Самый сложный сезон

Большое интервью Антона Шипулина об отстранении от Игр, пропущенной Олимпиаде, ЧМ-2018 по футболу, критике Александра Тихонова, хоккейном «Матче звезд» и многом другом.

Олимпийский чемпион по биатлону Антон Шипулин проводит очень непростой сезон. Сначала спортивные неудачи, потом неожиданное отстранение от Олимпиады в Пхенчхане… Но екатеринбуржец не отчаивается и продолжает бороться — в марте приходит первая победа на этапе Кубка мира, а в итоге — почетное третье место. Сейчас Шипулин снова в центре внимания — 27 апреля он зовет горожан на хоккейный «Матч Звезд». Именно эта благотворительная игра стала поводом для интервью ЕТВ, но поговорили мы обо всем. Приготовьтесь — интервью очень большое. Спойлер: ответ на вопрос о завершении карьеры не прозвучит.

— Начнем с футбола. Ты посол чемпионата мира. Удалось ли побывать на новом Центральном стадионе?

— К сожалению, пока нет. Очень хотел побывать на воскресной игре [«Урал» — «Спартак» — прим. ЕТВ] и поболеть за наших ребят. Но был на Камчатке и прилетел в Екатеринбург только 17 апреля. 6 мая «Урал» играет с «Амкаром» и с вероятностью 90 процентов пойду на игру. Центральный стадион виден из моих окон: я видел все эти этапы стройки с самого начала и очень хочется побывать внутри.

img_1803.JPG

Фото: Ая Шафран, ЕТВ

— Как он тебе? Кто-то говорит о странных трибунах.

— Я думаю, это наша фишка. Не было возможности построить громадный стадион, потому что земли в центре Екатеринбурга не так много. Но мы все-таки нашли выход и построили временные трибуны, которые после ЧМ будут не нужны. Это правильное решение. Такие сборно-разборные конструкции есть и у нас, на биатлоне. Десятки тысяч зрителей приходят на соревнования, а через несколько дней эти трибуны разбирают и увозят.

— В чем заключаются твои обязанности как посла чемпионата мира по футболу?

— Моя основная задача — рассказывать, какой у нас чудесный город. В Екатеринбург приезжало много СМИ, в том числе, федеральные телеканалы, и мы гуляли по центру. Я рассказывал о наших достопримечательностях — нам есть, чем гордиться. Это ведь действительно уникальный город — на границе Европы и Азии. Сюда стоит приехать.

— А биатлонистам рассказываешь о ЧМ в Екатеринбурге?

— Конечно, рассказываю. Но не думаю, что у них будет возможность приехать к нам. Половина из них знает только Питер, Москву, Сочи и Ханты-Мансийск, конечно. И удивляются, когда слышат, что Екатеринбург — третий город России. Но думаю, что после чемпионата мира по футболу они будут иметь полное представление о Екатеринбурге. У иностранцев понимание о России такое: есть Москва, Санкт-Петербург и все остальные города, где медведи ходят по улицам, и нет никакой цивилизации. Поэтому наша задача рассказать, что у нас на самом деле много прекрасных мест.

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

— На игры чемпионата мира собираешься?

— В Екатеринбурге, скорее всего, пойду — специально освободили даты под матчи в нашем городе.

— За сборную будешь болеть? У России есть хоть какие-то шансы? Хотя бы выйти из группы…

— Конечно, буду. Мы же болеем вне зависимости от результата тех, кто нам близок. Но я смотрю на вещи реально и не буду говорить, что сборная сможет бороться за победу. Но на красивую игру рассчитываю — все-таки мировое первенство проходит в России. Правда, есть и обратная сторона медали: груз ответственности, который ляжет на нашу сборную. Мы помним, каково это по Сочи — выступая на домашней Олимпиаде, понимали, что от нас ждут только хороших результатов. И эти мысли не лучшим образом влияли, давили на психику.

dsc_2725a.jpg

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

— С одной стороны ты популяризируешь футбол, а с другой — хоккей. 27 апреля в Екатеринбурге пройдет «Матч звезд». Уже не в первый раз. Идея себя не исчерпала? Не надоело организовывать?

— Не надоело. Я готов заниматься любым видом спорта. Главное, чтобы мы привлекали большое количество людей. Кроме того, мы показываем, что благотворительность — это очень хорошо. Мы зовем не на шоу, а для участия в благотворительном проекте, в будущем тех детей, которые обделены вниманием, у которых нет возможности заниматься спортом. Если надо будет сделать что-то подобное в других видах спорта, то я — с удовольствием.

Сейчас хоккей — один из самых массовых и доступных видов спорта. Мы понимаем, что на сам матч, где играют такие «чайники», как я, которые держат клюшку два раза в год, люди не пойдут. Но в игре знаменитостей есть фишка. В этом году мы запланировали очень классную программу — наш матч мы начнем с того, что лыжники Сергей Устюгов и Александр Легков будут петь гимн и поднимать флаг. Именно этого нас лишили, не пригласив на Олимпиаду. Это объединит всех перед матчем, а нам — тем, кто не попал на Игры, будет очень приятно.

— Ты тоже будешь петь?

— Подпевать. Если бы у меня был хороший голос, я бы проявил инициативу, спел в микрофон. Но понимаю, что это ужасно. Вот моя супруга Луиза очень любит петь, с голосом у нее все отлично. Я ей даже завидую.

— Чем будет отличаться этот матч от предыдущих?

— В перерывах у нас будет ледовое шоу юных фигуристок и мастер-класс от детей, которые учатся в «Автомобилисте». Это очень зрелищно. Кроме того, на предыдущих матчах мы столкнулись с проблемой — зовем зрителей на автограф- и фотосессию, а они не успевают сделать снимок со звездой. В этом году каждый желающий получит фотографию или автограф: будет свой профессиональный фотограф, а на выходе зрители получат подписанные автограф-карты.

«Матч звезд 2016»
«Матч звезд 2016»

Фото: Дмитрий Шевалдин

— Подерешься с кем-то на льду? Уже нашел жертву?

— Это будет слишком предсказуемо. С новой жертвой еще не определились.

— Какую социальную задачу решает «Матч звезд»?

— В этом году мы выбрали социальное учреждение в Нижнем Тагиле — именно ему и будем помогать. Постараемся собрать около 2,5 миллионов рублей (в прошлом — было около 1,6 млн рублей, из них миллион от продажи билетов, а остальное выделили спонсоры). На сегодняшний день уже продано билетов на 900 тысяч рублей, поэтому думаю, что за два миллиона перешагнем. И уже тогда будем решать, на что их потратить. Но все деньги точно пойдут на реконструкцию или строительство спортивной площадки.

— В Екатеринбурге на месте недостроенной телебашню планируют построить ледовый дворец. Тебе башня была дорога?

— К сожалению или к счастью, у меня нет никаких ассоциаций с башней. Я думаю, правильно сделали, что снесли. Спортивный объект будет приносить гораздо больше пользы. Он нужнее. Я — человек спорта и полностью поддерживаю решение о строительстве ледовой арены.

dsc_2722a.jpg

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

— Нет ли идеи провести подобное хоккейному «Матчу звезд» в биатлоне? Или вернуться к идее звездного биатлона в центре Екатеринбурга?

— Это организационно очень сложный проект. Летом непросто привезти всех биатлонистов, так как все отправляются на сборы. Подгадать в межсезонье тоже сложно. Кроме того, это дорогостоящее мероприятие. В прошлый раз мы потратили очень много денег. Когда я вновь говорил со спонсорами о такой гонке, то они разводили руками. Одна только стоимость покрытия [аренда — прим. ЕТВ] на один-два дня была больше двух миллионов рублей.

— Поговорим о биатлонном сезоне? Было что-то позитивное для тебя?

— Это и победа, и призовые места на Кубке мира. Но ничего не может перекрыть тот негатив, что мы пережили в этом году. Это, конечно, самый сложный сезон за всю мою спортивную карьеру. И, в первую очередь, он связан с политическими действиями.

Почему политическими? Я задаю вопросы международному олимпийскому комитету, спортивным чиновникам: «Почему меня не пригласили на Олимпиаду?». И ответа нет до сих пор. Я думаю, что уже и не будет. Поэтому обидно, что те нападки, которые были, связаны, скорее всего, с международной внешней политикой. Я бы не сказал, что меня эта ситуация сломала, но очень утомила.

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

— А ты смотрел Олимпиаду в Пхенчхане?

— Смотрел, когда бежала моя сестра [трехкратная олимпийская чемпионка Анастасия Кузьмина — прим. ЕТВ]. Болел за Настю, переживал и был очень рад, что она выиграла третье золото, завоевала две серебряных медали, одну из которых посвятила мне. Это здорово. Из мужских гонок видел только масс-старт: когда на сборе не мог в сончас нормально поспать. Но выключил телевизор сразу, как стало понятно, что Фуркад опять, скорее всего, выиграет.

— Было неприятно смотреть?

Неприятно. Была тяжесть на душе, не давала покоя мысль, что я должен был там находиться. Мы с тренером готовились к этому мероприятию, физически подводили себя именно к Олимпиаде и жертвовали многим на протяжении последних лет. А нас так несправедливо отстранили. Конечно, было тяжело. Иногда не мог пересилить себя, включить телевизор и посмотреть олимпийские трансляции. Хотя потом с удовольствием изучал протоколы, анализировал для себя результаты.

— Твою сестру много лет назад не взяли в сборную России…

— Это немного другая история. Настя уехала из России по семейным обстоятельствам — ее муж позвал. Она готовилась свободно, самостоятельно, спокойно, никто ей не мешал. Каждую тренировку выполняла со своим мужем, понимая, что результат зависит только от нее и отвественность лежить только на ней.

У нас, к сожалению, не всегда есть такая возможность. Хотя, когда я ушел на самоподготвку, в течение трех-четырех лет понял, что такой формат тренировочного процесса мне подходит. Но не всем.

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

— Как ты узнал о том, что не едешь на Олимпиаду?

— 26 января я был в Италии. После этапов Кубка мира мы с тренером решили, что останемся 10-12 дней готовиться к Олимпиаде именно там. Я был в своей комнате, начал собираться на тренировку, ко мне постучался тренер… и по его взгляду я понял — что-то произошло. Он спросил: «Ты уже в курсе?» И я догадался, что именно. Он сказал: «Похоже, мы не едем на Олимпиаду». Эти слова я запомню надолго. Я сначала отказался от тренировки, начал смотреть новости, читать, но потом понял у меня в голове появляется какая-то каша. Взял лыжи, пошел на тренировку и в спокойной обстановке начал обдумывать, что же произошло. Я до последнего момента не верил. Это был, наверное, самый тяжелый день в жизни. Или, может быть не всей жизни, но последних лет точно.

— Ты продолжал тренироваться?

— Каждый день тренировался. И каждый день верил, что можно будет поехать на Игры. Сначала, еще в Италии, хотелось все бросить, послать всех к черту, уехать, не тренироваться больше, не смотреть биатлон. Потом приехал домой, поговорил с семьей, пришел в себя. И каждый день выходил на тренировку, стрелял. И надеялся до самого последнего момента…

Золотой финиш Шипулина

Олимпиада. Сочи. 2014 год

— Неужели это действительно заговор?

— После Олимпиады в Сочи прошло четыре года. Почему нельзя было объявить о своем решении раньше? Почему так долго тянулось расследование? Информационные всплески начались перед стартом сезона, потом — перед олимпиадой. Но если вы все знали, если были весомые доказательства — почему молчали?

Я никогда не поверю, что пробы лежат где-то два года, а потом начинают находить на пробирках какие-то царапины. Я не верю в это. Мы обсуждали эту ситуацию и с Александром Легковым. Знаю — он честный спортсмен и правильный человек. Он мне клялся, чуть ли не всем на свете в том, что ничего не совершал. Я же не могу обмануть себя и говорить «Слышь, хорош, ты же какие-то махинации делал». И зная себя, на сто процентов уверен — это чисто политическая тема. Зачем нам царапать пробирки, какой смысл проводить какие-то манипуляции?

Я поговорил с коллегами, со спортсменами из других стран. Мы сдаем допинг-пробы: отдали офицеру, запломбировали — все. Мы не можем следить за дальнейшей сохранностью проб. В дальнейшем ответственность должно нести WADA. Почему об этом никто не говорит, я не знаю. В итоге виноватыми объявляют спортсменов, лишают медалей, не приглашают на Олимпиаду. А чиновники — ни при чем.

— Наши чиновники из Министерства спорта, юристы могли вас, спортсменов, спасти от «санкций Запада»? Просто показалось, что вы остались наедине со своими проблемами.

— Много писали о том, что государство бросило нас. На самом деле, как должно государство меня защищать после доклада Макларена, если моей фамилии там не было? Поле того, как она прозвучала, государство инициировало создание рабочей группы, которая как раз боролась за права спортсменов. Юристы, отстаивающие наши права в судах, нанимало и оплачивало Министерство спорта. Государство за нас боролось и нам помогало. Единственный момент — возможно, следовало начать борьбу раньше.

dsc_2732a.jpg

— Четырехкратный олимпийский чемпион по биатлону Александр Тихонов в очередной раз жестко раскритиковал тебя. Призвал выгнать тебя и твоих тренеров из сборной. Между вами конфликт?

— Многие понимают, что это мягко говоря, не очень однозначная фигура в биатлоне. Сегодня он говорит одно, завтра — другое, послезавтра — третье. Он и Анфиса Резцова [двукратная олимпийская чемпионка по биатлону, олимпийская чемпионка по лыжным гонкам — прим. ЕТВ] люди, безусловно, заслуженные, но… Не знают, что в команде происходит. Тихонов сейчас еще больше грязи на меня начнет лить — будет собирать все, что возможно и невозможно, придумывает какие-то новые истории.

— Вы же вроде нормально общались совсем недавно…

— Общались — это громко сказано. Конфликт? Да нет никакого конфликта. Просто я устал от его безосновательных, далеких от правды нападок на меня и тренеров в СМИ. Почему-то лично Александр Иванович мне этого в лицо не говорит. Он говорил — начну тренировать команду, и каждый спортсмен скинет одну-две минуты с результата. Если ты такой сильный и умный, возьми китайцев, которые нам проигрывают по полторы минуты ногами, и докажи. Тем более, что возможность у него была: он тренировал сборную России [Александр Тихонов с 1996 по 2008 годы был президентом Союза биатлонистов России — прим. ЕТВ], и ничего не получилось. Надо понимать, что его время прошло. И не дай Бог, я через 20 лет после завершения карьеры буду учить, подсказывать молодым спортсменам. Слова Тихонова, кроме улыбки, у меня не вызывают теперь ничего.

Александр Тихонов на «Гонке чемпионов» в Тюмени. 2016 год
Александр Тихонов на «Гонке чемпионов» в Тюмени. 2016 год

Фото: Дмитрий Шевалдин

— Биатлонист Дмитрий Малышко сказал, что из-за «большого числа тренеров сборная разбита на небольшие группы спортсменов, и на общих тренировках представители каждой группы пытаются конкурировать между собой». Как я понял, ему это не нравится.

— Конкуренция в команде — это всегда хорошо, но она должна быть правильной. Не должно быть такого, что ты борешься за место, а потом не получаешь его, хотя заслужил. Дима (Малышко), например, заслужил. Результатами доказал, что он сильнее многих, а его в сборную не позвали. Бедный Алексей Волков, которого постоянно выкидывают из команды! Таких необъяснимых поступков точно не должно быть. Я надеюсь, что больше и не будет!

— С другой стороны — какая конкуренция, если Антон Шипулин в пятый раз подряд признается лучшим российским биатлонистом по итогам сезона?

— Я не могу говорить за других, но история моих успехов началась после 2014 года: я ушел на самоподготовку и встретил Андрея Крючкова [тренер Антона, — прим. ЕТВ]. Потом к нам присоединился Андрей Гербулов. И мы создали такую команду, в которой доверяем друг другу. Четыре года назад я еле в «десятку» попадал, а как только стал тренироваться с Крючковым, четыре сезона подряд я вхожу в топ-3.

В этом году продолжил тренироваться с Гербуловым, мы за сезон подтянули почти пять процентов в стрельбе. Это очень сильный результат. И показывает эффективность работы тренеров.

— Завершил карьеру Бьорндален. И ты неожиданно написал проникновенный пост в Instagram. Откуда такая любовь к норвежцу?

— Бьорндален — тот, кем я гордился, горжусь и, наверное, буду гордиться. Это человек, на которого я смотрел еще малышом, когда занимался лыжами, которым я восхищался. И в последние годы, глядя на него, я понимал, насколько норвежец — сильная фигура, удивлялся, как он находит мотивацию. Этот сезон был для него тяжелым, но он все равно вставал на лыжи и доказывал, что человек в 44 года может соревноваться на очень хорошем уровне. Я думал, что он никогда не объявит о завершении своей карьеры. Но приходит время, когда надо принимать решение.

Уле Айнар Бьорндален в Тюмени на «Гонке чемпионов»
Уле Айнар Бьорндален в Тюмени на «Гонке чемпионов»

Фото: Дмитрий Шевалдин

Я бы не сказал, что мы друзья. Но в этом году с ним и братьями Бе стали общаться ближе. Жили почти на всех этапах кубка мира вместе, я видел как они [Уле и Дарья Домрачева — прим. ЕТВ] нянчатся с дочкой. И это очень мило. Поскольку у меня у самого сын, появились общие темы. Мы стали ближе друг к друг по-человечески. Бьорндален подходил, поддерживал по ходу сезона и говорил, что не верит в ситуацию с допингом и ждет весомых доказательств. Я не знаю, почему так всполошились чехи. Видимо, у них сильная антироссийская пропаганда. Бездоказательно пытаются укусить в прессе, это наводит на мысль, что их зомбируют.

— Про завершение карьеры тебя спрашивать нельзя?

— А я ничего не отвечу, сам не знаю. На этот вопрос смогу ответить только через какое-то время.

Победы и поражения Антона Шипулина
«На трибунах становится тише... »
События
«На трибунах становится тише… »
Чудо Липницкой, триумф Шипулина и рекорды Боярских.
МРТ органов малого таза
Владимир Герасичев. Как стать счастливым!
Кто покажет всем флаг?
Кто покажет всем флаг?
Уральцы-обладатели олимпийских медалей заступились за тех, кому не держать золота, обмотавшись триколором.