Биеннале как предсказание будущего

Кто мы? Откуда? Куда мы идем? Ответы на эти вопросы есть у современных художников, представивших свои творения на четвертой уральской индустриальной биеннале современного искусства.

Уральская индустриальная биеннале современного искусства, в какой бы год она ни проводилась, всегда похожа на шведский стол. Она представляет сразу много всего и, как правило, это совершенно разные проекты. Четвертая по счету выставка не стала исключением. Поэтому «съесть сразу все» вряд ли получится. Лучше по чуть-чуть пробовать то, что по вкусу и настроению. Что соответствует текущей задаче и ожиданиям.

Лично меня интересовало все, что связано с главной темой биеннале — «Новой грамотностью». По словам арт-кураторов, в этом году выставка «посвящена труду и досугу недалекого будущего, она предвосхищает изменения, которые в ближайшее время произойдут в общественной, экономической, культурной сферах». Прочтя такой анонс, я подумал: «Ок! Подавайте мне пирожки с предсказаниями! Запускайте свой хрустальный шар».

Как всегда нелегальное, но актуальное граффити от команды «Злые»
Как всегда нелегальное, но актуальное граффити от команды «Злые»

Фото ЕТВ.

Я убежден, что современное искусство сродни гаданию. Зритель должен быть вовлечен в процесс. И ответ художника зависит от того, как задан вопрос. Если плоско и агрессивно: «И чо?», то ответ будет таким же: «А ничо!». Но так не интересно. Поэтому спросим иначе.

Как мы будем работать?

В недалеком будущем, следуя инсталляциям-предсказаниям биеннале, компьютер окончательно станет инструментом, без которого будет сложно представить умственный труд. Хотя, казалось бы, с чего? Примерно таким вопросом задалась финская художница Пилви Такала. На выставке она представила видео-отчет своего социального эксперимента. Пилви под именем Джоанна устроилась на стажировку в отдел маркетинга одной из консалтинговых фирм. Но вместо того, чтобы изображать бурную деятельность работы за компьютером, как стандартный офисный клерк, она просто сидела за пустым столом, а на вопросы коллег отвечала: «Я думаю». В другой день она с утра до вечера каталась в лифте. В итоге ее коллеги, доведенные до бешенства, начали писать письма начальству, требуя решить проблему. Потому что офисное ничегонеделание за компьютером — привычно. А вот без него отдает чем-то странным, а значит — опасным.

Перформеры Жульена Превье вводят программы в гаджеты.

Видео ЕТВ.

Впрочем, точно не известно какими будут компьютеры (а точнее системы ввода) в будущем. И как будет выглядеть процесс работы. На эту тему задумался французский художник Жульен Превье, представив на биеннале видео-перформанс «Что нам делать дальше?» Автор обратил внимание, что уже сейчас существуют распространенные жесты, которые обозначают действия: заблокировать, разблокировать, приблизить, листать, открыть. Эти значения прописаны в инструкциях к смартфонам и планшетам. Значение их уже конкретно, следовательно, напоминает элементы языка. Поэтому Жульен Превье и его перформеры взяли жесты, прописанные в инструкциях, за основу и начали танцевать. Выходит, если в будущем клавиатуры будут забыты, то все операторы компьютерных программ станут напоминать танцоров, а не машинисток.

Также через танец свои мысли о работе (и вообще любой деятельности в сфере религии, политики, искусстве и медиа) передала художница Саша Пирогова. В своем перформансе «Аргон» она заставила четырех участников действа выполнять механические движения из йоги, танца и фитнеса в интерьерах завода. Намек прозрачен. В будущем любой умственный труд, творчество в обмен на деньги, превратится в поточное, изнуряющее производство. Разница между работой и хобби окончательно исчезнет.

Как мы будем отдыхать?

Какой же может стать работа мечты, чтобы она воспринималась как отдых? Ироничный ответ на это дает инсталляция «Сауна» от команды «Лаборатория городской фауны». Они смонтировали теплицу, которая обогревается воздухом, поступающим из работающего сервера, который добывает криптовалюту. Получился ироничный парафраз: пока майнинг-ферма приносит виртуальные деньги, можно для души покопаться на аналоговой ферме. В реальном парнике окучивать свои грядки как Франциск Ассизский, забывая про мусорный шум соцсетей.
Сервер добывает криптовалюту, отапливая теплицу.
Сервер добывает криптовалюту, отапливая теплицу.

Фото ЕТВ.

Есть у художников и бюджетный вариант отдыха от утомительной самопрезентаци в соцсетях и погоне за лайками. Работа Валентина Фетисова в рамках проекта «Между усталостью» полна жесткой иронии. Это бассейн в котором плавает надувной матрас. Замученному установками на успех человеку предлагают просто лечь и смотреть в потолок, на который в реальном времени транслируются ролики с YouTube. Причем видео для просмотра ищет в интернете компьютерная программа, ориентируясь на единственный критерий — ноль просмотров. Так что если вы страдаете от низкой популярности в соцсетях, добро пожаловать «на матрас Фетисова». Такая вот терапия будущего.

Победит ли пластмассовый мир?

Отношения с цифровой реальностью — еще одна тема для современных художников. Уже сейчас в соцсетях ходят шутки: «если нет фото и видео — этого не было». Правила медийного вещдоказательства перекинулись на весь жизненный опыт. Эту схему можно вывернуть наизнанку, получив концепцию: «есть на видео, следовательно, правда». Эта идея работает уже сейчас и дает сбой, когда транслируется очевидный бред. Например, опровергается существование гравитации. Особенности восприятия цифровой реальности стали темой для размышлений команды художников Tromarama, представивших гонконгскую инсталляцию «Затруднение».
Инсталляция «Затруднение».

Видео ЕТВ.

Работа представляет установленные на стене два экрана, один ниже другого. На том, который выше, отображается стол, на втором — пол. В режиме видеозаписи со стола периодически скатываются предметы, падая на пол. Но в какой-то момент машинка не приземляется вопреки силе гравитации, а вместо шарика промелькнувшего сверху (на первом экране) внизу оказывается сдутый мяч. И человек испытывает затруднение.

Более прямолинейно проблему пластмассового мира разрешил португало-австрийский художник Уго Канойлас. Его работа представляет рисунок на стене: люди каменного века и пара обезьян играющих пластиковой бутылкой. Пессимистичный вариант будущего, в котором все цифровое наследие сгинет, а доступными останутся лишь самые распространенные объекты человеческой культуры — упаковки из-под продуктов.

А что если в будущем от цивилизации останутся только пэт-бутылки?
А что если в будущем от цивилизации останутся только пэт-бутылки?

Фото ЕТВ.

Одним из вариантов спасения от такого итога может стать пестование аналоговых, реальных, а не цифровых, предметов искусства и медиа. Такой посыл считывается с инсталляции «Собираемый архив современных зинов» — коллекции самиздатовских журналов и книг. Ее можно воспринимать как подвыставку в рамках биеннале, а можно как метафору. В мире цифровых технологий, когда путь создателя текста или комикса максимально близок, хочется не просто делать истории, которые потом затеряются в интернете, но вещи, которые можно хранить. Которые созвучны со словом вечность.
Самиздат — напоминание о том, что информация может быть вещью.
Самиздат — напоминание о том, что информация может быть вещью.

Фото ЕТВ.

Возможно, в будущем, аналоговые книги и журналы станут сами по себе предметом искусства и роскоши вне зависимости от их содержания. Потому что упаковка, способ подачи и хранения информации играют важную роль.

Искусство – это соучастие?

Из технических залов Приборостроительного завода, осмотрев все экспонаты биеннале, лучше выходить не на улицу, а во двор. Там проще утрясти впечатления, поставив многоточие. Для этого стоит посетить кирпичный ангар, в котором на рельсах стоят две колесные пары, а из динамиков транслируют медитативный перестук, точно диалог, молотка и металла. Это инсталляция «Неразрушающий контроль» мексиканца Гектора Саморы.

Поезд — это метафора культуры и общества. Удар молоточка — жест художника, заботливое, но жесткое тестирование с целью выявить ошибку. А звук, который длиться, усиливается, искажается эхом — это реакция общества.

Это не депо, а инсталляция Гектора Саморы.
Это не депо, а инсталляция Гектора Саморы.

Фото ЕТВ

Что-то подобное с искусством вообще (а не только с современным) происходит уже сейчас. Мы живем в мире, где комментарии и лайки, хайп и перепосты становятся частью произведения искусства. Причем такой его частью, которая как явление может жить уже самостоятельно и параллельно. Вне самого предмета, породившего отклик. И даже до него, как это ни парадоксально. Скандал по поводу фильма «Матильда», который еще не вышел в прокат, тому пример. Дистиллированная формула «Я Бродского не читал, но осуждаю» как острое желание влиять на произведение.

Современные художники улавливают эти тенденции. Они видят, что сейчас IT-технологии позволили каждому стать «диванным экспертом» во всем: от футбола до международной политики. Технологии максимально сблизили творца и потребителя искусства, который очень хочет стать соавтором. И в некоторых случаях становится, как это было с книгами «Метро» Глуховского.

В скором будущем подобного интерактива, активного соучастия публики в трансформации произведения искусства или медиа-проекта, станет значительно больше. И это может превратиться из эксперимента в мейнстрим. Сам автор продукта станет редактором и модератором, который будет задавать форму и предлагать «умной толпе» заполнить ее действием и деталями.

Стать соавтором. Заполнить собой пустоту, которую оставил художник.
Стать соавтором. Заполнить собой пустоту, которую оставил художник.

Фото ЕТВ

Так и случится, если я правильно толкую предсказание американца Роберта Морриса. А точнее его инсталляцию «Телопространстводвижениевещи». Эта работа напоминает сон безумного Плотника из «Алисы в Зазеркалье» — деревянные пандусы, полки от пола до потолка, установленный по центру отрезок деревянной трубы циклопического диаметра.

По замыслу художника, по этим объектам можно бегать и лазить, а подвижные — перемещать. Все это — оболочка, ожидающая зрителя, который будет не просто смотреть на нее, но и взаимодействовать, наделяя своим смыслом. Заберется в трубу и начнет ее шатать изнутри, например.

В этом и суть современно искусства. Пустота и воздух, которые можно насытить. Открытый исходный код. Упаковка смыслов.

И если вам нравится играть с художником в соавторство, значит четвертая индустриальная биеннале точно для вас.

Для тех, кто в танке: как услышать искусство четвертой биеннале?
События
Для тех, кто в танке: как услышать искусство четвертой биеннале?
Не все работы современных творцов простой зритель поймет без допинга для мозга. Но в этот раз организаторы и партнеры индустриальной биеннале подобрали ключ и к сердцам любителей технологий, и к сердцам неофитов.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Вика Цыганова: о музыке, мехах и красоте
Пиджаки «Иннопрома»
Пиджаки «Иннопрома»
Ищем дыру в нарядах участников и гостей международной выставки в компании главного уральского дизайнера по мужским костюмам.