Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах

Наш гонец в Донецк. Свердловчанка о своих донбасских каникулах

Залитые в бетон банкоматы, компостеры в трамваях и ухоженные набережные: жительница Екатеринбурга рассказывает о новогодних каникулах, которые она провела в столице ДНР.

В новогодние каникулы некоторые уехали отдыхать на сказочное Бали. А жительница Екатеринбурга Анастасия Свещинская отправилась в Донецкую народную республику, чтобы повидать друзей и своими глазами посмотреть на непризнанное государство на границе с Россией. ЕТВ публикует ее рассказ от первого лица.


Моя поездка случилась спонтанно, и я сама до конца не верила в реальность этого мероприятия. Тем сильнее хочется поделиться ощущениями и личным опытом. Выезд из Екатеринбурга был намечен на утро 31 декабря специально, чтобы стартовать в первый выходной день и обернуться за праздники. Бла-бла-каром я добралась до Ростова, оттуда в шесть утра нужно было отправляться дальше уже на автобусе.

На перроне собирается в ДНР толпа обычных людей: какая-то парочка с расписной балалайкой, какие-то страшные гопники. Я тихонько удивлялась тому, что эти люди так буднично едут по сути в зону боевых действий. После границы у пассажиров собирают на проверку паспорта, возвращают минут через 30-40. Водитель раздает нам документы, завязывается забавная перекличка. Настроение у всех приподнятое, все довольны — граница пройдена, осталось совсем немного. И тут начинается жесть. За окном серое утро, низкое небо, грязный снежок. Вдоль дороги серьезные, из камня и кирпичей, дома, вот только через один они разрушены. Остатки стен, зияющие дыры окон, крыш нет. Некоторые дома заколочены и брошены. Так длится довольно долго.
Фото: Анастасия Свещинская
Фото: Анастасия Свещинская
Набор путешественника
Прямо у границы находится Саур-Могила. До России отсюда можно дойти пешком. Как мне рассказали, с нашей земли была поддержка — грады, СУшки и прочее. Вообще, местные могут многое рассказать, но не всему можно верить. Все ближе к Донецку. По дороге встречаются непривычные знаки на украинском и небольшие плакатики «Донецкая Народная Республика». В Донецк въезжаем с опережением расписания. Ищу приличную кафешку, чтобы перевести дух, подзарядить себя и телефон, созвониться со всеми и решить, что делать дальше. Первый этаж торгового центра «Золотое кольцо» выглядит как переход на рынке. Однако наверху обнаруживается неплохое кафе. Прошу у девочек место поближе к розетке и чайник чаю. Теперь нужно заселиться.

У меня адрес квартиры и контакты людей, которые меня должны заселить. Я иду по окрестностям автовокзала, все вокруг слегка обшарпанное. «Принимаем в ополчение», — гласит граффити. Все это совсем неприветливо. Позже оказывается, что так выглядит только вокзальный район, остальной город вполне уютный и чистенький. На трамвайном кольце, которое напоминает конечную Уралмаша, сажусь в первый трамвай. Кондуктора нет и не будет: не предусмотрен. За три рубля водитель выдает мне милейший цветной билетик с нарисованной елочкой и надписью «Донецкая Народная Республика». Я сохранила его себе на память.
Фото: Анастасия Свещинская
Фото: Анастасия Свещинская
Билетики продаются за рубли
С трудом нахожу компостер, пробиваю дырки — конечно, не с той стороны. Позже я учусь легко вычислять приезжих: они ищут взглядом кондуктора, теряются от стоимости билета и дальнейших манипуляций. Я честно платила за проезд все несколько дней пребывания в ДНР, только на обратном пути в переполненном трамвае меня научили ездить зайцем. В Екатеринбурге так бывает частенько, например, из экономии и спортивного интереса. А тут вспомнилось детство, Советский Союз — хотелось платить честно.

Проезд стоит три рубля и в троллейбусах, в маршрутках — 8-10 рублей. Вообще я встретила упоминание о гривнах только однажды, на стартовом пакете с сим-картой, которую я купила. Цены оказались вообще невысокими. Сигареты по 20-25 рублей, алкоголь тоже недорогой. Забавно смотрятся переиначенные названия известных марок виски и коньяка, доставшиеся от Украины: Red Level, Johny Talker и проч. Тут же на развес продаются крупы, говорят, это кто-то осваивает гуманитарную помощь. Дорогой только бензин: литр АИ-92 стоит 45 рублей.
Фото: Анастасия Свещинская
Фото: Анастасия Свещинская
Бензин здесь в цене

С безналом и банками — настоящая беда. Все украинские банкоматы закрыты, заколочены или даже замурованы в бетон. Российские тоже не работают: республика-то непризнанная. Я привыкла пользоваться безналом, и ходить с наличными по чужому городу мне неуютно. Единственный банк, карты которого, кажется, работают, — местный. Кстати, про банки. Как мне рассказали, когда все это началось, многие догадались набрать кредитов в украинских банках. И все, отдавать не собираются. На периодические звонки из Киева отвечают, чтобы дали реквизиты. Но… деньгами не сможем. Можем гранатами, снарядами… Короче, народ не унывает.

2 фотографии
У меня, как у человека, не сталкивавшегося близко с военными конфликтами, вызвала когнитивный диссонанс близость практически прифронтовой зоны («а вот тут работают снайперы») и обычной человеческой жизни — с домами, маршрутками и гопниками у киоска. Ничего необычного, люди хотят жить и привыкают ко всему.

О гопниках мне рассказали такую историю. 31 декабря они заскучали и решили поговорить с ребятами-ополченцами, позиция которых расположена неподалеку. Ну и как всегда бывает: «Пацаны, а вы откуда?» Ополченцам болтать было не очень охота, они из другого мира. Но ребята оказались с юмором. И вот они отвечают на чистой мове что-то в духе «я с Чернигова, а я с Киева»… Гопнички «замерзли», а те продолжают. В общем, серьезно напугали мальчиков с района. И, довольные, ушли по своим делам.
Фото: Анастасия Свещинская
Фото: Анастасия Свещинская
Селфи на фоне патриотической клумбы
За несколько дней, которые я провела в Донецке, мне удалось увидеть не так много. Мы много гуляли по городу, но он все-таки очень большой. Две чудесные набережные, городской пруд, река Кальмиус, которая в середине XX века была судоходной, и в ней даже же можно было купаться. На берегах были обустроены пляжи с раздевалками, душевыми и питьевыми фонтанчиками. Теперь остались одни раздевалки с надписями «купаться запрещено». Зато есть куча столов для тенниса, детских площадок, скамеечек и интересных уличных тренажеров. Все в идеальном состоянии. Плавает огромное количество уток, а, если верить интернету, водятся и нутрии.

На удивление, все прибрано, ухожено, уютно что ли. Людей мало, но поговаривают, что они потихоньку возвращаются. Вообще встречные по большей части очень приветливы. Обидно за город и его жителей, что не по своей вине оказались вот в таком незавидном положении. И теперь им предстоит из всего этого выбираться.
+4
9 фотографий

Пора уезжать. Город провожает меня проливным дождем. До Ростова я доезжаю на автобусе, оттуда на Урал самолетом. Москва встречает меня -27 градусами, вечерний Екатеринбург — -26. Сугробы и мороз. Я дома, но переключиться на рабочий лад после абсолютно другой реальности очень сложно.

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам