Кулак дружбы

ЕТВ вспоминает странные праймериз, туманные выборы и не только. Вывод печален — политика кончилась.

Подвести политические итоги 2018 года в Екатеринбурге ЕТВ попросил Владислава Горина, которого коллеги окрестили «утвердившейся в медийной тусовке звездой». Ведущий «Главных новостей», «Суммы мнений» на телеканале ЕТВ и программы «Анализируй это» на радио «Эхо Москвы в Екатеринбурге», обладатель премии «ТЭФИ-регион» за «Лучшую еженедельную информационно-аналитическую программу» посмотрел на творящееся на политическом небосклоне свысока. Как того и заслуживают люди, создававшие за 12 месяцев, как верно заметил Горин, «конец истории».

Зачем вспоминать события, происходившие в течение последнего года (внезапные отставки и увольнения, странные праймериз и туманные выборы, наконец, непрозрачные назначения), если можно сразу перейти к выводу. То есть спросить, что случилось в политической жизни города в 2018-м? И тут же ответить: случился конец истории.

В том самом, фукуямовском, смысле. Классическую книгу о судьбе человечества после победы Запада в Холодной войне, конечно же, читатели ЕТВ изучили еще в средней школе. Так что объяснять ничего не нужно. Но стоит напомнить, что конец истории — это не апокалипсис, не превращение планеты в ядерный пепел, в тепле которого могут жить, как мы помним из уроков НВП [был такой предмет в советской школе — начальная военная подготовка — прим. ЕТВ], тараканы и, может быть, крысы. Конец истории — вообще не из речи военрука, скорее — политрука: про диалектические противоречия, единство и борьбу противоположностей.

dsc_0586.JPG
Губернатор поменял мирный велосипед на пистолет (стартовый)

Фото: ЕТВ

Несмотря на единство (в том числе номинальное, в рамках «Единой России»), борьба противоположностей в Екатеринбурге состоялась, и областная управленческая команда впервые в примерно 25-летней истории соперничества одержала полную победу над городской. Хотя я бы не спешил поздравлять с победой ни областную команду, ни нас с вами, то есть тех, кто ни к победителям, ни к проигравшим прямого отношения не имеет. Ведь фактически перестал работать двигатель, приводивший в движение власть.

В механизм попала вода (если кому-то интересно, жидкость эта столичного происхождения), и поступательно-возвратное движение прекратилось; произошло то, что правильно называется гидроударом, и то, что в терминах автомехаников описывается емким термином «кулак дружбы» (за сходство пробившего стенку двигателя поршня с брутальным приветствием).

dsc_1887.JPG

Фото: ЕТВ

Почему все-таки не поздравить областную команду с победой? Ведь все, кто мог оспаривать их притязания на власть в регионе либо ушли со сцены (одни анонимные Telegram-каналы продолжают следить за тем, куда пошел и с кем встретился тот, кого прежде в СМИ называли «серым кардиналом»), кто-то нашел себе новую работу, а кто-то и новую родину — например, далекий от Урала регион с бархатным арктическим климатом. Трудно было представить себе такое год назад, и вот оно есть.

Какого мэра потеряли!
Но еще трудней представить, что будет с теми, кто остался. С теми, кто не в состоянии раскрыть рта, чтобы не оскандалиться. Будем честны, не Глацких единой: вся новая городская дума наводнена такими персонами.

С теми, кто сейчас берет под контроль крупные муниципальные предприятия — организации, с одной стороны, финансово интересные, а с другой стороны, слишком заметные для хищников, способные обеспечить своих руководителей домашним арестом, уголовным делом и другим ненужным сопровождением должности. С теми, наконец, кто вроде бы получив в Екатеринбурге столько власти, сколько не было у последних двух мэров и сити-менеджера вместе взятых, оказывается не в силах поднять зарплату себе и своим подчиненным.

Сказать, что с ними будет, сложно, потому что случиться может все, что угодно и в любую минуту. После одного неосторожного слова, по воле какого-нибудь не самого высокого московского начальника. Вспомним историю с зарплатами главы города, депутатов и служащих мэрии, которые решили поднять, и даже дума проголосовала «за». Но потом последовал окрик от секретаря генсовета «Единой России» Андрея Турчака.
dsc_0423.JPG
Спикер гордумы оправдывается за повышение зарплаты мэру

Фото: ЕТВ

Как думаете, что мог бы ответить на реплику одного из столичных партийных функционеров любой предыдущий мэр Екатеринбурга? Самая корректная из формулировок звучала бы как вежливый отказ, что-то вроде: «Ваше мнение очень важно для нас. Оставайтесь на линии». Потом долго играет музыка, пауза тянется, а затем связь обрывается и больше дозвониться не получается. Что ответил на окрик из столицы нынешний глава города (человек, напомню, из команды победителей)? Вот то-то же. Кажется, именно такое положение называется незавидным.

Приключения мэрской зарплаты

Оказывается, что победа — это не начало новой жизни, а конец старой. Если в прежней ты был антикризисным менеджером в политически сложном регионе (вам что, нужно новое Приморье?), то теперь ты обычный клерк большой (размером со страну) бюрократической машины. Тебе не на кого перевести стрелки (потому что теперь вроде как все свои). Тебя может турнуть с должности любой Турчак. При этом первым, кто скажет, что это Турчак прав, а ты нет, будет твой же предводитель.

Зачем начальнику тебя защищать? Чего ему бояться? Того, что ты сменишь лагерь, и, как это было прежде с эмиссарами области в городские структуры и, наоборот, с посланниками города в область, инкорпорируешься в прежде враждебную структуру, забыв друзей по прежней конторе? Сложная конкурентная модель местной политики была, оказывается, способом консолидации и защиты для ее участников. Теперь случилась девальвация, ценность отдельных фигур упала. И уже сейчас можно обнаружить обманутых вкладчиков: тех, кто инвестировал в победу, но ничего от нее не получил или получил за свой вклад не слишком много.

dsc_0103.JPG
Смычка города и области

Фото: ЕТВ

Есть у политической конкуренции еще одно спасительное для функционера свойство: находящиеся в тонусе управленцы реже делают глупости. Ну… или легче отказываются от ошибочных решений, настаивая на которых можно нанести себе больше вреда, чем пользы. Почему это стало особенно важным именно в этом году — чуть позже. А пока, просто попробуйте представить, чтобы Евгений Ройзман вообще поставил вопрос о повышении собственной зарплаты перед думой. Или чтобы скандал в духе Ольги Глацких тянулся так болезненно долго, отравляя своей токсичностью все вокруг.

Казус Глацких

Политический (не календарный) 2018 год очевидно начался в апреле–марте. И точка отсчета тут не президентские выборы, а мусорные бунты в Подмосковье. Должный градус недовольству властью придала пенсионная реформа, но главные слова были сказаны уже тогда. В Волоколамске, когда один из местных жителей пообещал молодому технократу в следующий раз засунуть его очки в то место, где смотреть абсолютно не на что. Та же самая новая модель ведения диалога с властью была продемонстрирована на губернаторских выборах в центральной России, Сибири и Приморье.

Сводится новый, этого года выпуска, тип разговора к такой схеме. Претензия: «Вы окончательно охренели, еще чуть-чуть и будет как в Париже». Ответ: «Ой, мы не хотим, как в Париже. И очки лучше носить на носу. Сейчас мы что-нибудь сделаем». Дальше следует отставка какого-нибудь чиновника. Желательно, в статусе не выше регионального министра. Послушайте, что думает об этой перемене в настроениях политолог Екатерина Шульман.

Екатерина Шульман

Программа «Гости Екатеринбурга» / ЕТВ

В сущности, реакция на слова Ольги Глацких и подобные скандалы (саратовские макарошки, брянские турпутевки для чиновничьих детей и т. д.) — из этой же серии. Прежде высказывания в таком духе тоже вызывали возмущение, но вполне могли не повредить карьере даже самого говорящего: знаменитый оратор Илья Гаффнер после своего заявления-мема про «надо меньше есть» в 2015 году вновь стал депутатом Законодательного собрания в 2016-м. Сейчас не так.

Теперь заявления такого рода — как холера — распространяются на товарищей и (самое болезненное) вышестоящих товарищей сказавшего глупость. За прошедший год российское общество стало требовательней к власти, голодней, а потому злей по отношению к тем, кто (как людям кажется) не разделяет со всеми тягот жизни.

dsc_0921.JPG
Прошлое и будущее Екатеринбурга

Фото: ЕТВ

Незабвенный Аметистов из «Зойкиной квартиры» про эту злость на пустой желудок говорил (задолго до изобретения салатовых светоотражающих жилетов), что его «на социализм тянет». И до 2018 года в Екатеринбурге были политики (потому что собственно была политика), которые могли выйти к людям с таким настроем и поговорить, успокоить, продемонстрировать, что его недовольство кого-то волнует. К концу 2018-го с заменой политической жизни аппаратной самым чутким к настроениям уральцев политиком оказался Андрей Турчак. Почувствуйте это.

Бывшие
Бывшие
Что стало с людьми, обещавшими Екатеринбургу светлое будущее.
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
Ольга Славникова: «Что-то будет!»