерины в уральском мегаполисе достаточно. Другой вопрос в том, кто и как будет их отбирать. Считалось, что с этим справится рабочая группа, но даже ее участники недовольны тем, как все организовано. Полина Иванова, которая входит в состав рабочей группы, скептически отнеслась к тому, что архитекторы сами одобряли или отвергали площадки:

— У нас была сформирована рабочая группа, чтобы готовить социологический опрос референдумного типа. И в том числе обсуждать возможные площадки, смотреть, будут ли они удобны. А получается, что нам говорят, вот какая-то непонятная группа архитекторов принимает решение, какие из площадок они видят возможными для строительства. К сожалению, мы не знаем никого из этих людей, кроме Вяткина. Может быть, это какие-то архитекторы заслуженные, которые строили что-то в нашем городе, но пусть тогда назовут имена, возьмут на себя ответственность за предлагаемые решения.

С другой стороны, основатель музея православной культуры Оксана Иванова указывает, что место для храмов никогда не выбиралось путем демократических голосований: «Храмы строились либо на могилах мучеников, либо в удобном месте для собраний, либо они ставились, когда религия уже стала государственной. Например, в Византийской империи. В Риме собор святого Петра — это центральное место и площадь. Есть древний христианский принцип, по которому было очень важно собраться всем вместе. Либо это места откровений, каких-то особых знаменей от Бога».

Какое место екатеринбуржцы посчитают лучшим, надеемся, скоро узнаем. А что бы выбрали вы?

Коллажи: Виталий Калистратов, ЕТВ
Фотографии в тексте: проектная документация, Е1, Марина Молдавская для ЕТВ

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам