Основы опасной бездеятельности

Как реагировать на «пермский Колумбайн».

В России произошло то, чего боялись много лет, и то, что всегда происходило не у нас, а в США — «бойня в школе». Пермская история оказалась не такой чудовищной, как знаменитое массовое убийство в школе «Колумбайн», но все равно поразила страну.

Рано утром в пермской школе № 127 двое подростков устроили резню. Пострадали ученики и преподаватель — всего 15 человек. Раненые школьники из 4Б класса рассказали, что во время урока труда в класс ворвались два одетых в черное 16-летних старшеклассника.

«Они подошли к учительнице и стали наносить удары ножом. Затем старшеклассник стал наносить удары ножом и нам. Старшеклассники все делали молча, по именам друг друга не называли», — рассказал ученик четвертого класса [цитата по Mash — прим. ЕТВ].

По факту случившегося возбуждено уголовное дело, нападавшие пойманы, сейчас они тоже находятся в больнице. Что стало причиной трагедии — неизвестно. СМИ сообщают, что один из организаторов резни интересовался темой массовой бойни в школе «Колумбайн» в США. Существует версия, что конфликт спровоцировало неосторожное оскорбление в одном из пабликов во «ВКонтакте».

ЕТВ попытался разобраться в этой истории, поговорив с охранниками школ, представителями ЧОП и мэрии, сотрудниками учебных заведений и родителями.

Школьный экзамен по безопасности

Днем 15 января мы побывали в нескольких школах Екатеринбурга, чтобы проверить — несколько трудно туда попасть постороннему человеку. В два из трех учебных заведений прошли запросто — достаточно предъявить на входе хоть какой-то документ (например, права), и сообщить правдоподобную цель визита: допустим, разговор с директором о приеме ребенка в школу. И вуаля — можно бродить среди детей.

Школа, в которую несложно попасть
Школа, в которую несложно попасть

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

Правда, посторонний взрослый в школьном коридоре очень выделяется, особенно в зимнее время: он — единственный в верхней одежде. На чужака обязательно обратят внимание все встречные, но с вопросами приставать не будут и под куртку не заглянут — проноси, что хочешь.
Коридор, по которому без проблем могут гулять посторонние
Коридор, по которому без проблем могут гулять посторонние

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

В третьей школе произошла заминка — охранник отказался пускать внутрь без подтверждения того, что визитеров тут ждут. Для уточнения предложил связаться с нужным сотрудником школы. И даже вручил специальную бумажку с телефонами, по которым можно вызвонить педагогов.

В неформальных разговорах сами охранники говорят, что такая система не применяется повсеместно. Ведь в школы постоянно идут родители учеников — действующих или потенциальных. В некоторых учебных заведениях работают подготовительные курсы, ведутся дополнительные занятия: у мам и пап, бабушек и дедушек постоянно возникает потребность пообщаться с тем или иным педагогом.

Если устроить тотальную проверку и досмотр каждого, кто пришел, например, на беседу к директору, то первыми, кто выступит против этого, будут сами родители. Кроме того, осмотр и допрос любого посетителя школы отвлекает внимание охранника (чаще всего одного на всю школу) от камер наблюдения, других взрослых, еще не охваченных его вниманием, и, конечно, от хулиганящих школьников.

В городском департаменте образования отмечают, что в соответствии со статьей 28 Федерального закона № 273 «Об образовании в РФ», о безопасности учеников должно заботиться руководство школы. При этом конкретный способ охраны должен выбрать директор — будут это вахтер, сторож или профессиональные секьюрити с лицензией и соответствующей подготовкой.

Еще одна доступная для посторонних школа
Еще одна доступная для посторонних школа

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

Ольга Бабченко, заместитель начальника департамента образования администрации Екатеринбурга, пояснила: «За счет муниципалитета в каждой школе установлена кнопка тревожной сигнализации“, которая доступна руководителям, вахтерам или сторожам. Если родители считают, что этого недостаточно, то школа и ЧОП заключают контракт на дежурство охранника у входа.

15 января [когда произошла трагедия в пермской школе № 127 — прим. ЕТВ] на совещании мы обсудили необходимость внепланового инструктажа, усиление пропускного режима, проведение выборочных проверок. Тренировочные ситуации у нас проходят в плановом порядке. В школе устанавливаются видеокамеры наружного и внутреннего наблюдения, есть дежурные учителя и классы. Сказать, что этого [поножовщины — прим. ЕТВ] не будет никогда, мы не можем. Но все меры, чтобы предотвратить случившееся, мы принимаем».

Охранник, по словам Ольги Бабченко, «дисциплинирующая функция»: он может вызвать полицию, провести беседу, применить меру внушения, но ловить и хватать — нет. Он лишь, как и любой взрослый, может отреагировать, но не более.

Одинокий и очень бесправный страж

Одиночество охранников также становится причиной, по которой они не могут эффективно вмешиваться в школьные драки. Допустим, охранник, сидящий у центрального входа на первом этаже, видит на экране системы видеонаблюдения драку между учащимися, которая происходит в классе этажом выше. Покинуть пост он не может — мало ли кто войдет в школу за время его отсутствия. Даже если охраняют школу не женщины и старики — мы видели и вполне боеспособных мужчин — они не могут разорваться и быть в нескольких местах одновременно.

Охранник в школе — скорее контролер, а не защитник
Охранник в школе — скорее контролер, а не защитник

Фото: pixabay.com

Кроме того, в честном разговоре кое-кто из охранников сознается — схватиться с взрослым нападающим они готовы. Но что делать, если детей атакуют другие дети? Тут нужно время, чтобы понять — бесятся они или, действительно, дерутся. А потом еще три раза подумать — стоит ли вмешиваться. Школьники сейчас очень наглые, на испуг их взять трудно: они прекрасно знают, что трогать их по закону нельзя. Другими словами, все, что может сделать современный школьный охранник в ситуации подобной пермской, жать тревожную кнопку и надеяться на лучшее.

Тут еще вопрос — кто приедет на его сигнал? Пара таких же неподготовленных людей, тренированный секьюрити или наряд полиции? Весь этот неразрешенный клубок противоречий мог привести к тому, что единственным взрослым, пострадавшим в пермском инциденте, стал педагог, а не охранник: многие школьные стражи в такой ситуации предпочтут не лезть на рожон.

Миля Аксенова
школьный психолог

Действовать при таком нападении нужно, как и в случае теракта. Обезвредить нападавшего может только подготовленный человек. Для остальных правильное поведение — спасаться самому и информировать как можно больше людей. Ситуация опасна, потому что лишает необходимого чувства безопасности, предсказуемости, ведь пострадали невиновные. То есть, «я могу умереть в любой момент, и неважно, вел ли я себя хорошо». При подобной дестабилизации важно не нагнетать панику, найти силы, чтобы вернуться в привычное русло. Обязательны контроль и опека всем детям, кто прямо или косвенно пострадал.

Миля Аксенова

Удостовериться в том, что ситуация с охраной в школах плачевна, можно, ознакомившись с тендером, размещенным школой-интернатом № 8 в Екатеринбурге. Во-первых, здесь имеются явные противоречия. Согласно пункту 1.5, сотруднику охраны запрещается покидать пост охраны. «Для приема пищи, отправления естественных надобностей и в других необходимых случаях» он может покидать пост только «после его замены другим сотрудником». Другим пунктом ему запрещен прием пищи на посту. В основных характеристиках услуг говорится, что охрана объекта осуществляется ОДНИМ охранником. Кто же должен его сменять на время приема пищи или отправления потребностей?

Во-вторых, в списке оберегаемых объектов дети не значатся — только собственность учебного заведения и его сотрудники. Так что, в случае ЧП, охранник опять же может не вмешиваться — только снова жать тревожную кнопку и радоваться жизни, прикрывшись должностной инструкцией. Которая, к тому же, напрямую запрещает ему вмешательство в случае нападения. Вот инструкция:

  • о сложившейся на объекте ситуации незамедлительно сообщить в отдел МВД и оперативному дежурному ЧОП;
  • инициативно не вступать в переговоры с террористами;
  • не допускать действий, которые могут спровоцировать нападающих к применению оружия и привести к человеческим жертвам;
  • принять меры к беспрепятственному проходу (проезду) на объект сотрудников правоохранительных органов, скорой медицинской помощи, МЧС;
  • по прибытии сотрудников спецподразделений ФСБ, МВД оказать им помощь в получении интересующей их информации.

Кто защитит школьников?

О том, как должна выглядеть действенная охрана школы, ЕТВ рассказал генеральный директора ЧОП «Сова» Александр Лядащев: «В школах сейчас сидят, скорее, не охранники, а контролеры. Они могут ненадолго остановить вежливого визитера, записать его данные и пропустить дальше. Наглый человек легко пройдет мимо. Многие школы уповают на большое число установленных камер видеонаблюдения, но без подходящего персонала они не помогут ликвидировать ЧП, лишь упростят потом поиск виновных».

По словам Лядащева, дежурить в школе должны грамотные, обученные охранники определенной категории и обладающие необходимыми навыками.

1. Стрелковое оружие в школе бесполезно — никто не разрешит охране бродить там с пистолетом. Но не смертельное оружие, в первую очередь, дубинки, должны быть. И владеть этим инструментарием настоящий секьюрити обязан уметь — такого сотрудника вполне хватит, чтобы сдержать нападение подростков с ножом.

2. Таких охранников в каждой школе должно дежурить, как минимум, двое. Один следит за камерами и центральным входом, не пускает посторонних. Второй обходит этажи. Особенно важно, чтобы он делал это во время перемены, когда дети бесятся или выясняют отношения.

3. В идеале, охранники должны быть разнополые — детская потасовка может начаться и в женском туалете. А маленькие девочки вряд ли порадуются, если туда время от времени будет забредать взрослый мужчина.

4. Кстати о возрасте: школьный секьюрити должен быть взрослым и опытным, но все же не старше пятидесяти лет — чтобы мог защитить детей и вызывать у них уважение, а не смех или сочувствие.

5. Кроме того охрана должна сотрудничать с педагогами. Те, кто отвечает за безопасность в школе, должны быть в курсе — кто из детей имеет хулиганские или криминальные наклонности, кто является негласным лидером коллектива, кто может быть потенциально опасен для других учеников. Секьюрити должны располагать их фотографиями, чтобы присматривать за ними особенно внимательно. Нужны и совместные учения охранников и педагогов по отработке действий в особых случаях.

Александр Белоусов
политолог
Поножовщина в пермской школе — прямое следствие культа АУЕ [арестантский удел един]. И иным это закончиться не могло. Криминальная культура неотделима от насилия. Вопрос об охране — вторичный, поскольку поножовщина случается повсеместно и в зонах. Почему-то с этой чумой не борются, в отличие от «синих китов», хотя угрозу она представляет не меньшую. А надо бы. Потому что это не может не рвануть, не в Перми, так где-нибудь еще. АУЕ — проблема гораздо более серьезная, чем «синие киты», поскольку это культ общественный, куда более распространенный, чем единичные случаи суицида. Посмотрим, какие выводы будут сделаны из пермской трагедии.
Александр Белоусов

Александр Лядащев уверен, что в Екатеринбурге хватает охранников, которые могут выполнять эти задачи. Но стоят их услуги от 140 рублей в час. Школа же подбирает себе секьюрити через тендер — побеждает тот, кто предложит меньшую цену. В итоге стерегут учебные заведения совершенно нетренированные люди, от которых в сложной ситуации толку нет. По словам директора «Совы», причина ему понятна: финансирование школьной охраны лежит либо на родителях, либо на образовательном учреждении. Часто ни те, ни другие не имеют возможности для найма профессионалов. По мнению Лядащева, хотя бы часть денег на защиту учеников должно выделить государство.

Кроме того, директор охранного агентства уверяет — защита детей и в руках их собственных родителей. Мониторинг переписки в социальных сетях, отслеживание круга друзей и просто внимание к тому, что происходит в жизни ребенка, может уберечь от многих угроз.

Бэк ту олдскул!
События
Бэк ту олдскул!
Школьники Екатеринбурга угадывают, что такое «резиночка» и «сифа».
Олег Куваев. «Ментально Масяня осталась в 2000-х»
Рожденные в СССР
Бюджетные трудности
Бюджетные трудности
О чем думают депутаты гордумы накануне принятия бюджета на 2019 год.