Екатеринбург-1917. Правопорядок в руках «советов»

Как жили горожане в последние дни до революции - узнаем из подшивок столетних газет.

Сто лет назад, как и сейчас, 23 сентября — дата непримечательная. В 1917 году это было воскресенье. До революции оставалось 45 дней. Чем жил Екатеринбург в этот отрезок времени? Как отражался наступающий хаос на жизни общества? Были ли в городе те, кто предполагал, что случится и готовился к этому заранее? Ответы на эти вопросы можно найти в учебниках. Но интереснее искать их в газетных публикациях тех «окаянных дней».

Бастуют все!

Вирус митингов и забастовок, начавшийся в Екатеринбурге еще весной 1917, к осени так и не выветрился. Люди разных профессий и сословий начинали шантажировать свое руководство, просто прекращая работать.

К привычным уже стачкам рабочих прибавились акции самых разных горожан, о протестной активности которых трудно было и подумать. Так, осенью начали бастовать служки и делопроизводители Екатеринбургской епархии, которые тогда назывались чиновниками духовной консистории.

Местная пресса тогда писала: «Министерство исповеданий, перед которым еще летом возникло ходатайство о повышении жалования чиновникам консистории, до сих пор не дало никакого ответа на это ходатайство, почему ликвидированная летом забастовка чиновников консистории теперь вновь и разгорелась в более категоричной и бурной форме».

Протестная активность заразила даже воспитанников семинарии
Протестная активность заразила даже воспитанников семинарии

Фото: ЕТВ

Свободомыслие, граничащее с анархией, кружило головы многим екатеринбуржцам. Порой возникали ситуации, которые сегодня выглядят абсурдно. Например, воспитанники духовной семинарии отказались (!) выходить на всеобщую молитву. В училищах и средних школах Екатеринбурга набирало популярность общество «Цекопос», которое, как писали тогда в газете «Зауральский край», «беспрерывно устраивает собрания учащихся даже в часы занятий».

В итоге радикалы из «Цекопоса» подбили учащихся на реальную забастовку. Пресса тех дней писала о событиях так: «Учащимися средних учебных заведений города предъявлены педагогическому совету требования, касающиеся участия их в управлении школой, отмены экзаменов, бальной системы, оставления на второй год».

Интересно, что иногда власти шли на уступки забастовщикам, а порой протестующих пытались усовестить их коллеги. Частенько их методы напоминали шантаж. Например, осенью в Екатеринбурге бастовали рабочие железной дороги, из-за чего в город на мельницы не могли подвезти зерно. В этой связи доктор железнодорожной больницы решился на отчаянный шаг. Он отказался лечить участников стачки.

Осенью 1917 среди прочих в Екатеринбурге бастовали железнодорожники
Осенью 1917 среди прочих в Екатеринбурге бастовали железнодорожники

Фото: ЕТВ

Местная пресса писала: «В связи с железнодорожной забастовкой старший врач екатеринбургской железнодорожной больницы д-р М. Н. Соколов подал заявление с просьбой освободить его от обязанностей железнодорожного врача, так как он считает для себя позором в настоящее время носить звание железнодорожника и не желает принимать участия в предательстве и измене родине».

Нашествие бродячих китайцев

Как предвестник грядущего хаоса в предреволюционном Екатеринбурге появились мигранты с юго-востока — китайцы. Выглядели они экзотично, а многие из них так или иначе были связаны с криминалом и наркотиками. В частности, с китайцами в город пришел опиум.

Китайцы и их опиумные притоны — герои новостей столетней давности
Китайцы и их опиумные притоны — герои новостей столетней давности

Фото: ЕТВ

Вот как о необычных мигрантах писали в местных газетах: «На улицах города значительное скопление бродячих китайцев самых разнообразных возрастов. Одно время они занимались продажей табаку, в настоящее время конфискованного милицией и неизвестно в чьи руки переданного. Теперь китайцы ломаются“ на улицах, окруженные толпой зевак штатских и военных, занимаются лечением зубов и проч. Среди некоторых горожан высказываются подозрения что это-де совсем не китайцы, а японские инструкторы и шпионы“».

Кроме шпионажа китайцев поголовно (и часто не без оснований) подозревали в воровстве. Читаем криминальную хронику столетней давности: «И. Я. Теретин, проживающий по Вознесенскому проспекту д. 26, заявил милиции, что у него из квартиры похищен револьвер системы Маузера. Подозрение в краже гр. Теретиным заявлено на китайца, приходившего просить работы».

Кто хочет стать милиционером?

Казалось бы, странный вопрос. Ведь очевидно, у кого в руках силы правопорядка, у того и реальная власть. Особенно, в неспокойно время. Однако осенью 1917 года в Екатеринбурге считали иначе. Официальные полномочия все еще сохранялись за структурами Временного правительства. Тогдашней милицией (от названия «полиция» по всей стране отказались после Февральской революции) управлял местный Комитет общественной безопасности. Однако все это было только на бумаге. Реальная борьба с преступностью практически не велась.

«Случаи краж и почти открытых нападений принимают угрожающие размеры. Население, терроризированное дерзостью грабителей, начинает терять веру во власть, в ее способность обеспечить мирную и имущественную безопасность», — констатировал уездный городской комиссар со страниц газеты «Зауральский край».
Милиционеры просили вооружить их револьверами, но получили винтовки
Милиционеры просили вооружить их револьверами, но получили винтовки

Фото: russia-now.com

Причем желающих взять на себя ответственность и навести в городе порядок, фактически не было. Тогда Совет рабочих и солдатских депутатов выдвинул на пост начальника милиции своего кандидата — товарища В. А. Старцева.

Про обстоятельства назначения на пост главы местных силовиков пресса Екатеринбурга писала: «Совет р. и с. д. и городская управа выставляют кандидатуру гр-на Старцева. Гр. Старцев заявляет, что он мог бы принять должность начальника милиции лишь после основательной ревизии дел и коренной чистки личного состава, т. к. 80% милиционеров — негодные для ответственной службы люди. Дума утверждает смету на содержание отделения угрозыска в 119 860 рублей на 1 год. Неизвестно, чем город будет платить той же милиции».

Надо сказать, как и предупреждал депутатов думы городской голова Александр Обухов, у муниципалитета не оказалось достаточно денег, чтобы содержать милицию. Так что, по большому счету, это новоявленная структура, теперь уже тесно связанная с Советами, обеспечивала себя сама за счет взносов рядовых членов, а так же пожертвований от заводов и других предприятий города.

Главным же было то, что Советы рабочих и солдатских депутатов, официально взяв под контроль милицию, получили легитимное право требовать от правительства, а конкретно от министерства внутренних дел, оружие и боеприпасы. Чем и воспользовались революционные социал-демократы. Они получили винтовки абсолютно легальным путем.

policija.jpg
Милицию вооружили винтовками. Револьверы были в дефиците
Фото: ЕТВ
Нельзя сказать, что милицию в Екатеринбурге тут же полюбили. Скорее наоборот. Происшествия, связанные с конфликтами милиционеров и граждан, часто попадали на страницы местных газет. Вот, например, что писали об этом сто лет назад: «Милицией задержан член уездной продовольственной управы граж. Бродягин, который, будучи в нетрезвом виде, без всякой причины стрелял из револьвера по направлению к будке постового милиционера. К счастью, выстрелы гражданина Бродягина остались безрезультатными».

Дайте денег, а иначе…

Рефреном общественной жизни Екатеринбурга осенью 1917 было постоянное требование денег. И если рабочие и даже чиновники духовной консистории, пытаясь выбить средства, начинали забастовки, то, например, медики просто взывали к своему печальному положению.

«В открытой городским попечительством больнице для хроников все ваканции замещены, между тем число больных, желающих попасть в больницу, очень велико, — писала местная пресса осенью 1917 года. — Было несколько случаев, когда близкие больного, получив отказ в своей просьбе о помещении хроника в больницу, приводили больного и оставляли его у больничных ворот. Крайне необходимо расширение больницы, в которой теперь призреваются около 35 человек (больница рассчитана на 25 больных)».

Осенью 1917 все просили у властей денег. Но их на всех не хватало
Осенью 1917 все просили у властей денег. Но их на всех не хватало

Фото: МИЕ

А вот другая, более конкретная просьба к властям, но тоже от медиков: «Екатеринбургское общество помощников врачей обратилось в городскую управу с просьбой ассигновать 300 рублей на 3 месяца для оплаты дежурств при лечебнице »Белого цветка«. Ходатайство мотивировано тем, что дежурство при лечебнице, работающей целые сутки, крайне необходимы вследствие растущего контингента больных, обращающихся за медицинской помощью».

«Пока Титаник плывет…»

Нельзя сказать, что осенью 1917 года горожане отчаялись и общественная жизнь замерла. Напротив, среди екатеринбуржцев было много тех, кто верил в лучший исход и просто «делал, что должно». Например, совсем незадолго до революции на средства городского попечительства о бедных и приходского совета Златоустовской церкви создали смешанную гимназию для юношей и девушек. Благодаря попечительству о бедных в помещении Харитоновского дома заработал Народный детский сад. В это же неспокойное время в Екатеринбурге торжественно открылся Горный университет.

Кроме образования в городе пытались наладить общественный транспорт. Об одном таком энтузиасте в газете «Зауральский край» вышла заметка: «Житель В-Исетского завода гр. Петров для удобства жителей завода предлагает установить регулярное движение дилижансов между В-Исетским заводом и городом. С этой целью он вошел в сношение с городской управой, дабы совместно с ней установить места посадки пассажиров и плату за проезд».

Казалось бы, никто предположить не мог, что совсем скоро их планы рухнут в хаосе Гражданской войны. Пожалуй, единственными, кто предполагал каким станет ближайшее будущее, были активисты Совета рабочих и солдатских депутатов. Они активно осваивали военную подготовку, практиковались в стрельбе и создали Красную гвардию. Журналисты писали об этом так: «Как известно, при екатеринбургском Совете рабочих и солдатских депутатов была организована комиссия для разработки вопроса об организации здесь рабочей гвардии. Комиссия закончила работу по конструированию устава и положения о гвардии».

Однако большая часть читателей местной прессы были более оптимистичны о отношению к грядущему. Они полагали, что все скоро устаканится, нужно только закончить войну. Специально для таких людей газета «Зауральский край» печатала из номера в номер одно и тоже объявление: «Вырежьте для памяти. 12 ноября — День выборов в Учредительное собрание».

Екатеринбург-1917. Зерна междоусобицы
Городские истории
Екатеринбург-1917. Зерна междоусобицы
При революции жизнь города поделилась на день, когда было относительно спокойно, и ночь — время разборок между солдатскими группировками.
Сумма за неделю
ХРАМ/МОСТ/ВЕЛОСИПЕДИСТ/ЧМ-2018/ОКСИМИРОН /ЭКСПО-2025/АКСЕНОВА
ХРАМ/МОСТ/ВЕЛОСИПЕДИСТ/ЧМ-2018/ОКСИМИРОН /ЭКСПО-2025/АКСЕНОВА
От Светланы Зенковой
Екатеринбург-1917. Слабая власть и пьяные солдаты
Городские истории
Екатеринбург-1917. Слабая власть и пьяные солдаты
Сто лет назад 29 августа в Екатеринбурге был обычной серединой недели. За исключением того, что до октябрьской революции оставалось ровно 70 дней. Чем жили тогда горожане, ощущали ли они близость грядущей катастрофы?