Ищем смысл в чистом поле за Кольцово

Архитектор столичного «Винзавода» Ярослав Ковальчук — о новой парадигме городского планирования, которую он вместе со студентами Школы главного архитектора опробует на микрорайоне «Новокольцовский».
Авторы:Ая Шафран
Уже во второй раз в Екатеринбурге работает Школа главного архитектора, и снова ее участники пробуют свои силы в городском планировании на реальных кейсах, предоставленных вполне реальными застройщиками. Студенты тренируются на проектах таких внушительных компаний, как PRINZIP и «Атомстройкомплекс», а одно из заданий слушателям лектория подкинула «Синара-Девелопмент».

Если другие кейсы осложнены уже существующей застройкой участка и сложившимся городским пейзажем в округе, то задание  «Синары» имеет другую специфику: на площадке, где намечено строительство нового района, нет совершенно ничего. Это чистое поле, раскинувшееся за аэропортом Кольцово. И все же людям, которые здесь поселятся, нужны будут не только жилые квадратные метры, но и уютная городская среда, общественные пространства и смысловые ядра — по ним в Екатеринбурге и будут опознавать этот квартал. 
img47.jpg

Участок между улицей Чистой, Сирибским трактом, ЕКАДом и Кольцовским трактом

Заказчик попросил у слушателей ШГА разработать «конструктор дворов» — модульную систему, из которой можно будет собирать разнообразные, но одинаково комфортные пространства для местных жителей. Другая важная задача — «выявить идентичность района за счет оригинального имиджа». Новокольцовский не должен стать очередным безликим спальником. Проследить за этим должен будет один из лекторов Школы главного архитектора 2.0 Ярослав Ковальчук.

Выпускник Московского архитектурного института, зодчий со стажем, в последнее время Ярослав больше занимается городским планированием, чем созданием проектов конкретных зданий. Столичный гость известен в основном как главный архитектор Центра современного искусства «Винзавод» и проекта «Интерьеры МШУ «Сколково». В лекции «Город 4.0» Ярослав Ковальчук расскажет уральским слушателям о своей гипотезе, которая гласит — в России наступила четвертая эра градостроительства.

О принципах современной застройки ЕТВ рассказал Ярослав Ковальчук.

Архитектор и урбанист Ярослав Ковальчук:

«Мало построить город. Его нужно вырастить»

— Город 4.0 — это моя гипотеза, которая говорит о наступлении четвертой эпохи градостроительства. До сих пор в России ясных периода было три. Первый — это средневековые города, которые строились по своим законам: крепостные стены, узкие кривые улицы, компактная и хаотичная застройка. Главное место в городе занимали собор и площадь. В Европе была похожая ситуация.

Потом появились новые идеи о том, что такое город и человек. В эпоху Ренессанса изменилась философия, отношение к искусству, возникли идеи гуманизма. И тогда же родился регулярный барочный город. Пример такой застройки — реконструкция Рима, где строились прямые улицы. В те времена господствовала идея гармоничной городской среды, которая должна была создать нового гармоничного человека. В период барокко эти идеи сформулировали окончательно. 

Работа в Школе главного архитектора кипит

Работа в Школе главного архитектора кипит

Фото: ЕТВ

В градостроительстве этот барочный стиль держался более 300 лет. Вторым городом после Рима, который создавался по этим принципам, как ни странно, стал Санкт-Петербург. Хотя Россия была на периферии мира, Петр Первый позвал самых передовых градостроителей — создавать новый идеальный город. Со временем отдельные детали менялись: например, если в начале в барочных городах совсем не было зелени, то потом ее признали необходимой, стали появляться парки. В России Екатерина перепланировала все города. И Екатеринбург основан на барочной уличной сетке.

Третьей парадигмой стал модернистский город. После промышленной революции XX века происходит серьезный рост городов, и появляется масса проблем. Наступает время поиска новых решений, и они появляются — это город-сад Говарда, «Парабола» Ладовского, соцгорода... Все эти идеи были четко сформулированы в Афинской хартии (градостроительный манифест, составленный Ле Корбюзье в 1933 году – прим. ред.). Главное, что там было зафиксировано — тезисы про комфорт жителей, про санитарные нормы. 

Примерная планировка микрорайона «Новокольцовский»

Примерная планировка микрорайона «Новокольцовский»

Иллюстрация: презентация компании «Синара-Девелопмент»

Произошел отказ от улиц и кварталов как главных элементов. В модернистском городе царили идеи свободной планировки. Там были башни, стоящие среди зелени. Наши микрорайоны, построенные в послевоенное время, — это, по сути, воплощение идеи Афинской хартии. Например, все окраины Екатеринбурга, построенные в СССР, — это реализованный модернистский город. Однако в определенный момент пришло понимание, что модернизм — это не совсем хорошо: в нем есть удачные моменты, но есть и куча проблем.

Начались попытки придумать что-то другое, стартовала дискуссия про постмодернизм. Изменилось и общество — индустриальная эпоха закончилась, началось что-то другое. Сейчас мы видим в России дискуссию о городской среде. Люди обсуждают, как строить новые районы, делать общественные пространства. Это дико интересный период, почти беспрецедентный в нашей истории. Происходят попытки переосмысления городской среды.  

Отто Вейерс (Нидерланды), Тимур Абдуллаев и Ярослав Ковальчук обсуждают архитектурное будущее Екатеринбурга

Отто Вейерс (Нидерланды), Тимур Абдуллаев и Ярослав Ковальчук обсуждают архитектурное будущее Екатеринбурга

Фото: ЕТВ

Моя гипотеза состоит в том, что мы должны сформулировать новые принципы организации города. В зависимости от идей, от утопических моделей меняются и города. Сейчас идут дискуссии вокруг комфортных пространств, компактности-расползания, устойчивого ландшафта, участия людей в создании своей среды. Если модернистская схема была жестко ориентирована сверху вниз, а градостроитель представлялся демиургом, то сейчас стало понятно — это так не работает. Теперь людей вовлекают в создание места, где они будут жить. 

Городскую среду переосмыслили: раньше ее понимали как совокупность физических объектов, теперь — как виртуальную реальность. Конечно, на нее влияют дома, фонари, скамейки, но при этом она постоянно генерится в головах людей. И это не менее важно, чем сами здания. Как со всем этим работать, не очень понятно, но это гораздо сложнее, чем просто спроектировать и построить. Город надо вырастить. 

Наш кейс — это как раз такое упражнение на тему, как можно создать городскую среду, когда строится жилье эконом-класса. С одной стороны, это проектирование, чертежи, картинки. С другой, история о том, как люди могут в этом участвовать. Нужно, чтобы в районе все жило, эволюционировало и развивалось само уже после постройки. Опробованных решений много, но где-то работают одни, а где-то — другие. Все зависит еще и от муниципальной системы, ее готовности взаимодействовать с обществом.

Порой применяется такой тактический урбанизм, когда людям дают возможность самим что-то менять, строить. Они начинают приспосабливать городскую среду под себя, и она становится жилой, комфортной уютной. Иногда это происходит методом партизанинга. Проблема в том, что муниципалитеты к такому не привыкли. Потихоньку это движение растет, к нему примыкают блогеры. Другая проблема в России — у нас не учат проектированию пространства. В институте рассказывают, как создать проект дома, но улицу… — это даже не приходит в голову. А ведь между зданиями нужно не только заложить развороты для автомобилей, это пространство требует какой-то работы.  

Идеальный чиновник
События
Идеальный чиновник
Как изменился Екатеринбург за восемь лет правления Якоба.
ЕКАТЕРИНА ВОЛКОВА. «Нельзя идти по трупам»
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 19.10.2018
Главные новости Екатеринбурга 19.10.2018
От Ирины Шутько
Боец ЕТВ против бойца UFC
Боец ЕТВ против бойца UFC
Как журналиста били, душили и почему MMA круче бокса.