А я вас знаю, мне смешно

ЕТВ публикует ответы на пять наивных вопросов по теме «Монстрация: что это и зачем?»

До Первомая осталось всего ничего — меньше двух недель. День солидарности рабочих всего мира, мягко упакованный в успокоительное определение «праздника весны и труда», отметят протокольным парадом членов профсоюзов с вкраплением представителей официальной власти. Но параллельно с этим формальным маршем в Екатеринбурге пройдет и неформальный — Монстрация. Участники этого добровольного, в чем-то скоморошьего, самоироничного шествия пронесут по улицам города транспаранты с абсурдными, странными, веселыми, лишенными внятного послания лозунгами.

Зачем это? Причем тут монстры? Кто заплатил этим людям и за что? Нет ли тут оскорбления? Это точно не адепты Навального?

Подобные вопросы (в шутку, ради троллинга или всерьез) задаются регулярно, каждый год, за несколько дней до Монстрации. Как организатор этого хэппенинга в Екатеринбурге я решил ответить на все разом. Но не как мальчик, который проштрафился и оправдывается: «Поймите меня правильно!..» А как миссионер: «Смотри как здорово! Давай с нами!»

Поэтому держите пять развернутых ответов о том, что вы хотели узнать, но стеснялись спросить.

mm_7.jpg
Спрашивали? Отвечаю!

Фото: Евгений Савин

«Монстрация, монстры… Вы сатанисты что ли»?

Вопрос, вынесенный в подзаголовок, мне задавали всерьез. Не в соцсетях, где можно что-то быстро нагуглить, а в пресловутом реале. Я тогда ответил что-то банальное, односложное. Сейчас пора исправляться.

Как любитель истории, начну с истоков. Первую Монстрацию 15 лет назад провели новосибирские художники Максим Нерода, Екатерина Дробышева, Артем Лоскутов и Иван Дыркин. Последний, собственно, и придумал термин «монстрация». А его идейный товарищ Максим Нерода наполнил неологизм смыслом, расшифровав в одном из интервью:

«На примере ДЕ-конструкции, ДЕ-монтажа и в конце ДЕ-струкции мы препарировали термин ДЕ-монстрация, оставив, таким образом, конструктивную составляющую».

То есть никаких монстров и поклонения жути в первомайском перформансе не было и нет. Сам латинский корень слова означает не что иное, как глагол «показывать». Конечно, в екатеринбургских Монстрациях иногда мелькают совсем странные персонажи: то проскачет человек с головой-маской коня, то пройдет вылитая горилла, даром, что в одежде, а в 2016 году на акции видели Чумного доктора с милым плакатом «Не болейте!» Но все эти жутики, надо понимать, не ради ужаса, а напротив — ради смеха и общей карнавализации.

Так что если б меня спросили, нужно ли какое-то возрастное ограничение для Монстрации, я бы ответил: «Как в мультиках — шесть плюс».

Уличный протест станет карнавалом, потому что смех лучше ненависти

Не знаю, как страна, а Екатеринбург сейчас переживает такие времена, когда любая уличная активность воспринимается невовлеченными в нее горожанами через призму параноидального недоверия. В лучшем случае считается, что это чей-то политический (или какой-то иной) пиар, а значит, заведомо за деньги и поэтому фу-фу-фу. В худшем акция воспринимается как маргинальный, привычный, а оттого рутинный и скучный демарш «Бабы Яги, которая вечно против, потому что отрабатывает печеньки Госдепа».

Такое отношение легко понять, потому что практически все городские сходки, шествия и митинги — это либо прогосударственный официоз, на который сгоняют студентов и бюджетников, либо заведомо протестные (бессмысленные и беспощадные, как русский бунт) выходки оппозиции.

И вообще, городская медиаповестка последнего времени (главным образом из-за ситуации с проектом постройки храма святой Екатерины в сквере у Театра драмы) чуть ли не прямым текстом диктует: «Определяйся с кем ты! Прояви свою гражданскую позицию! Ты за храм или против? За сквер или за стройку?»

И от этого уже почти все горожане устали. Да так, что хочется сказать: «Я не хочу решать, за красных мне быть или за белых. Я хочу тусоваться!»

В общем, что делать тем, кто желает погулять по улицам, испытать чувство единения в потоке людей, радость Первомая, но не стремится идти на официальную демонстрацию с протокольными, типографскими лозунгами? Кто брезгует «мараться о политоту?»

Что делать тем, кто жаждет творческого, художественного действия (или просто подурачиться с друзьями)?

Как раз для этого и создается Монстрация. Она объединяет желающих выйти на улицы и переформировывает их потенциальную протестную активность (если таковая была) в мирное русло массовой прогулки по городу с шутками и смехом. То есть в карнавал, запрос на который в обществе есть и до сих пор не снят.

Конечно, остается фундаментальный вопрос: а зачем это?

Да ровно затем, зачем люди едут на природу, чтобы пожарить шашлыки, выпить-закусить, или отправляются на сплав. Монстрация — безопасный выход из рутины, это разрушение черно-белого дискурса и выход из повседневности через смех и принятие многообразия мира (если умничать), это просто прикольно и весело (если по правде).

Потому что 1 мая — это праздник.

Соседство политических призывов и лозунга «Кукусики!» неуместно

Одна из традиций Монстрации — она вне политики. Шествие, в каком бы городе не проводилось, старается максимально дистанцироваться от любых партий, объединений, движений и их идеологии. Неважно, кто это: красная «Суть времени», прогосударственные патриоты, активисты Навального или даже правозащитники. Да хоть феминистки с представителями ЛГБТ!

Нельзя.

Но это «нельзя», эти границы, они, безусловно, нечеткие, нежесткие. Поэтому, если оппозиционно настроенный гражданин пришел на Монстрацию не как поп Гапон и провокатор, а как обычный участник, то еще до начала шествия он сам понимает: его зубодробительно-серьезный лозунг (а они всегда такие, потому что политический месседж обязан быть внятным) здесь явно не в кассу. И соседство с плакатом «Кукусики!!!» делает затею с политагитацией смешной и неуместной.

С провокаторами же разговор короткий. Помню в 2016 году, когда колонна монстрантов шла по Плотинке, к нам присоседились несколько мутных типов с отпечатанными в типографии транспарантами с критикой губернатора. Я, как организатор, сказал сопровождавшим меня полицейским, что эти гастролеры к нам не имеют никакого отношения. И политических паразитов, которые хотели хайпануть на нашем шествии, из потока быстро удалили. Да так, что большинство участников акции даже не отразили этот эксцесс.

Есть еще важный момент. На Монстрациях бывают лозунги, которые иронично обыгрывают актуальные события. Так в 2014 году новосибирцы развернули во главе колонны транспарант с надписью «Ад наш!» Но считать этот парафраз политическим — все равно, как полагать, что лозунг «Мох с нами!», с которым я ходил три года назад — это не цитата омского художника Дамира Муратова, а какая-то анитиклерикальная насмешка.

monstracija_4.jpg
Монстрация в Новосибирске

Фото: FacebookАртема Лоскутова

Что в лозунге тебе моем? Кроме абсурда?

Транспаранты Монстрации могут быть любыми по своей форме и содержанию. Главное, чтобы лозунг было законным. И в идеале смешным. Такая свобода действия позволяет не ограничиваться понятным только автору абсурдным высказыванием (например, «Замкнем тракторизм на массу»), но дает возможность настраиваться на диалог с посторонним зрителем. Чтобы он считал сообщение на плакате, понял иронию и улыбнулся, став своим. Тем, с кем установлен контакт.

Для такой игры обычно берутся какие-то крылатые выражения или фразы, а потом постмодернистски перерабатываются, искажаясь в шутку. Так, каждую Монстрацию попадаются один или два человека, которые несут транспаранты с различными вариациями лозунга «Мир! Труд! Май!» — от «Мир, труд, вай-фай», «Жир, тут, лай» до «Тир, труп, ай», с которым я пришел на свою первую в жизни Монстрацию в 2013 году.

Важно только не забывать: если вы задумали лозунг, основанный на искажении общеизвестной фразы (как «Гора родила, слышь?», например), то его нужно писать крупными, читаемыми со стороны буквами. А сам транспарант должен быть удобен для переноски.

Стратегия культурного сопротивления как искусство

И в завершение. Монстрация в Екатеринбурге до сих пор воспринимается многими как какая-то маргинальная тусовка. И это печально. Потому что потенциал у этой акции огромен. Причем эволюционировать она может как в условно «злую» сторону, которая обесценивает все через смех скомороха, так и в условно «добрую» — ту, которая становится одной из фестивальных фишек города, делает его жизнь ярче и эмоционально богаче.

Вообще, Монстрацию как явление уже несколько лет изучают ученые. А она может быть разной. Это зависит от города, в котором проходит шествие, от отношения местных властей. Поэтому мнения ученых об этом первомайской акции могут быть противоположны. Например, российский и американский ученый-антрополог, профессор университета Беркли Алексей Юрчак уверен, что Монстрация — это часть стратегии культурного сопротивления и, безусловно, разновидность политического высказывания, поиск политического языка в современной России. А вот немецко-американский философ, теоретик литературы и историк культуры Ханс Ульрих Гумберт убежден, что Монстрацию следует считать искусством и точка, потому то участники акции не представляют какой-либо однородный социальный слой, не имеют рационального плана и четкого проекта будущего.

Мне больше по нраву концепция немца Гумберта. Может, оттого, что я не люблю политику, в какие бы формы она не рядилась. Искусство, по-моему, гораздо лучше. И было бы замечательно, если в Екатеринбурге Монстрация вышла бы из тени на официальный уровень. И стала бы проводится, скажем, под патронажем департамента культуры. Так, собственно, уже несколько лет происходит в Новосибирске.

Но пока об этом остается лишь мечтать. И опираться на свои силы.

Так что я всех приглашаю 1 мая на Монстрацию. Маршрут пока сказать не могу — он на согласовании в министерстве общественной безопасности. Но как только, так сразу — первая новость об этом будет на ЕТВ. Так что оставайтесь на связи.

А если вам вдруг скажут, что в Монстрации участвуют «только клоуны и дурачки», то ответьте злопыхателям полной цитатой из советского фильма «Тот самый Мюнхгаузен»: «Умное лицо — это еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица. Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!»

Самые красивые лица «Иннопрома»: власть, бизнес и любовь
Лаборатроллия
Самые красивые лица «Иннопрома»: власть, бизнес и любовь
ЕТВ рассказывает, кого жители Екатеринбурга могут встретить только четыре дня в году.
ИЗ ЖИЗНИ «ТОЛСТЯКОВ»
Иван Бакаидов. Я говорю с помощью компьютера и выгляжу как пророк!
Превращение в Снегурочку
Лаборатроллия
Превращение в Снегурочку
Поэтическое достояние Урала Александра Аксенова изменяет рифме и в прозе рассказывает о своем непростом путешествии с Дедом Морозом по екатеринбургским квартирам.
Отлить в граните
Лаборатроллия
Отлить в граните
ЕТВ вспоминает самые скандальные высказывания уходящего года.