Наследие проигранного ЭКСПО

Парижское послевкусие Генеральной ассамблеи международного бюро выставок, где Екатеринбург проиграл борьбу Осаке.
Вчера завершилась история борьбы Екатеринбурга за право принять ЭКСПО-2025. Уральская столица уступила Осаке. Как и пять лет назад, когда в разницей в 46 голос впереди оказался Дубай. В ноябре 2018 года за японский город проголосовали 92 страны, а за российский — 61.

Журналист ЕТВ и «Студии 41» Ольга Павлова в этот вечер была в Париже. И видела не только цифры на мониторах, но и эмоции. Как менялось настроение российской делегации, что пережили уральцы, ожидая результатов голосования и почему Екатеринбург вновь потерпел поражение в финале — читайте в репортаже ЕТВ.

Когда стало известно, что Екатеринбург проиграл Осаке, в Париже уже смеркалось. Из Шато-де для Мюэтт выходили все вперемешку: представители городов-претендентов и определявшие их судьбу делегаты. Японские журналисты, пробыв на улице перед зданием весь день, радовались новости довольно сдержанно, однако, конечно, бросились брать у всех интервью. Русских журналистов, кроме получивших аккредитацию на само мероприятие, на месте событий не было.

Молча прошел к машине губернатор Куйвашев, другие випы. Кажется, плана Б не существовало. Разъезжались по отелям в гробовой тишине. Подавлены. Комментарии не дают. Многие восприняли случившееся как личное поражение. И хотя для абсолютного большинства членов нашей делегации личных профессиональных последствий поражения не будет, видно, что произошедшее их буквально раздавало. Настроение — рубить с плеча и выйти из всех международных организаций. Проигрывать всегда тяжело.

День ЭКСПО

За ужином — все разошлись небольшими компаниями — начинают делать первые выводы.

Вспоминают, как прошли презентации, размышляют об «иностранных партнерах», которые отвернулись. Голосование анонимное, понять, кто за кого отдал голос, нельзя. И тем не менее, определенные выводы здесь делают. Звучит мнение, что Европа была более благосклонна, чем предполагалось. Правда, далеко не все с этим согласны. Некоторые говорят о поддержке СНГ. Кто-то сожалеет, что силы были брошены на работу с Африкой, дескать, она тоже могла испугаться санкций и отвернуться, а некоторые считают, что в этом регионе в итоге как раз удалось забрать голоса.

Страх санкций

Сходятся все в утверждении о страхе, который и стал причиной для такой скромной поддержки России. Вспоминают, как накануне отдельные представители голосующих стран в кулуарах спрашивали, не будет ли серьезный последствий, если проголосуют за Россию? Все, что вокруг России, вызывает опасения. И это все признают.

Вспоминают о чемпионате мира, который провели. Футбол выиграли до санкций. И то угроза отмены первенства в России потом нависала несколько раз.

Оценка презентации

Члены нашей делегации единогласно одобрили презентацию. Говорили, что сделана она для людей, для екатеринбуржцев. Хотя становится ясно, что не она определяет успех. Все цифры, озвученные в заявке, были хорошие, внушали оптимизм, за исключением одной — показателя ожидания посещения выставок. В Осаке по планам на ЭКСПО в 2025 году должно побывать 25 миллионов человек, Баку озвучил цифру в 17 миллионов. Екатеринбург остановился на 14-ти.

Голоса

Могла ли разница в несколько миллионов человек, которые могут посетить международную выставку, стать решающей причиной потери чьих-то голосов? Мы этого никогда уже не узнаем.

Кстати о голосах. Из полутора десятков стран отдали свой голос нам 61 государство. Много это или мало? В нынешних геополитических условиях можно взглянуть на поддержку шести десятков голосующих по-разному. С одной стороны, девяносто — предпочли Осаку. С другой — а как бы многие из них, не будь этой заявочной кампании, вообще узнали о Екатеринбурге. Это результат, к которому пришли в два прыжка. После двух кампаний. И это уже совсем не те 13 голосов, которые в 2010 получила претендовавшая на ЭКСПО Москва.

Поддержка страны

Кстати, о Москве. Была вероятность, что в Париж приедет Медведев. Не приехал. Тут думают, что голосов при его участии было бы больше. Впрочем, о заявке Екатеринбурга за его пределами было известно мало.

Но приятно удивило видеобращение и добрые слова о Екатеринбурге президента Владимира Путина. Это был сюрприз презентации, вселивщий на какое-то время оптимизм.

2c1447dd60f329475abe5931d1da2693.jpg

Будущее без ЭКСПО

Все равно развитие Екатеринбурга пойдет в сторону ВИЗа. Вряд ли это будет тот ЭКСПО-сити, который презентовали Международному бюро выставок. И да, с ЭКСПО было бы быстрее. То, что сделали бы за пять лет, сейчас займет ощутимо больше времени.

Так бы выглядел берег Верх-Исетского пруда к 2015 году.

Роль бизнеса

Бизнес-сообщество могло бы проявить больший интерес к проекту. Впрочем, как минимум, половина всех потраченных на подготовку заявки Екатеринбурга средств — деньги крупного бизнеса. Остальная часть (по некоторым данным не более 30% всего бюджета) — средства федерального, областного, городского бюджетов. Можно было больше работать с делегатами, но на это нужны были деньги. Именно поэтому после поражения некоторые члены российской делегации высказывали мысль о том, что более активное участие бизнеса могло бы способствовать более плодотворной подготовке.

Впрочем представители бизнес-элиты, присутствовавшие на Генеральной ассамблее МБВ, сделали свой вывод: будет экономика в стране, будет и все остальное, включая ЭКСПО.

Итог

Поддержка горожан в этот раз ощущалась. Может, она не была повсеместной, но уж точно — значительно масштабнее, чем в прошлую заявочную кампанию, пять лет назад. Вышло так, что претендовал город, а проиграла страна. И это то, что имеем.

Фото: департамент информационной политики, заявочный комитет ЭКСПО-2025.

От острова Баран до ЭКСПО-Сити
События
От острова Баран до ЭКСПО-Сити
Париж. 23 ноября 2018 года, 19:00. Делегаты Генеральной ассамблеи начинают голосовать за один из трех городов-претендентов на ЭКСПО-2025 — Екатеринбург, Баку и Осаку. Ждем и надеемся.
МРТ — современный метод лучевой диагностики
Александр Пузанов. О столице и регионах
Время ушедшего года
Время ушедшего года
ЕТВ выясняет, как Екатеринбург пережил 2017 год.