От   Урала до   урана

От Урала до урана

Путешествие ЕТВ на ядерное кладбище.
В России только два завода, миссия которых — замыкание ядерного топливного цикла. Один — небезызвестный «Маяк» — находится у нас в соседях. До второго — Горно-химического комбината в Железногорске — три часа на самолете в Красноярск, а потом еще около часа езды.

Красноярск подпускает к себе сдержанно, будто понимает, что ты — гость не навсегда, а всего на пару дней, потому раскрывать свои тайны, окутанные историей и белыми увесистыми сугробами, пожалуй, будет лишним. С высоты птичьего полета сердце Сибири скрывается под белоснежной блузкой зимы с черными лентами-дорогами, проходящими витиеватым узором по этой изящной, но плотной ткани. Одна из лент ведет в Железногорск — город с просторными и чистыми дорогами, сталинками в три-четыре этажа, милой башней-часами и собственным Байкалом — так строители назвали ручей, разрезающий полотно городишка, проходя практически по центру.

Железногорск — город закрытый и сегодня является столицей сразу двух крупнейших корпораций — Роскосмоса и Росатома. О том, что ЗАТО — «главный по тарелочкам», намекают встречающие сразу после КПП, огороженные забором с колючей проволокой гигантские круглые антенны. Принадлежность к атомной стихии не так явна — заводы местного Горно-химического комбината скрыты даже от глаз местных жителей. Только пробравшись вглубь города можно встретить статую-символ ГХК, прозванную в народе «мужик с атомом».
От   Урала до   урана
Корреспондент ЕТВ осуществил мечту гиков и очутился в секретном месте, где урановые ТВЭЛы (тепловыделяющие элементы или по-простому сборки, в которых находится топливо) получают последний приют. О том, зачем это все и почему мы до сих пор в безопасности — рассказываем простым языком.

ЗАТО он Железногорск

От   Урала до   урана
В начале было слово. Слово советских властей о том, что под Красноярском нужно построить комбинат, который будет заниматься оружейным плутонием (ядерной взрывчаткой для производства атомных бомб). Вместе с секретным предприятием вырос закрытый город Железногорск, где и сегодня дочка Росатома дает работу увесистой части населения.

Плутоний здесь делали до 1995 года, а после, когда оборонный заказ был снят, предприятие пришлось конверсировать. Одна из миссий комбината сегодня — хранение отработавшего ядерного топлива, которое свозится сюда со всех уголков России. Происходит это на Изотопно-химическом заводе.

Встрече отслуживших свое ТВЭЛов с сердцем Сибири предшествует расстояние в пять, а то и десять лет — столько нужно сборке, чтобы остыть перед вояжем с атомной электростанции в Красноярск. В так называемое «мокрое» хранилище свозятся сборки с АЭС России и Украины — до двадцати рейсов в год.
От   Урала до   урана
Тепловыделяющая сборка реактора ВВЭР-1000 весит больше 680 кг
До Железногорска сборки добираются по железной дороге в ТУКах — транспортных упаковках, сделанных из нержавеющего металла. На первый взгляд, даже случайная встреча с ядерным составом может показаться опасной, но атомщики и конструкторы сделали все, чтобы такое соседство было спокойным и даже приятным. Контейнеры, куда погружают установки, заряженные сборками, проверяли по полной: топили, бросали с девятиметровой высоты. Испытания конструкции прошли успешно.
От   Урала до   урана
Так выглядит устройство, в котором по железной дороге едут сборки

Мокрое место для горячих штучек

От   Урала до   урана
Первым в экскурсии у нас идет «мокрый» цех — сборки, как не сложно догадаться, здесь хранят в бассейне. Чтобы посмотреть на них, нужно пройти не только строгий досмотр, но и сменить имидж с человека-журналиста на человека-атомщика: одноразовые носки, белые тапки с резиновой подошвой, шапочка, перчатки, халат и дозиметр, который, словно талисман, крепится на верхнюю пуговку униформы.
От   Урала до   урана
Белые тапочки — как основной элемент уранового дресс-кода
— А если запищит?
— Не волнуйтесь, не запищит, — успокаивать любопытных писак пришел лично директор Изотопно-химического завода Игорь Сеелин. В компании серьезных мужчин из службы безопасности Сеелин ведет журналистов в святая святых — первое хранилище. Сегодня это — двадцать бетонных блоков, в которых прохлаждаются отслужившее свое урановые ТВЭЛы. Перед тем, как занырнуть в фильтрованную водицу Енисея, элементы проходят несколько этапов подготовки.

Сначала вагончик с «таблетками» заезжает прямо на территорию цеха. Из ТУКа сборки убираются в хранилище, где проходят процедуру расхолаживания — это нужно для того, чтобы убрать остатки былой пылкости. За одну минуту вода охлаждает примерно сантиметр конструкции. На то, чтобы понизить температуру целой установки с 50 (а иногда и 80) градусов до 30-ти, необходимо от трех до пяти часов.

Подпитавшаяся элементами таблицы Менделеева водица в истоки не уходит: ее отправляют на фильтрацию, чтобы вскоре вновь использовать для расхолаживания.
4 фотографии
В бетонное хранилище чехол со сборками уходит тоже под водой. Площадь одного блока — 36 на 240 метров. В «мокром» цехе всего 20 отсеков, и сегодня они заполнены полностью. Некоторые ТВЭЛы здесь лежат с момента основания комбината. Уровень воды в отсеках всегда на отметке в восемь метров. На случай, если произойдет понижение, автоматически включится система орошения.
Видео: ЕТВ
Видео: ЕТВ
Как себя чувствуют ТВЭЛы в воде
На модном языке «мокрый» цех — это олдскул. Технологии, которые применяются здесь, позволяют хранить сборки типа ВВЭР-1000. Для приема более мощного ядерного топлива (например, РБМК-1000) несколько лет назад был построен инновационный «сухой» цех.

Сухой остаток

От   Урала до   урана
Во втором секретном цехе процедура переодевания начинается вновь: все те же шапочки, перчатки, халат и дозиметр на грудь. Несколько пролетов вверх — и вот мы уже в инновационном месте, сухом хранилище ОЯТ. Такого в стране больше нет.

Цех был построен в 2011 году, в декабре того же года с Ленинградской АЭС сюда привезли первые установки. Этого часа сборки дожидались более десяти лет.

Сегодня сюда ездят рейсы из Ленинградской области и Курска, в будущем году в тройку может войти Смоленская АЭС, если модернизирует свои мощности.
От   Урала до   урана
Герметичный контейнер для хранения ОЯТ
До того, как попасть в цех, отслужившее топливо еще какое-то время лежит на атомной станции. Ему нужно охладиться, чтобы безопасно для общества и самих атомщиков перенести транспортировку. Там же, на АЭС, ТВЭЛы разделяются на две части. В усеченном состоянии установки едут в Красноярский край все так же по железной дороге. Здесь их принимают и помещают в десятиметровые метало-бетонные коконы. Толщина стенок одного такого контейнера — 40 сантиметров.
От   Урала до   урана
Особенность топлива ВВЭР-1000 — в его повышенной теплопроводимости. Требуется минимум 10-15 лет мокрого хранения перед тем, как направить топливо в «сухой» цех. Зато уже здесь нахождение сборок не только более безопасно, но и продуктивно, ведь после определенного времени их можно будет извлечь и направить на переработку. Или захоронить насовсем.
От   Урала до   урана
Отсеки топлива в зале хранения
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам