Искусство под подошвой

Как будет выглядеть Екатеринбург, если отдать площади города под стрит-арт? Ярко, но не всем понравится.

Супрематический крест Покраса Лампаса, который покрыл площадь Первой пятилетки, ворвался в федеральную повестку.

Поначалу работа художника, которую он выполнил в рамках фестиваля «Стенограффия», была интересна лишь любителям уличного искусства. Они писали восхищенные (и вполне заслуженные) комментарии в социальных сетях и ставили лайки. А потом эту грандиозную и, что важно, согласованную картину попытались заасфальтировать деятели из отдела районного благоустройства. Защитники Покраса Лампаса и его супрематического креста схватились за голову и, давя в себе крики «Это же вандализм!», пресекли попытки испортить екатеринбургский оммаж Казимиру Малевичу. Тогда-то и грянул скандал на всю страну.

Фото: Street Art Museum / Музей стрит-арта
Фото: Street Art Museum / Музей стрит-арта
Супрематический крест Покрас Лампаса

Горожане очнулись, пригляделись к полотну Лампаса и начали делиться своим мнением. А сказать, что оно было абсолютно восторженным, значит соврать. Православные сразу потребовали убрать крест с площади, потому что ходить по нему ногами грешно и «смутительно». Но кроме религиозного мотива у критиков самого масштабного граффити за всю историю Екатеринбурга были и другие соображения. Самые дискуссионные из них возникли, как «воспаление искусствоведческого нерва», как болезненная реакция на нечто, идущее вразрез с представлениями о прекрасном. Так родилась главная претензия к работе Покраса Лампаса: «Это вообще не искусство, как и, собственно, ваш Казимир Малевич. То ли дело Репин и Шишкин, а также вся остальная классика».

И это проблема. Точнее вопрос: готовы ли екатеринбуржцы к авангардному искусству в общественных пространствах? Или лучше привычные произведения, такие, у которых есть четкий верх и низ, понятные фигуры и сюжет? Есть и третий вариант, конечно, суть которого еще год назад в своей работе выразил уличный художник Слава ПТРК: Make Russia Grey Again («Сделать Россию снова серой»).

Фото: Слава ПТРК
Фото: Слава ПТРК
Редакция ЕТВ решила представить, а как будет выглядеть Екатеринбург, если городские власти, продолжая тему Покраса Лампаса, осмелятся отдать семь площадей Екатеринбурга под репродукции всемирно известных художников?
И знаете, супрематический крест в этом случае будет выглядеть весьма понятно и органично. Впрочем, смотрите (и судите) сами.

Площадь 1905 года для Джексона Поллока

Эта работа весьма органично впишется в пространство площади. Во-первых, ее невозможно исказить точечным (он же ямочный) ремонтом, чего не скажешь о супрематическом кресте Малевича. Во-вторых, это позволит каждому екатеринбуржцу оказаться внутри картины. А именно к такому взгляду на свое творчество призывал Джексон Поллок. Свои гигантские полотна художник создавал, стоя прямо на холсте, покрывая масками и брызгами краски пространство вокруг себя. В-третьих, как утверждают некоторые искусствоведы, созерцание картин Поллока через легкое чувство головокружения и беспокойства усиливает муки нечистой совести и полезно как профилактическая прививка всем чиновникам.

Площадь у Дворца молодежи для Ричарда Пузетт-Дарта

По мнению художника ЕТВ, репродукция картины адепта абстрактного экспрессионизма Ричарда Пузетт-Дарта удачно ляжет в пространство перед Дворцом молодежи, облюбованное роллерами и скейтерами. Во-первых, это почетно. Работы Ричарда Пузетт-Дарта высоко оценили эксперты Королевской Академии художеств Великобритании, взяв его картины для своей выставки в 2017 году. Во-вторых, геометрические и органические формы, с которыми работает художник, напоминают граффити, а значит, понравятся завсегдатаям этого места. В-третьих, само название картины — Desert — переводится как «пустыня», что можно считать покаянным намеком на то, как обходятся с деревьями в Екатеринбурге во время благоустройства территорий.

Площадь Обороны для Пита Мондриана

«Нет ничего конкретнее, чем линия, цвет, плоскость», — сказал Пит Мондриан, голландский художник, который параллельно с Кандинским и Малевичем положил начало абстрактной живописи. Работа этого живописца, нарисованная в теме «Композиция с Красным, Желтым, Синим и Черным» придаст пространству, где проходят согласованные с властями митинги оппозиции, особый шарм. Ведь упорядоченность Мондриана — в том числе о гармонии, не только в мироздании в целом, но и в государстве как его модели. То есть там, где композиционно уравновешивают друг друга противоположности: цвет и его отсутствие, вертикаль и горизонталь, белый и черный, красный и синий.

Площадь Субботников для Михаила Ларионова

Картину «Лучистая колбаса и скумбрия» русского авангардиста Михаила Ларионова мы попытались вписать на площади Субботников. Почему? Потому что она странная. И соответствует эклектичному пространству, которое с одной стороны образует православный храм, с другой — Дворец культуры, в котором регулярно проводятся танцевальные постановки в жанре контемпорари, с третьей — промзона.

«Если мы желаем написать буквально то, что видим, то и должны написать сумму отраженных от предмета лучей. Но чтобы получить целиком сумму лучей именно желаемого предмета, нам надо волею выделить только данный предмет, так как к нам в глаз вместе с лучами воспринимаемого предмета попадают отраженные рефлективные лучи части других близлежащих предметов», — утверждает в своем манифесте Михаил Ларионов.

Надеемся, после этого высказывания художника наш выбор будет более понятен. А если нет, то мы хотя бы честно пытались.

Площадь Советской армии для Василия Кандинского

Шедевр Василия Кандинского «Желтое, Красное, Синее» хранится в Центре Жоржа Помпиду в Париже. Накрыв репродукцией картины свободные пространства площади Советской Армии, мы отдадим дань уважения десантникам. И вот почему… Василий раскрыл для зрителя смысл своей работы. И она, как оказалось, описывает судьбу ветеранов локальных войн. Вот что пишет сам художник в своей теоретической работе «О духовном в искусстве»:

«Желтый цвет, как человек, полный устремленности и энергии, которому внешние обстоятельства препятствуют их проявить. Желтый цвет — типично земной цвет. Красный цвет, несмотря на всю энергию и интенсивность, производит определенное впечатление почти целеустремленной необъятной мощи. В этом кипении и горении — главным образом, внутри себя и очень мало во вне — наличествует так называемая мужская зрелость. Синий цвет есть цвет торжественный, сверх земной углубленности. Это следует понимать буквально: на пути к этому сверх“ лежит земное“, которого нельзя избежать. Все мучения, вопросы, противоречия земного должны быть пережиты. Никто еще их не избежал».

Площадь Кирова для Марка Ротко

Если, глядя на фото, вы думаете, что пространство перед памятником русскому революционеру Сергею Кирову расписали маляры, то вы отчасти правы. Но только отчасти. На самом деле эта работа — дань уважения картине Марка Ротко «Центр белый», которая, между прочим, в 2007 году ушла анонимному русскому (!) коллекционеру за 72,8 миллиона долларов.

Этот шедевр — образчик беспредметного абстракционизма. Немаловажную роль здесь играет цена, за которую картина была продана и куплена. А что касается смысла, то Марк Ротко (в отличие от Василия Кандинского) сам не предлагал зрителям однозначные трактовки своих цветовых решений. Так что понимайте, как хотите.

Но, во-первых, это красиво. Разве нет? Даже в виде площадной репродукции.

Привокзальная площадь для Ивана Шишкина

Специально для тех читателей, которые могут возмутиться и спросить «А что это вы только авангардистов привечаете?», редакция ЕТВ своей волей и мастерством художника отдала Привокзальную площадь под репродукцию шедевра Иван Шишкин «Утро в сосновом бору». Как вам такое? С одной стороны, симпатичные и узнаваемые мишки хорошо сочетаются с фресками на потолке железнодорожного вокзала. Но с другой…

Есть в фигуративной живописи одна черта, которая затрудняет восприятие подобных картин, если их перенести на плоскость. И черта эта — четкое наличие верха и низа. Поэтому «Утро в сосновом бору» Шишкина выглядит органично лишь для тех зрителей, которые находятся между самой площадью и гостиницей «Маринс Парк Отель» и смотрят в сторону вокзала. А вот с других точек эта репродукция будет смотреться уже совсем неудачно.

Поэтому, может быть снова нарисовать на этом месте работу Джексона Поллока, а?

Не оставлять же пространства серым в самом деле.

Иллюстрации: Google Maps + репродукции известных художников + иллюстратор ЕТВ Николай Пекарский





Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам