Магнитогорск. Три дня трагедии

Журналист ЕТВ рассказывает, как живет маленький челябинский городок после обрушения целого подъезда в многоквартирном доме.
В ночь с 30 на 31 декабря в небольшом городке Челябинской области, Магнитогорске, прогремел взрыв бытового газа. За несколько минут в доме № 164 по улице Карла Маркса сложился целый подъезд. Буквально — конструкции, перекрытия, целые жилые комнаты рухнули вниз. Те, кто в ранний час не спал, успели выбежать из подъезда в чем были. В 20-градусный мороз. Остальные…

В первые сутки разборов завалов число тех, кого не могли никак найти, колебалось от 30 до 40 человек. Четверых погибших обнаружили сразу. После этого цифра только росла и к вечеру 2 января достигла 24. Не обошлось и без чудесных спасений — отец 10-месячного Вани раздобыл спецовку и показал спасателям, где искать его сына. Мальчика обнаружили. Живым. Сейчас он в больнице в Москве.

Журналист ЕТВ и уроженка Магнитогорска Диана Казакова поехала в город, который переживает трагедию. И теперь — рассказывает, как прошли три самых долгих дня.
Магнитогорск скорбит. 2 января официально объявили Днем траура по погибшим при взрыве в многоэтажке на Карла Маркса. Маленький город на 400 тысяч человек, где у двух незнакомых людей найдется минимум один общий знакомый, с 31 декабря только и живет разговорами о случившемся. Эти разговоры везде — с продавщицей в магазине, в диалогах прохожих, в соцсетях горожан. Все обсуждают взрыв почти в самом центре города, рядом с главными торговыми центрами, в которых зимой греется молодежь, откуда уезжают попутчики с Blablacar.
rla7lx1jur4.jpg

Над районом будто повисло тяжелое молчание. Часть улицы с двух сторон оцепили полицейские, не пропускают машины, только общественный транспорт. В цветочном ларьке по пути к месту трагедии закончились все гвоздики, хризантемы и розы, остались только праздничные букеты. «Через 15 минут привезут», — угадывает вопрос продавщица.

Чем ближе к тому самому дому, тем оживленнее становится проспект. С лицевой стороны многоэтажки, где на первых этажах находятся магазины, также оцеплен участок. Возле забора появился небольшой стихийный мемориал, люди несут цветы, игрушки и свечи и смотрят на уцелевшую стену дома, с другой стороны которой через разбитые глазницы окон видно небо.

t4eoy81bogq.jpg

Рядом есть еще один киоск с цветами, в нем толпятся люди. Двое продавцов не успевают обслуживать всех, так что покупатели сами берут цветы из ваз и оставляют деньги на прилавке. Цветов становится все меньше, но как раз подвозят новую партию гвоздик.

Из квартала злополучного дома выезжает КамАЗ, груженый мусором. Спасатели по кирпичикам разбирают завалы, после уходят в сторону, чтобы крупный мусор убрал экскаватор. Потом снова берутся за работу. И так уже третий день. В зоне отчуждения, куда не пускают прохожих, работает полевая кухня. Вдоль забора ходят волонтеры и передают людям за ограждением чай. Кто-то стоит здесь уже давно, надеясь узнать судьбу знакомого или родственника, который жил в доме и не выходит на связь. По последним данным, неизвестной остается судьба больше двух десятков людей.

fjz_sdgmrpe.jpg

При нас из-под завалов достают тело еще одного погибшего. Встречаю знакомых, которые живут в этом доме, в подъезде с левой стороны от того, что обрушился. Говорят, сперва неизвестного должны опознать родственники. Здесь же, на месте трагедии. А уже после — увезти в морг. Говорят, до этого из-под обломков достали мужчину, и родственники, когда пришли на опознание, увидели на его щеках ледышки-слезы. Много чего говорят: как чудом уцелела четырехлетняя девочка с третьего этажа, которую бабушка забрала к себе в гости как раз перед трагедией, как из горящего подъезда через балкон успел выбраться подросток, и как удалось спастись 10-месячному Ване, который 35 часов пролежал под завалами.

Много подробностей, которые заставляют сердце съеживаться еще сильнее. И грусть умножается от того, что своими глазами видишь место, которое еще несколько дней кто-то называл своим домом. Теперь здесь одна уцелевшая стена, мрачно свисающие балки, развевающиеся по ветру цветочные занавески, белье, оставшееся сушиться на балконе, и пахнет вечностью.
Фотографии в тексте: Диана Казакова, ЕТВ
По стендам «Иннопрома»
События
По стендам «Иннопрома»
Почему стоит ехать на десятую международную промышленную выставку в Екатеринбурге.
ИЗ ЖИЗНИ «ТОЛСТЯКОВ»
Иван Бакаидов. Я говорю с помощью компьютера и выгляжу как пророк!