Красные и белые на Урале. Путь братской вражды

ЕТВ составил карты-схемы Гражданской войны, чтобы наглядно показать, как «перекрашивали» города и деревни. Сначала в один цвет, затем — в другой.
15 ноября 1917 года атаман Александр Дутов объявил в Оренбурге об автономии и отказался подчиняться Советам рабочих и солдатских депутатов. Большевики расценили это как революционный мятеж. С этого момента на Урале началась Гражданская война.

Наше общество до сих пор вырабатывает понимание этого братоубийственного конфликта. И если в общих чертах ответ на вопрос «что это было?» уже сформулирован — «ужас, где нет своих и чужих, правых и виноватых», то в бытовых представлениях о том, «как это было?», до сих пор немало белых пятен. Например, есть мнение, что Гражданская война Екатеринбург и соседние города затронула слабо, а правительства белых сменяли правительства красных как бы сами собой по схеме «одни ушли, вторые пришли». Однако это не так.

Чтобы лучше показать и визуализтировать этапы Гражданскую войну на Урале художники ЕТВ составили карты боевых действий. А началось, как все, как мы уже говорили, в Оренбурге. С атамана Дутова.

Боевые орлы ВИЗа против казаков

skhema_0.jpg

Фото: ЕТВ

Невзирая на то, что Гражданская война вспыхнула в Оренбурге, жителей Екатеринбурга она коснулась непосредственно. Так, 1 декабря 1917 года Уралоблсовет направил «на борьбу с контрреволюцией» 500 красноармейцев, 300 из которых — рабочие Верх-Исетского завода. Командовал отрядом Петр Ермаков, тот самый, который в будущем примет участие в убийстве семьи Романовых.

Сейчас трудно сказать, были ли у «мятежника Дутова» какие-то шансы на победу. Его сторонников, которые окопались в Оренбурге, направились усмирять грозные силы — от трех до восьми тысяч человек. Но штурма не случилось, благодаря чему (есть такое мнение) исторический центр Оренбурга оказался цел. Дело в том, что красный комиссар Степного края Петр Кобозев подогнал бронепоезда и разместил дальнобойные, снятые с военных кораблей, орудия на подступах к «мятежному городу». И пообещал, что сравняет его с землей. В том числе поэтому в феврале атаман Дутов со своим войском ставил Оренбург и отступил в Верхнеуральск. Там и начал партизанскую войну.

А что визовские рабочие, спросите вы? А они всю зиму 1918 года как раз искали «банды дутовцев», вступая с ними в боевые стычки. Самое крупное сражение, в котором красноармейцы Екатеринбурга понесли тяжелые потери, произошло у Черной речки, в 17 километрах от Троицка. Погибших привезли, а потом захоронили на Кафедральной площади Екатеринбурга, как героев. Святитель тех событий председатель уральского отделения Волжско-Камского банка Владимир Аничков воспоминал в своих мемуарах:

— Я заметил огромную толпу, собравшуюся вокруг пьедестала памятника Александру II. Сам памятник был уничтожен коммунистами. С одной стороны этого памятника были похоронены первые жертвы междуусобной войны — разумеется, красные воины. С тех пор это место постоянно привлекало внимание публики. То за ночь раскопают могилы и зальют их жидкостью из ассенизационного обоза, то жены и единомышленники убитых украсят их красными тряпками и подновят надгробную надпись: «Спите, орлы боевые». То вновь вместо красных бантов окажется на могиле дохлая кошка или собака, а поэтическая надпись заменится близкими сердцу народа нецензурными словами в три и пять букв.

pokhorony_zhertv_dutovcev.jpg
В Екатеринбурге похороны красноармейцев переросли в траурный митинг

Фото: МИЕ

Белые штурмовики против красных рабочих и крестьян

После разгрома боевиков Александра Дутова на Урале наступает затишье. Но — ненадолго. 24 мая 1918 года поднял восстание Чехословацкий корпус. Это боевое соединение сформировали в Российской армии еще во время Первой мировой войны из пленных чехов и словаков — бывших военных австро-венгерской армии, которые присягнули сражаться против Германии. Но война кончилась, а эти обученные солдаты с оружием, расквартированные во многих центральных городах Урала, остались. Изначально они просто хотели уехать домой. Но потом командование Антанты, которому они формально подчинялись, склонили иностранных легионеров на мятеж против Советов.

И чехи, выступив в составе Белой армии, начали действовать. 26 мая взяли Челябинск, а 25 июля вошли без боя в Екатеринбург. И начали, передвигаясь, в основном, по железным дорогам, захватывать один город за другим.
skhema_1.jpg

Фото: ЕТВ

В 1918 году белым на севере Урала сопутствовал успех. И дело даже не в том, что они на то время были лучше технически подготовленными (скажем, бронепоезда были и у красных), но еще и в том, что тогда местное население большевикам совсем не симпатизировало. Характерный пример: военный комиссар Алапаевска Павлов смог собрать под ружье и передать 1-му Коммунистическому полку только сто добровольцев. Тогда как после захвата Алапаевска белый полковник Смолин сумел мобилизовать по деревням две тысячи человек.

Кроме технического превосходства, в победах Белый армии сыграл роль боевой опыт, который на тот момент у них был выше, чем у красноармейцев. В частности капитана Николая Казагранди и его бойцов, которых он именовал «батальонами смерти», на современный лад назвали бы спецназом. Они умели штурмовать защищенные здания и вести бой в городской местности.

На вопрос, что он хочет за свои боевые заслуги, в феврале 1919 полковник Казагранди подаст командованию рапорт следующего содержания:

— Принимая во внимание, что боевые качества полка, неоднократно отмеченные в приказах… его принадлежность к дивизии, именуемой в официальных оперативных сводках корпуса «ударной», не препятствуют присвоения ему черного набора, от имени офицеров и стрелков полка, ходатайствую о присвоении 16-му Ишимскому полку черно-белого набора [то есть черного погона с белым кантом, и белым черепом — прим. ЕТВ]. Свое ходатайство основываю и на том, что находившийся под моим командованием в Русско-Германскую войну, отдельно действовавший Ревельский Морской Батальон Смерти носил вышеуказанную форму с честью до конца своего существования. Когда старая армия уже фактически не воевала с немцами, Батальон Смерти, имевший именно черно-белый набор, продолжал сражаться на островах за Родину, не зная большевизма и не имея в своих рядах как среди офицеров, так и среди стрелков изменников и предателей.


Именно Николай Казагранди с боями взял Алапаевск, Верхотурье и сыграл одну из ключевых ролей в сражении у станции Выя. Там красные потерпели сокрушительное поражение, что позволило белым захватить Кушву и получить выход на Пермь.

Павел Бажов, непосредственный участник сражения на станции Выя, писал об этой катастрофе для Красной армии: «Некрасов на чьих-то запряженных парой пошевнях носился под огнем противника. Его дубленную борчатку и знакомую бойцам полка облезлую бобровую шапку могли на этот раз видеть не только свои, но и колчаковцы. Везде слышна была его отчаянная ругань, которой он пытался ободрить свои растерявшиеся от неожиданности части».

Урал накрыло красной волной

Вторая стадия Гражданской войны прокатилась по Уралу как волна в 1919 году. Уже после того, как Белая армия не смогла удержать Пермь с Красноуфимском и начала отступать. Причем некоторые города войска Колчака покидали насовсем, не создавая даже видимости обороны. Так, например, произошло с Нижним Тагилом.
skhema_2.jpg

Пермь красные взяли 1 июля 1919, Красноуфимск — 4-го. И уже через неделю после этого они начали наступать по трем направлениям.

14 июля красные с одной стороны прорвались к железнодорожной станции Шарташ и завязали тяжелый бой с белогвардейцами, которые загораживали проход в город бронепоездом и несколькими броневиками. Одновременно с этим 184-й стрелковый полк захватил Верх-Исетский завод и вышел к городу с западной и юго-западной частей. Красноармеец Иван Ермаков вспоминал:


— Взяли деревне Решеты, в темноте подошли к деревне Палкино. Колчаковцы отстреливались с ближайших возвышенностей. Под пулеметным и ружейным огнем перекинули артиллерию на другой берег реки Исети и в два часа ночи вышли к станции «Сортировочная». Вот родной Верх-Исетский завод, вот Екатеринбург.

Отступая, белые подожгли склады и сортировочную платформу железнодорожного вокзала, разрушив пути для своих преследователей.

А 15 июля на Кафедральной площади состоялся парад войск.

Гражданская война, как в России, так и на Урале, до сих пор остается благодатным полем для поиска историй о настоящих героях. И хорошо, что сейчас есть понимание, что нет среди смельчаков тех лет «наших» и «не наших». Главное, насколько они самоотвержены и смелы.
А на вопрос: кто же кого поборет в личной встрече — белый капитан Николай Казагранди или красный конник Николая Томин — нет ответа.

И это правильно. Достойны уважения и тот, и другой.
Как «Град», Фидель и крокодилы спасли столицу Анголы
События
Как «Град», Фидель и крокодилы спасли столицу Анголы
Взрослые и дети! Ни за что на свете, не ходите, дети, в Африку гулять! В Африке пираты, в Африке бандиты, в Африке большая, злобная УНИТА! Будет вас стрелять, резать и взрывать! Не ходи без «Града» в Африку гулять.
МРТ — современный метод лучевой диагностики
Александр Пузанов. О столице и регионах
Парадные машины. Самая наглая «тридцатьчетверка»
События
Парадные машины. Самая наглая «тридцатьчетверка»
На самом удачном танке времен Второй мировой советские воины совершили десятки подвигов. Но есть среди них тот, что иначе как отчаянной наглостью не назвать.