100 + Пять рецептов будущего для индустриального города

100 + Пять рецептов будущего для индустриального города

Поселиться поплотнее. Отдать дороги пешеходам. Освоить пригород. Отменить генплан. Построить новый город. Урбанисты, архитекторы и строители указали Екатеринбургу направление развития.
Екатеринбург, как и многие другие современные города России, вырос из советского прошлого, но так и не смог перешагнуть его бетонное наследие. Сияющему монстру цивилизации XXI века нелегко развернуться на узких улочках XX и предыдущих столетий. Как должны развиваться мегаполисы, чтобы догнать прогресс? Ответ на этот вопрос искали участники круглого стола «Тенденции развития современных урбанизированных территорий» на форуме 100+.

Полицентрическая модель

руководитель Центра прикладной урбанистики
руководитель Центра прикладной урбанистики
Святослав Мурунов
— В России нет градостроительства: за последние 25 лет мы построили всего четыре города. Два из них — Сколково и Иннополис — не совсем города, там нет церкви и кладбища. А в Советском Союзе было построено 700 городов. Наше градостроительство сейчас — это девелопмент. Мы не понимаем, что такое город, и в этом наша главная проблема. А между тем, город — это диалог городских сообществ, которых у нас нет.

В результате у нас разорвано целеполагание при градостроительстве. Бизнес хочет много и сразу, ценности администрации вообще формировались в 90-е годы, когда была одна задача — все контролировать. Эта антикризисная модель управления осталась до сих, но она губительна для развития. 80% жителей по своей ментальности не горожане, они не несут ответственности за место, где живут, и подходят к вопросу потребительски. Именно они формируют спрос на ущербное жилье.
100 + Пять рецептов будущего для индустриального города
На форуме 100+ города растут, как трава
Век автомобиля закончился, но век человека так и не начался. Мы не сформулировали, что такое человек. А вообще-то у него есть четыре параметра: свободное время (оно становится главным капиталом), компетенции, социальные связи (из-за них растет роль общественных пространств, где можно устанавливать контакты) и цели и мечты. Наши города продолжают транслировать нам советское мышление, поэтому нужно заново формулировать человека в городе. Надо ограничить их рост вширь, который происходит от жадности, и сориентироваться на переход на новое качество жизни. Или, если ресурсы позволяют, новый город.

Новые проекты расселения должны появляться по запросу существующих городов, а не властей, которые не смогут создать с нуля сложную саморазвивающуюся структуру даже при наличии ресурсов. Надо учиться заново создавать города, ведь они — это ДНК цивилизации, без них она не живет. У Екатеринбурга есть амбиции и ресурс для создания новых городов. Это один из первых городов, который заявил о себе как о столице. И небоскребы здесь возникли как амбиция. Ваш ресурс — в переходе к полицентричной модели. Пока получается плохо, потому что командуют девелоперы. У каждого дома должна быть своя уникальная модель полицентричности, ее нужно разработать.

Пространство для пешеходов

старший партнер Mobility in   Chain
старший партнер Mobility in Chain
Фредерико Паролотто
— В последнее время система транспорта меняется, мир отходит от автомобилецентричной модели. Нет задачи снизить число автомобилей, нужно просто сконцентрироваться на жителях и сократить пространство, которое занимают машины. Как это сделать? Например, мы создали онлайн-систему, которая сообщала автомобилистам о свободных парковочных местах неподалеку от них. Это позволило серьезно снизить площадь парковок и отдать это пространство пешеходам.

Будущее — за цифровыми технологиями. Мы занимались развитием Гвадалахары, теперь мы работаем над проектом White city («Белый город») для Москвы. Дороги занимают значительную часть столицы, при этом используется только малая их площадь. Создавая модели транспортных развязок, мы выясняем, как можно оптимизировать их использование. В симуляции видно транспортные потоки, которые можно перенаправить и сделать территорию более комфортной для жителей, если использовать место рационально. Надеюсь, московский проект скоро реализуется.

Цифровые технологии позволяют контролировать трафик. Пусть измененные развязки не введут в эксплуатацию в ближайшие 2-3 года, полученные данные можно учитывать при строительстве новых дорожных сетей и снизить объем пространства, который занимают автомобили.

Разделить магистрали и улицы

президент союза архитекторов России
президент союза архитекторов России
Андрей Боков
— Лет двадцать я занимался стройкой, потом оглянулся вокруг и пришел в ужас. Наша политика пространственного планирования состоит из наследия советского прошлого и отдельных заимствований зарубежной практики. Отсутствует коммуникационный каркас города, хотя в России пытаются это не признавать.

Что нужно сделать, чтобы преодолеть прошлое? Например, отделить улицы от магистралей безостановочного движения. Мы по-прежнему создаем гибриды: 8-полосные шоссе, по которым автомобили летят, пока не упрутся в светофор. И эта пагубная практика представляется нормой! Должны быть магистрали, по которым можно быстро добраться до любого района города, дальше съехать на улицу и следовать по ней.
Фото: ЕТВ
Фото: ЕТВ
Аркадий Чернецкий и Евгений Куйвашев на открытии форума
Химеры новых городов — страшный грех ХХ столетия. Возникло ущербное представление о том, что все решается в больших городах, раз они дают нам 60-70% ВВП. Начальники воспринимают пространство страны как его беду, но на самом деле, проблемы больших городов решаются за их пределами. Люди в офисах не могут существовать без почвы — без древесины, молока, полезных ископаемых. Поэтому нужно развивать не только большие города, но и пространство между ними. Создавать сеть магистралей, состоящую из точек и коридоров, вокруг которых тоже есть жизнь.

Есть две модели промежуточного пространства — города-спутники, как в Европе, и сабурбия, как в США: заселенные «ковры», крупные ТРЦ, автомобили, школьные автобусы… В России же есть малые города, коттеджные поселки, деревни, дачи — и все это совершено хаотично. Такая застройка никак не регулируется, она лишена и статуса, и заботы. Вместе с тем 60% россиян, согласно опросам, хотят жить за городом. В прошлом году было сдано 84 м2 жилья, при этом 41 млн — это квартиры и 43 млн этого разношерстного хаоса.

Сейчас мы продолжаем продавать то, что сделано по модели социального жилья 60-х годов — многоэтажки, вместо того, чтобы строить одноэтажное социальное жилье. В таких домах может быть реализована инженерная автономия, они могут быть энергоэффективными. Пора задуматься, как сделать пространство за пределами больших городов цивилизованно обитаемым.

Уплотнить население

президент RPM Asset Holdings
президент RPM Asset Holdings
Стивен Роза
— Нужно привлекать технологии, чтобы добиваться устойчивого развития городов, которое неразрывно связано с защитой окружающей среды. Необходимо всегда понимать, что произойдет с нашим будущим. Последние сто лет мы занимались получением энергии с самыми низкими затратами. Дешевые углеводороды становились выгодными ресурсами, но загрязняли воздух и воду.

Основные потребители энергии — это города. Мы изучили 25 городов на юге США и выяснили, что некоторые потребляют значительно меньше энергии, чем другие, до 40%, причем это не связано со стоимостью ресурса. Меньшее потребление положительно влияет на природоохранные показатели. Нужно выяснить, как им это удается, и выработать эффективную политику потребления. Чем выше плотность населения, тем эффективнее. Кроме того, нужно переходить на альтернативные виды топлива, создавать массовые средства транспортировки, и тогда мы оградим экологию от негативного влияния.

Вся власть строителям

гендиректор строительной компании   « Краснодар Сити»
гендиректор строительной компании « Краснодар Сити»
Андрей Сигидин
— Краснодар — это город, который реактивно прибывает за счет миграции. За последние три года сюда приехало 280 тысяч человек, такой небольшой город. Поэтому вопрос роста стоит для нас особенно остро. Но как его обеспечить? Нам досталось советское наследие и часть культуры XIX века, когда все дороги вели в центр, где находились вокзал, почта, ратуша. Чтобы теперь преодолеть этот формат, нужно создавать магистрали и сеть улиц, но это сложно из-за собственников существующей застройки. Каждый владелец квартиры в центре считает, что ухватил бога за бороду, ведь цена земли растет до небес.

Другая проблема — советские коммуникации, которые не потянут новое строительство. А между тем многоэтажные дома в центре позволили бы расширить узкие улицы. А значит, нужно разбираться с собственниками, переселять их в новые дома. Еще одним препятствием становятся законы, которые принимают далекие от градостроительства люди. Депутаты принимают генплан, но он просто не может быть воплощен. Общественные слушания только мешают девелоперам работать. Не стоит ругать жадность: если здание построено хорошо, его купят; жажда наживы приводит к тому, что застройщики заботятся об интересах граждан.

Я не сторонник раздавать пахотные земли Кубани под строительство. Нужно строить в городе, возводить в центре высотки по 30 и более этажей с инфраструктурой, но этому мешает генплан. Пора менять ментальность в сторону бизнеса, расширять улицы, строить высокие дома, организовывать квадратно-гнездовую сеть общественного транспорта.
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам