Дерзкий магл в лагере паломников

Православный кемпинг «Царских дней» как палаточный городок чемпионата мира по квиддичу.

Массовые хождения по впечатлениям сейчас в тренде. Тут марафоны, проходы, демонстрации и иже с ними. Но у истоков этого тренда стоят паломники, которые пересекали десятки километров на своих двоих, когда это еще не было мейнстрима.

Екатеринбург успел привыкнуть к перекрытиям во время чемпионата мира по футболу, поэтому закрытый наглухо участок улицы Толмачева у Храма-на-Крови мало кого удивил. Куда интересней выглядит наполнение этой площадки. Похожие на дорожные указатели, которые предлагают «Причастие» и «Исповедь» на фоне сцены, которая будто бы располагает к выступлению нейромонаха Феофана или иероманаха Фотия (смотря на какую аудиторию работать).

dsc_0066.JPG

На противоположной стороне улицы небольшие стенды, похожие на те, где обычно продают сим-карты мобильные операторы. Но вместо кусков пластика, здесь в ассортименте специальный церковный хлеб — просфора. С ним связаны самые приятные детские воспоминания при походах в храм, когда к кусочку вкусного, пусть и странно пахнущего хлеба, мне давали на позолоченной ложечке терпкую вымоченную ягодку.

На лужайках вокруг Храма-на-Крови можно найти тех, кто облюбовал тень деревьев — здесь раскинуты коврики для йоги, рядом с ними стоят разношенные ботинки, которые источают зловонный аромат одним только своим видом, в некоторых местах стоят иконы с приделанными рядом копилками. Владельцы подобных островков паломнического чилла чаще всего небриты, немыты и выглядят как Форрест Гамп в конце своего трехлетнего марафона.

В поисках палаточного лагеря, где смогут переночевать паломники из крестного хода, я набрел на группу волонтеров, которые с нескрываемым волнением объясняли подтекст мероприятия, посоветовали посетить мне сайт царская-семья.рф, а заодно указали, где я смогу найти тот самый паломнический кэмп.

Палаточный лагерь расположился прямиком за «Космосом». Несколько временных убежищ сгруппировались чуть ближе к «Кулинарии»: на деревянных скамейках, в паре метров от томящейся на дровах кастрюльке, сидели казаки, задорно обсуждающие что-то между собой. Основной массив палаток находится ближе к «Динамо». Здесь все серьезно — металлические ограждения в круг, по охраннику или волонтеру на каждый участок, где, на первый взгляд, легко можно перелезть.

Единый вход похож на смесь фейс-контроля в клуб и зону досмотра на футбольный матч. Здесь грозного вида пузатые казаки с хлыстами на поясах и доблестные полицейские с каменными лицами. За периметр не пускают, необходимо быть паломником, походить на паломника, и вообще внушать доверие. Ни одному из этих критериев я, видимо, не соответствовал…

Палаточный лагерь паломников это:

около 3 тысяч человек в палатках, рассчитанных на 14 человек, — в них жарко и душно.

три палатки для казаков;

около 30 армейских и МЧС палаток;

штаб, медпункт, отдел по работе с молодежью, трапезная, комната матери и ребенка, камера хранения, стулья и скамейки со спинками, баки с питьевой водой, умывальники, туалеты, мусорные контейнеры, биотуалеты.

Время работы: 15 июля с 9:00 — 17 июля до 12:00

От любой православной затеи ждешь аскетичности, дружелюбия и просвещения. Ничего кроме смятения, оказавшись в такой обстановке, я не ощутил. Мужчина-волонтер за забором развалился на стульчике и слушал что-то в наушниках, мой вопрос он услышал со второго раза. А я лишь хотел узнать о том, кто сюда может попасть, и кому это все нужно. В ответ довелось услышать сдержанное: «Ну, да, паломники тут будут. Жить, угу. Для них все, ага».

В этот момент я ощутил себя маглом, который дерзко попытался проникнуть на территорию лагеря волшебников перед стартом чемпионата мира по квиддичу. Но защитные чары в лице казаков и тоскливых волонтеров отталкивают меня от мира магии. Я бы даже не удивился, если бы в небе внезапно появилась Черная метка, а на зеленом уральском газоне по ту сторону заграждений резко бы стали трансгрессировать люди, крича что-то друг другу вслед.

Единственные, кому я позавидовал, так это ребятами в плавках и купальниках, которые с удовольствием загорали на полотенцах в паре метров от лагерного заграждения. Создается ощущение, что у них на душе куда больше умиротворения и согласия с собой, чем у тех, кто через боль, усталость и превозмогания будет пробираться в этот лагерь на ночевку.

Меню полевых кухонь

Обещали — кашу с рыбой, чай и хлеб. Кормили гречкой с фасолью

Режим питания

с 12:00 до 15:00 и с 18:00 до 20:00

В день перед крестным ходом дружелюбности и легкости в воздухе не прибавилось. Рамки металлодетекторов, усиленные патрули, резкие «сюда нельзя» и кучки попрошаек, которых должны были разгонять казаки, но они, видимо, забыли об этом. Очереди на вход, замученные лица православных, палатки церковной утвари с самыми разными ценами и множество икон на подставках. Атмосферы торжества, празднества и юбилейности нет и в помине. Церковных песен в обеденное время со сцены тоже не звучало.

Вряд ли православные прибавили в жизнерадостности после своего ночного полумарафона до Ганиной Ямы, но если крестных ход уже давно стал традиционным, значит это кому-то нужно.

Паломники фестиваля «Царские дни»

Фото: Мария Войнакова/ЕТВ, Сергей Сивопляс

Царская уборка
События
Царская уборка
Алапаевск готовится встречать паломников и патриарха. На городских улицах наводят красоту в авральном режиме.
Олег Куваев. «Ментально Масяня осталась в 2000-х»
ЛЮДМИЛА ПЕТРАНОВСКАЯ. «И запретом можно сохранить любовь…»
Крестный ход — за царское прощение во главе с патриархом Кириллом
Крестный ход — за царское прощение во главе с патриархом Кириллом
От Екатеринбурга до Ганиной Ямы сто тысяч паломников шли четыре часа.