Альтернативный Свердловск

Шесть историй развития Екатеринбурга, которые не случились в нашей реальности.

Все, кто меня знает, подтвердят, что я человек предельно серьезный. Зануда и педант, который всегда говорит правду.

Поэтому просто поверьте.

Несколько дней назад мне на рабочую почту стал приходить спам от неизвестного. Он не назвал себя, но начал так: «Здравствуйте! Не могу связаться со своими коллегами в вашем мире. Ни один из известных мне смотрителей башни не отвечает. Может, вы смогли бы помочь?»

Заинтригованный, я написал в теле письма «слушаю». И кликнул на кнопку «отправить».

В ответ мне посыпался спам, отдающий откровенным бредом. Но я заинтересовался. Дело в том, что если продраться через умозаключения автора письма, слепленные из теорий математика Дэвида Дойча с его «Структурой реальности» и вульгарной фантастики лукьяненского «Черновика», то выходило, что у нашего Екатеринбурга есть брат-близнец в параллельной Вселенной.
Альтернативный Свердловск.
И незнакомец, который вышел со мной на контакт, как раз его житель.

Собственно, серия его писем ко мне состояла из цитат новостной хроники об альтернативном Свердловске. В них не было ничего фантастического, но все было не так как у нас. Все было… зеркально что ли.

Я напряг свою память и понял, что у нашего Екатеринбурга и альтернативного Свердловска есть общие узловые точки, перекрестки, проходя через которые, каждый город выбирал свой путь. И получал свое отличие.

Связь с собеседником из альтернативного Свердловска была ужасной. Какие-то файлы, которые он крепил к своим письмам, не открывались, какие-то распаковывались в буквенный шум, не подающийся расшифровке. Еще хуже дело было с иллюстрациями. Но кое-что о городе в параллельной Вселенной мне удалось прочесть. Этим я решил поделиться с вами, дорогие читатели. А для удобства после каждой цитаты из новостной хроники альтернативного Свердловска я добавил свое объяснение. Указал на общие точки развития наших городов. На развилки. Ответив на вопрос: «А наш город был бы иным, если бы…?»

Дворец-библиотека на набережной

Фото: 1723.ru
Фото: 1723.ru
Набережная Городского пруда в альтернативном Свердловске

Вот почитайте, что пишет мой собеседник из параллельной реальности альтернативного Свердловска:

«В сквере, выходящем на набережную Городского пруда, прямо напротив Свердловской областной библиотеки имени Максима Горького, установят арт-объект — скульптуру в виде книги, размером три на четыре метра. Скульптура будет оборудована встроенными полками для бук-кроссинга. Директор библиотеки, заявил, что…»

Когда я прочел это, то сразу подумал: «Стоп-стоп-стоп! Какая такая библиотека на набережной? Там же Приборостроительный завод, руины золотосплавной лаборатории, офисники, построенные под старину, Дом журналиста и — все! И почему библиотека имени Горького, а не Белинского?»

А потом я понял, в чем дело и «откуда ноги растут». Общая для нашего Екатеринбурга и альтернативного Свердловска история библиотеки на набережной началась в 1936 году. Именно тогда архитектор Константин Бабыкин написал в журнал «Опыт стройки» программную статью о строительстве в Свердловске настоящего Дворца книги. На федеральные деньги здание Свердловской областной библиотеки Максима Горького (именно его имя она должна была носить, а вовсе не Виссариона Белинского) построили к 1941 году. Но началась война.

И как раз 1941 год стал точкой невозврата. В нашей реальности будущему Дворцу книги не повезло. В этих помещениях разместился эвакуированный завод № 214, который позже стал называться Уральским приборостроительным. И сейчас мы можем лишь любоваться тем, что могло бы быть, но не сложилось.

А как обстояли дела в альтернативном Свердловске?

2 фотографии

«В 1941 году в здании библиотеки разместили госпиталь», — пояснил мой собеседник из альтернативного Свердловска параллельной реальности.

В общем, после того, как Великая Отечественная война окончилась нашей победой, надобность в госпитале отпала и Дворец книги стал полноценной библиотекой Максима Горького. И украшением набережной.

Жилье на месте дома Ипатьева

Фото: ЕТВ
Фото: ЕТВ
В альтернативном Свердловске вместо Храма-на-Крови — жилые дома.

Признаюсь, этой новостью из параллельной вселенной собеседник из альтернативного Свердловска меня откровенно удивил. И даже шокировал. Только оцените, что он, шельмец, пишет:

«На площади Свердлова в 18:00 пройдет флэш-моб Танцевальная прогулка“. Место сбора участников — Центр Юровского. Участники начнут свое шествие от крыльца Центра, чтобы затем, оставив по левую сторону Дворец пионеров, пройти мимо памятника комсомольцам и выйти на площадь Свердлова. Внимание, вполне вероятно, что прогулка на площади не закончится, а продолжится по набережной имени Горького до Свердловской областной библиотеки. Против Танцевальной прогулки“ выступили православные активисты, на что художник Давид Царев посоветовал им читать Библию и…»

Центр Юровского! Каково, а? Я был возмущен, но сдержал гнев, чтобы не прерывать контакта, а всего лишь вежливо спросил: «Послушай, (к тому моменту мы уже перешли на ты) а где Храм-на-Крови, народное покаяние, ежегодный фестиваль «Царские дни?»

Сначала мой собеседник совсем не понял, о чем я толкую. Но мы быстро разобрались. Не буду приводить здесь весь наш диалог, оставлю только его выжимку. Итак.

Оказывается, в альтернативном Свердловске параллельной реальности не было расстрела Николая Романова и его семьи. Никого массового убийства в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в подвале дома Ипатьева не произошло.

Лев Троцкий планировал взять на себя историческую роль обвинителя от народа, а потом открыто судить царя как преступника. Этот демон революции сумел убедить остальных большевиков в том, что тайный расстрел императора будет имиджево не выгоден для молодой советской республики. С ним согласились. Военком Уральской области и член президиума Уралсовета Филипп Голощекин, приезжавший в июне 1918 года в Москву за инструкциями, получил недвусмысленный приказ: царя и семью не трогать и доставить в столицу целыми и невредимыми.

Выполнить эту миссию выпало коменданту дома Ипатьева, комиссару Якову Юровскому. Нужно понимать, что к тому моменту на красный Екатеринбург наступали белогвардейцы. Юровский повез царскую семью на поезде. Но эшелон попал под артиллерийский обстрел и сошел с рельсов. Все погибли. В том числе и Юровский, который позже силами госпропаганды стал одним из уральских героев. Миротворцем, пытавшимся решить судьбу императора Николая II по справедливости — через суд.

Как раз из-за этих событий дом Ипатьева в альтернативном Свердловске так и не обрел свой особый статус, храма на этом месте не воздвигли. Не родилось даже самой идеи «народного покаяния» за цареубийство. Потому что имел место трагический, несчастный случай, которых во время Гражданской войны было предостаточно.

А вскоре сам дом Ипатьева, как и аналогичные рядом расположенные усадьбы, снесли, основав на этом месте площадь Свердлова, окруженную высотками в стиле ампир.

Офисник напротив Оперного

Фото: 1723.ru
Фото: 1723.ru
Такой дом стоит напротив Оперного театра в альтернативном Свердловске

Интересно, что в альтернативном Свердловске, который, как мы выяснили, довольно сильно отличается от Екатеринбурга, есть проблемные точки, которые один в один, как наши. Вот что пишет мой собеседник из параллельной реальности:

«Комплекс зданий бывшего облисполкома, построенный в конце 20-х годов напротив Оперного театра, нуждается в реновации. Власти сообщают, что уже нашли инвестора, который готов возродить ветшающий памятник архитектуры. Девелопер Гарри Фабрикантов заявил, что специалисты его компании Седьмая и третья биографии Татлина“ со всем тактом подойдут к процессу переустройства. Таким образом, через несколько лет в центре города откроется многофункциональный торгово-развлекательный центр с офисными площадями. Злые языки, ориентируясь на свои источники, утверждают, что Гарри Фабрикантов лукавит, говоря о сохранении исторического наследия Свердловска. На деле же девелоперу интересен только земельный участок в границах улиц Первомайская — Тургенева — Ленина — Луначарского, который сейчас занимают заброшенные корпуса бывшего облисполкома. Наша редакция будет…».

Казалось бы, о какой проблеме идет речь — понятно. Есть девелопер и есть памятник истории, который он хочет модернизировать. Но, позвольте, что же это за дом раннего конструктивизма, если на этом месте в Екатеринбурге стоят корпуса УрГУ и несколько жилых хрущевок? Как же так получилось?

Ответ по тексту ниже.

Фото: 1723.ru
Фото: 1723.ru

Как выяснилось, в данном случае архитектурные истории Екатеринбурга и альтернативного Свердловска разделились в 1926 году, когда Александр и Виктор Веснины предложили властям свой проект Облисполкома. В пояснительной записке указывалось: «Участок земли, отведенный для здания Облисполкома прямоугольной формы, ограничен с одной стороны площадью и с трех сторон улицами: слева Тургеневская улица, справа улица Мамина-Сибиряка».

Ajnj^ 1723/кг
Ajnj^ 1723/кг

В итоге у нас, в Екатеринбурге, этот проект реализован не был. И в 1957 году на этом месте, с выходом на площадь Парижской коммуны, построили здание в стиле неоклассики для конторы Уральского совнархоза. А в 1965 году на этих площадях разместили Уральский государственный университет.

Другое дело в альтернативном Свердловске параллельной реальности. Там проект архитекторов Весниных был горячо одобрен. В итоге квартал между улицами Тургенева и Мамина-Сибиряка от Первомайской до Ленина занял комплекс Облисполкома. И стоит там до сих пор. А вот на площади Труда (ведь свято место пусто не бывает!) разместились как раз корпуса УрГУ.

Такая вот игра в пятнашки.

В городе будут жирафы!

Наш екатеринбургский зоопарк, как оказалось, мог быть иным. Таким, как в альтернативном Свердловске. Оцените новость моего собеседника из параллельной реальности, в которой он одним штришком показал перспективы, точно похвастался.

«Как стало известно нашей редакции, Краеведческий музей согласился передать свои старые корпуса в Монастырской роще расположенному рядом Свердловскому зоопарку. Раньше музей хранил в этих помещениях свои коллекции, а теперь эти фонды перевезут в новый корпус. Освободившиеся площади после ремонта оборудуют под зимний вольер для пары жирафов».
Фото: 1723.ru
Фото: 1723.ru
Зоопарк хотели разместить именно здесь, но передумали

Я выяснил, что екатеринбуржцы упустили свой шанс иметь зоопарк в Зеленой роще еще 1930 году. Просто потому, что областные власти (как это знакомо) не дали денег на проект, который уже профинансировал город. Но обо всем по порядку.

6 апреля 1927 года президиум Горсовета выделил для зоопарка территорию Монастырской рощи с кладбищем (екатеринбуржцам это место известно под топонимом Зеленая роща). В сентябре 1929 года все надгробия сравняли с землей, а через месяц специалисты завершили съемку местности и почвенно-грунтовые исследования участка. За пять лет на стройку планировали потратить почти 530 000 рублей. Горсовет соглашался взять на себя только одну треть, остальную часть суммы ожидали получить от области.

Тем временем энтузиасты Уральского общества любителей естествознания начали собирать коллекцию птиц и зверей. Размещались эти животные в Верх-Исетском живом уголке орнитолога Валерия Шлезингера.

В мае 1930 года в Монастырской роще начали строительство зимних павильонов для будущего зоопарка. Но потом закончилось финансирование. Стройка встала. И власти решили разместить уже сформированную коллекцию животных в территории, которую тогда называли «Сад Филитц» — по фамилии стоявшей рядом усадьбы уральского пивовара. Предполагалось, что звери и птицы пробудут в наспех сколоченных павильонах временно, пока не закончиться стройка в Монастырской роще. Но судьба распорядилась так, что зоопарк получил постоянную прописку именно на этих двух гектарах в квадрате улиц Энгельса — Мамина-Сибиряка — Карла Маркса — Луначарского.

А вот параллельной реальности альтернативного Свердловска областные власти в 1930 году активно и, что важно, деньгами поддержали идею строительства зоопарка в Монастырской роще. И в 1935 году он был создан именно в этом месте. Что до госпиталя НКВД, который сейчас известен екатеринбуржцам как заброшенная больница скорой помощи, то для этого здания в Монастырской роще альтернативного Свердловска места просто не нашлось.

« Член КПСС» убил дом-кораблик

Ценители конструктивизма! Обращаюсь к вам. Вы думаете, что только в Екатеринбурге уничтожались объекты этого архитектурного наследия? Как бы не так. Альтернативный Свердловск также столкнулся с этой проблемой. Вот такую цитату я выудил из массива беспорядочной переписки со своим собеседником из параллельной реальности. Оцените:

«Из отзывов на экскурсию «Конструктивизм Свердловска»: «Большое спасибо! Было очень интересно. Подскажите, где можно узнать больше информации о спортивном комплексе «Динамо», который стоял на стрелке Городского пруда до того, как там построили Дом правительства? Хотелось бы побольше фото и видео. Спасибо. Любопытная Даша».

Фото: 1723.кг
Фото: 1723.кг

Казалось бы, ну бред! Фантазия! Такого просто не могло быть! Чтобы власти сами взяли и уничтожили памятник конструкивизма. Чтобы поставили на его месте 24-этажную высотку.

Кому в голову вообще могла прийти такая идея?

Но оказалось, такой проект постройки Дома свердловского обкома КПСС прямо на стрелке Городского пруда существовал в реальности. Более того, широко обсуждался и вызвал споры.

Точкой невозврата, развилкой, после которой вид на Городской пруд Екатеринбурга стал не таким, как в альтернативном Свердловске, было событие 1973 года. Как раз тогда здание свердловского обкома КПСС планировали воздвигнуть на стрелке пруда. И это решение как самое эффектное поддерживал тогдашний главный архитектор Свердловска Геннадий Белянкин. Но чиновники выбрали иное место на правом берегу Исети.

Геннадий Белянкин вспоминал в своих мемуарах ««Я и город. Доминанта моей жизни» об этом так: «После долгих поисков выбрали участок на правом берегу Городского пруда. Градостроительные недостатки этой точки были видны сразу. Объем высотой более ста метров «перекашивал» всю структуру центра города».

Однако первый секретарь Свердловского обкома КПСС Яков Рябов был непреклонен. И настаивал на стройке по правому берегу Городского пруда. Белянкин попытался решить вопрос через Москву, обратившись к одному из руководителей Госгражданстроя Николаю Баранову. Тот поговорил с секретарем обкома Рябовым, но переубедить не смог. После этого Рябов вызвал на ковер архитектора Белянкина вместе с первым секретарем горкома партии Львом Бобыкиным. О том, как это было, архитектор Белянкин написал в своих мемуарах: «Как сейчас помню, мы вошли в кабинет Рябова, он поздоровался, не подав руки, и, прохаживаясь по кабинету, сказал Бобыкину, что на его месте он бы приструнил главного архитектора. Потом Леонид Федорович, с которым у меня были очень хорошие отношения, сказал мне: «Сам понимаешь, плевать против ветра бесполезно».

В нашем Екатеринбурге Геннадию Белянкину не удалось отстоять свою точку зрения. Поэтому Дом свердловского обкома поставили на правом берегу Исети. Там он и стоит.

А вот в альтернативном Свердловске параллельной реальности один из руководителей Госгражданстроя Николай Баранов надавил на первого секретаря свердловского обкома Рябова, да так, что тот прогнулся. И в итоге «Член КПСС» построили на стрелке Городского пруда. Вместо конструктивистского спорткомплекса «Динамо».

Фото: 1723.ru
Фото: 1723.ru
Строительство « Члена КПСС»

Левый берег стал вдруг правым

Почти у каждого екатеринбуржца, который прогуливался по набережной, есть фотографии берега городского пруда, над которым высятся башня «Исеть» и отель Hyatt. А вот в альтернативном Свердловске такого великолепия нет. Они еще только начали строить свой «Екатеринбург-Сити». Но — на другом берегу. На левом. Вот что пишет мой собеседник из параллельной реальности:

«На месте элеватора мукомольного завода, сразу за Симановской мельницей, памятником истории и архитектуры, идет грандиозное строительство. На левом берегу Городского пруда построят небоскреб — башню Исеть“. Согласно проекту ее высота составит 212 метров, что в два с лишним раза больше, чем…».

Как такое могло получиться? Почему не стали строить на правом берегу Исети? Неужели решили сберечь усадьбы XIX века?

«Нет, усадьбы мы не уберегли. Просто все застроили многоквартирными домами», — ответил мой собеседник.

И тут все встало на свои места. В альтернативном Свердловске не смогли построить свой сити в привычном для нас, екатеринбуржцев. В 1980-е годы на территории между улиц Антона Валека, Маршала Жукова, Челюскинцев и 9 января [сейчас ул. Бориса Ельцина — прим. ЕТВ] планировали построить квартал жилых домов — железобетонных двенадцатиэтажек свыше 300 квартир в каждой. В нашем городе возвели лишь один такой дом.

«Когда секретарь обкома партии Б. Н. Ельцин осмотрел уже отстроенные свердловские кварталы жилых домов в районе улицы Жукова, он вопреки мнению авторов проекта застройки центра города предложил остановить строительство. Многие, в том числе отдельные руководители области и города, это предложение не поняли, но после некоторых колебаний строительство все-таки остановили», — написал в своей книге «Я и город. Доминанта моей жизни» главный архитектор Свердловска Геннадий Белянкин.

Именно поэтому Екатеринбург получил возможность выделить землю под «Екатеринбург-Сити» на правом берегу пруда. А вот в альтернативном Свердловске параллельной реальности идея института «Свердловскгражданпроекта», по которой планировали застроить жилыми многоквартирниками весь участок правого берега у Макаровского моста, воплотилась в полной мере.

И поскольку лакомое место, которое в нашем городе отвели под проект «Екатеринбург-Сити», в альтернативном Свердловске параллельной реальности оказалось занято жилыми многоэтажками, то башню «Исеть» построили на левом берегу. На месте мукомольного завода по соседству с их Белым домом.

Фото: ЕТВ
Фото: ЕТВ

Продолжение может и будет

Как вы поняли, я очень заинтересовался собеседником из альтернативного Свердловска параллельной реальности. Поскольку он так и не назвал свое имя, я для себя обозначил его как Семен-2. А потом, отослав все свои краеведческие статьи о Екатеринбурге (не знаю, дошли они или нет), засыпал вопросами: «Какие люди живут в Свердловске? Что они любят? У вас там социализм с человеческим лицом или лютый капитализм?»

Мой собеседник взял паузу на долгих 17 часов, а потом пожаловался на прямую связь и скинул инструкцию. Согласно ей лучший контакт с моим миром и параллельным можно установить по Wi-Fi, если войти в «узловые каины». Их было две. Собеседник скинул координаты обеих по широте и долготе. Забив цифры в поисковик, я понял, что Семен-2 из альтернативного Свердловска имел в виду заброшенные башни. Водонапорную на Сортировке и телевизионную возле цирка. И тут я понял: это проблема. Ни того, ни другого сакрального объекта в Екатеринбурге больше нет!

Хотя… Есть же у нас третья башня. На Плотине. И говорят, если подняться на второй этаж, открыть напольный люк, просунуть в него голову и начать разговор, делая паузы, то можно услышать ответ. Скептики утверждают, что это просто эхо от днища водонапорного бака. Но что они понимают в интересных историях? Ничего.

А вот я попробую выйти на связь.

И скажу в завершение простую мысль, которой, собственно, и посещена статья:

«Город — это прежде всего твой диалог с самим собой. Не более, но и не менее».

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам