Лицо антитеррора

На Урале проходят яркие и брутальные учения.
В армии все должно быть пусть безобразно, но однообразно — правило такое. А если армий несколько и у каждой свое однообразие? Тогда даже простое построение на плацу может быть очень интересным.

В минувшую пятницу в Челябинской области начались масштабные военные учения «Мирная миссия -2018». Мирная — потому что здесь отрабатывают не войну между странами, а противодействие терроризму. И участвуют в этом, по словам одного из старших российских командиров, до 4000 человек, около 500 единиц техники, включая сотню небесных машин разных типов.

Мирно миссионерствовать будут представители сразу семи стран — России, Китая, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Индии и Пакистана. Первые четыре страны уже не раз встречались на таких учениях, две последние — приехали на них впервые. Первый день получился более торжественным для бойцов и младших командиров и организационным для офицеров.

ЕТВ побывал на месте действия и докладывает.
Армия любит порядок и жесткую вертикаль власти, чтобы все понимали — кто командир и кто за что отвечает. Когда командиров несколько может возникнуть путаница. Когда встречаются разные рода войск — путаница часто усиливается. Например, пехотное начальство не желает признать авторитет авиационного командования. И если не находят общий язык, любая войсковая операция, даже мирная, может обернуться неконтролируемым сквернословием, травмами и разрушениями разной степени тяжести по всему фронту войск.

А если армий шесть? Три из которых не русскоязычные. И почти все группировки состоят из представителей сразу нескольких родов войск? В реальности участие сразу шести стран в атаке на некие банды террористов не очень велика. Но тяжело в учении — легко в очаге поражения, как говорят в химвойсках. И потом, это же какой опыт для всех участников — сразу на пять других армий глянуть, познакомиться поближе, себя показать и на других посмотреть.

Просто посмотреть на армии можно на парадах или торжественных построениях и прохождении строем. Например, перед командующим учениями. Вот этим участники «Мирной миссии-2018» и занялись первым делом. И надо сказать, зрелище было интереснее, чем ежегодный парад 9 мая. Там красиво все, но знакомо. А тут иначе — военные разных стран даже строем ходят по разному.
Вот идет индийский контингент. Впереди невысокий усатый офицер с огромным блестящим палашом. Наши тоже сабли на парады носят, но просто на плече. А тут командир своим кликом и командующему отсалютует, и на караул его возьмет — создается впечатление, что он этой штукой дирижирует. Что недалеко от истины, ибо в давние времена пехотные командиры как раз саблями и палашами команды сигналили. И строй индийской армии под стать командиру — винтовки держат не у груди, как наши солдаты, а прижимают их к плечу. И из-под каждого шлема усы торчат — армия Индии, похоже, самая усатая в мире.

Им бы еще красные мундиры и вытянутые черные меховые шапки — смотрелись бы как британские гвардейцы у Букингемского дворца. Что не удивительно — Индия когда-то была колонией Англии, и строевой подготовке индусов учили именно британские офицеры. Времена колоний прошли, традиции парадных построений остались. Хотя кое-что меняется — рядом с усатыми мужчинами под флагом Индии шагают три военнослужащие дамы. До такой эмансипации представители других армий-участниц учений еще не дошли, хотя женщины-офицеры тут встречаются в форме самых разных стран.

А вот колонна военнослужащих Казахстана. Судя по одному из флагов и по тельняшкам, торчащих из-под формы, из этой страны сюда прибыли преимущественно представители воздушно-десатных войск. В ходе учений обещают отработку разных учебно-боевых задач — в том числе совместную высадку с воздуха. Но кроме бойцов ВДВ на челябинскую землю из разных стран прибыли танкисты и мотострелки, артиллеристы и военные летчики, представители самых разных воинских специальностей. И спецназовцы, конечно, есть, куда без них.

Разбивая мирный грохот десятков солдатских ботинок, вдруг раздается быстрый топот и над колоннами звучат гортанные выкрики. К замершему на трибуне командующему приближается очень колоритная группа военных. Они бегут высоко поднимая колени, держа оружие на согнутых руках перед собой. Поравнявшись с генералом, командир хватает винтовку за приклад и салютует. Грозно гукая и хукая, бородачи в беретах проходят-пробегают мимо трибуны. Их строевой шаг чем-то напоминает танец. И многие участники учений охотно фотографируются на фоне ярких военных экзерсисов. Но смеяться над столь необычными военными никто не спешил — уж больно серьезно смотрелись бойцы.

Их командир с гордостью рассказал — это спецназ ВВС Пакистана и бойцы антитеррористического подразделения. Никаких новичков. Есть и офицеры, и младшие чины, но все — ветераны. Под бордовыми беретами не видно мальчишеских лиц — только взрослые мужики за 30, у кое-кого седина в бороде. И оружие у них явно личное — не простой АК или другая штатная винтовка, выданная перед учениями. Потертые натовские М4 или FN2000, увешанные прицелами, фонарями и тактическими рукоятками. И эти дядьки по окончании торжественной части не по палаткам разошлись, как представители других стран. Сначала отжались в полной выкладке, только потом разошлись. Спецназ — и в Пакистане спецназ.
Отдельную историю можно писать о китайских военных. Во-первых, их приехало больше всего — сразу 700 человек (при том что от Индии, например, всего двести участников). Во-вторых, китайцы привезли с собой все свое. Создали отдельный палаточный городок размером с небольшое село. Укутали его маскировочными сетками. Расставили по периметру часовых, помещенных в специальные сторожки. Как говорят наши военные, все это прибыло двумя эшелонами по железной дороге. Даже еда и опреснитель воды.

Военные из Индии, даром что некоторым вера мясо есть не велит, до такого не дошли — российскими продуктами питаются. А китайская армия даже раскладные стульчики и столики для палаток-столовых с собой привезла. Все тонкости армейской жизни, конечно, не раскрыли, но полевой быт китайского солдата показали. Очень просторные палатки — в них до восьми коек. На кровати спальный мешок, под ней личные вещи. Интересно, что кроме ботинок и сланцев тут даже кроссовки камуфляжной расцветки есть.

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

Между неброскими палатками цвета хаки выделяется одна — с красными китайскими фонариками и надписью «Культурная аудитория». Как сказал один из командиров международных учений: «Это же еще и повод пообщаться. Помните раньше фестивали для молодежи проводили? Ну и у нас своего рода фестиваль, только для военных». Кроме практических занятий и совместных учений здесь есть культурная программа и неформальное учение.

Китайские военные в одной из своих палаток для этого заготовили целую экспозицию, посрамляющую кое-что из того, что представители Поднебесной показывали на Иннопроме. Тут и традиционная музыка, и макеты техники, и предметы искусства. И чайная церемония, которую проводит капитан армии Китая. А рядом сержант той же армии ловко орудует кисточками — рисует картины и пишет иероглифы. Их можно получить в подарок, но надо что-то дать в замен — не из жадности, а по традиции. Напоминает советский военный обычай времен Великой Отечественной — «Махнем, не глядя».
Есть на учениях и военные переводчики из Китая — для преодоления языкового барьера. Им даже имена в институте русские присваивают — для общения с иностранцами. И полученное российское имя может быть совсем не созвучно китайскому.

Лейтенант Ли Тян Тинь по-русски представляется как Софья
Лейтенант Ли Тян Тинь по-русски представляется как Софья

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

Основная часть учений с ревом техники и грохотом взрывов начнется на чебаркульском полигоне 27 августа, а пока офицеры разбирают задачи и готовят свои подразделения к выходу. А бойцы покупают вкусняшки в военторге и общаются между собой. Обстановка действительно чем-то напоминает международный фестиваль — мирный и интересный. Было бы, здорово если бы военные разных стран встречались только в такой атмосфере.
Парадные машины. Осетинский междусобойчик Т-72
События
Парадные машины. Осетинский междусобойчик Т-72
Этот танк кроме циферно-буквенного обозначения имеет имя — «Урал». Его основной производитель — «Уралвагонзавод» в Нижнем Тагиле. Но бывает и так, что эти машины сходятся между собой в реальном бою.
Антон Долин про Сарика Андреасяна и наши шансы на «Оскар»
Константин Арбенин. «Зимовье зверей»
Отель чемпионов
Отель чемпионов
Как жили в Екатеринбурге французы, выигравшие чемпионат мира, как проводил время Салах и почему японцы были самыми подготовленными.