Маленький «Принц Серебряный»

Сергей Пенкин не звучит из каждого утюга, но ежегодно собирает залы. Пресса наградила его званием «Принц Серебряный», но на родине ему до сих пор не дали заслуженного. О признании и призвании обладатель уникального голоса рассуждает на ЕТВ.

Гастрольные часы привели маэстро на Урал спустя год: его концертная программа поменяла визуальную оболочку, название сменилось на «Музыкальную терапию». Песни остались прежними, за исключением одной, но ее не берут на радио, поэтому зритель знакомится с ней только на концерте. К слову, о зрителе: после глобального исчезновения Сергея Пенкина с экранов и из колонок, поклонники лишь стали множиться – в концертном «Космосе», к примеру, появились десятки новых слушателей маэстро.

О метаморфозах в образе и творчестве, новой музыке и старой закалке Сергей Пенкин рассказал ЕТВ после концерта.  

Звукотерапия

— «Музыкальная терапия» – это история о том, что музыка лечит. Люди хотят хорошего настроения, а моя профессия – его дарить. Я как донор. 

— Ваш образ с годами изменился: костюмы стали спокойнее, концерты более камерными, но в глобальном смысле вы по-прежнему яркий артист. 
— Просто я перешел на другой уровень. Вот представьте, выйду я сегодня в перьях, что получится? Это в те времена цепляло, сегодня актуальны другие вещи. Да и мне самому не интересно. 

— На отечественной сцене сегодня есть исполнитель, которого вы считаете достойным? 
— А вот тут я задумался… Лариса Долина хорошая, но она холодная… Может быть, Билан. Достойные исполнители есть, но их единицы. А мне нравятся люди, которых мы не слышим: Марина Капуро, Жанна Бичевская. Если честно, я не близко знаком с современной музыкой, но мне кажется, что на сцене сегодня нет таких глыб, личностей, какие были раньше. Это связано с тем, что люди помешаны не на искусстве, а на деньгах, и музыка стала форматом. Бетховен и Бах тогда не писали бы свою такую музыку, если бы творчество изначально было форматировано. Я, например, не формат, пою другое, а был бы форматом, то был бы как все: «юбочки из плюша», «крашеная – ненакрашеная», «боже, какой мужчина, хочу сына» – вот разве это искусство? Это же помойка, даже не попса. А хорошая попса – это Майкл Джексон, Джордж Майкл, Шакира, Бейонсе.

— Вы во время концерта обмолвились, что вашей новой песни нет в ротации на радио. Это вопрос времени, или есть другие причины? 
— У нас люди привыкли к стадному чувству: если одна радиостанция взяла, то все начнут слушать. В моем случае все очень сложно: меня нет ни на телевидении, ни на радио, даже звания у меня нет. А залы есть, нонсенс! Люди все равно меня любят, причем таким, какой я есть. Здесь, конечно, и верность зрителя, но, например, на концерте в Екатеринбурге было очень много новых людей. И случайных зрителей не бывает. Вот сегодня ко мне подошла одна девушка и сказала: я жалею, что за 18 лет впервые пришла на ваш концерт. 

— Год назад моя коллега, поэтесса Александра Аксенова написала вам стихотворение, и вы сказали, что это целая история, которую вы предадите в свой музей воспоминаний. Что еще вы храните в этой коллекции? 
— Может, будет звучать банально, но меня греют воспоминания: записки, телеграммы, открытки. Сегодня мне вручили сувенир – золотую рыбку, она тоже отправится в мою галерею. Такие подарки я храню и в московской квартире, и в моем загородном доме.  

На диване о «Диване»

— В разное время в Екатеринбурге я бывал в «Диване», в «Высоцком», жил в гостинице «Центральная», у меня там были интересные мероприятия [улыбается – прим. ред.]. Город-то большой, хотелось бы, чтоб не места были, а истории, которые они составляли. 

— У нас появился Ельцин Центр, там все рассуждают о девяностых… 
— А я не вспоминаю о прошлом, вообще никак. Я всегда мечтал иметь театр, в котором пели бы нераскрученные, но талантливые артисты, но мне его никто не дал. За столько лет, сколько я на сцене, мне никто не дал звания заслуженного артиста, поэтому я о прошлом вообще не вспоминаю. 

«Саморазвитие — это ужасно»

— С вашим упорством, мне кажется, вы добьетесь многого: история знает мало людей, кто одиннадцать лет подряд поступал в «гнесинку». 
— Тогда был СССР: без музыкального образования на эстраде оказаться было невозможно, а эстрадное отделение было только в академии Гнесиных. Когда на одиннадцатый год я все-таки поступил, меня увезли на скорой помощи – упал в обморок. Но все было не зря, сейчас без того музыкального образования я бы не преподавал на профессорской должности [с 2015 года Пенкин преподает в Институте искусств МПГУ – прим. ред]. Каждый артист сегодня строит свой путь самостоятельно, но я все же считаю, что образование необходимо: бриллиант должен быть в огранке, конфета – в красивой упаковке. Саморазвитие – это ужасно, должен быть кто-то со стороны, чтобы раскрывать в нас талант, настраивать, показывать верный путь. Вот ко мне в школу пришла девочка. Я ее спрашиваю: кто тебе нравится? Она отвечает: Тимати. Тогда я дал ей домашнее задание послушать Майю Кристаллинскую. Она пришла снова и расплакалась, я спрашиваю: почему? А девочка мне отвечает: какая красивая песня, я раньше такого не слышала! Вот это пример не саморазвития, это мы вкладываем в наших детей, чтобы они не были такими, как все. 

— От роли наставника, как я понимаю, вы получаете особенное удовольствие? 
— Конечно, потому что я понимаю, что должен оставить после себя кого-то сильного. А если весь этот ширпотреб будет – это же плохо! У меня самого есть наставник, это Наталья Зиновьевна Андриянова, которая выпустила плеяду певцов: Полина Гагарина, Алсу, Жасмин, Линда. Ей сейчас 77 лет, она современная женщина, и я до сих пор слушаю ее советы. 

Фото: Дмитрий Сальник, ЕТВ

Афиша не для всех: авангардный сентябрь и музыкальный РОКтябрь
Развлечения
Афиша не для всех: авангардный сентябрь и музыкальный РОКтябрь
В эту пятницу мы предлагаем вам заполнить пробелы в музыкальном календаре: только живая музыка, только power metal! А еще немного мелодичного рока и стёбного инди.
Рокабилли с «отвязными псами»
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Уральский фан
Городские истории
Уральский фан
Истории жителей Екатеринбурга, которые нашли свою звезду.