Отходное производство

Отходное производство

Авторы «Немузея мусора» рассказывают, что будет с проектом после выселения из «Успенского».
Человечество развивается, меняя мир вокруг себя. И, к сожалению, не всегда к лучшему. А что, если следующим «коронавирусом», который внесет изменения в привычный уклад, станет глобальная экологическая катастрофа? Сейчас для человека не очевидно, что выброшенный к остальному мусору пластиковый стаканчик может аукнуться в будущем. Катастрофа кажется далекой, но время летит быстро.

В Екатеринбурге есть несколько организаций, которые принимают от горожан отходы на переработку. Одна из самых известных — «Немузей мусора». Проект стал еще более известным в последние две недели, но повод к этому был грустным — руководство «Успенского», где активисты арендовали площадь, решило расторгнуть договор. И теперь немузей ищет новые помещения. Да, сразу несколько, потому что снова оказаться в ситуации экстренного переезда авторы проекта не хотят.
ЕТВ побеседовал с основателем музея Ильей Капустиным и продюсером проекта Яной Трудковой и узнал, почему немузей нужен городу и что с ним будет дальше.
Илья Капустин и Яна Трудкова (слева) — создатели проекта
Илья Капустин и Яна Трудкова (слева) — создатели проекта
Фото: Екатерина Невраева

Эпоха в «Успенском»

Все началось в мае 2019 года. «Немузей мусора» вырос из разовой акции — Илья и Яна искали помещение, в котором можно было презентовать проект на «Ночи музеев». Знакомые из пространства «В темноте», который находится на пятом этаже «Успенского», предложили обратиться к руководству торгового центра с просьбой предоставить площади. Тем более, что свободное место было — па пятом этаже как раз открылся арт-холл.

«Сразу было оговорено, что мы здесь временно — с 18 мая до 1 июля. Но потом договор продлили, более того, руководство ТЦ вышло к нам с инициативой открыть здесь раздельный сбор отходов. Слово мусор“ мы не говорим, так как считаем, что его нет. Все несет какую-то ценность. Поставили контейнеры для сортировки на входе, „Успенский“ объявил об этом, позвал на открытие блогеров. Более того, изначально они писали, что это их проект», — рассказывает Илья Капустин.
Отходное производство
Фото: Екатерина Невраева
Год в «Успенском» был плодотворным. Немузей постоянно менялся, совершенствую технологию сбора отходов и улучшая пространство. И авторы проекта очень благодарны руководству ТЦ за помощь в старте. Но не понимают, почему от них так резко решили отказаться, предварительно не поговорив и не объяснив причины. К слову, одну из причин все же назвали — якобы музей захламлял выходы. Но владельцам ни разу не делали предписания на этот счет. Более того, сотрудники постоянно проходили инструктажи по технике безопасности.

«Больше всего смущает, что с нами до сих пор никто не вышел на переговоры, хотя точек соприкосновения могло быть много. В результате мы оказались в сложной ситуации, когда в условиях карантина приходится и новые помещения искать, и мобилизовать сотрудников, потому что после новости о закрытии посетителей стало еще больше»,
— делится Яна Трудкова.

Отходное производство
Фото: Екатерина Невраева

Карантин без карантина

— Из-за карантина у нас отменилось 140 экскурсий, два больших проекта с Ельцин Центром, событийные мероприятия, работа на праздничных площадках. Зато есть большой спрос на многоразовые маски в немагазине при музее. Мы готовили их для сети косметических салонов, а в итоге косметическим салонам это оказалось не нужно, потому что их закрывают на карантин. Обычным людям оказалось нужнее.

Торговые центры закрыты, мы не работаем. Чтобы нам выжить, а теперь точно по-другому не назвать ситуацию в связи с приостановлением работы, мы готовы формировать заказы для доставки из немагазина, доставлять многоразовые маски на заказ и проводить онлайн-обучение. Никогда не думали, что РСО может быть так увлекательно!

Мы думали, что карантин станет временем, когда можно подготовиться к чему-то бОльшему: придумать новые программы, подготовить заявки на гранты, а в итоге помимо этого мы должны искать новые помещения. Когда все другие проекты выдыхают, нам приходится глубоко вдохнуть и задержать дыхание. И сейчас самое главное — не пережить переезд, а не потерять то, что есть хорошего в немузее.
Отходное производство
Фото: Екатерина Невраева

«Немузей мусора — это живой организм»

— У нас семейное пространство, куда ходит огромное количество детей. Технология раздельного сбора мусора за год поменялась раз десять, и только к ноябрю прошлого года мы пришли к единым правилам.

Немузей — это живой организм, который постоянно меняется. И он первый в России такого формата — где есть и сбор отходов, и музей, и эко-магазин. Очень похожий проект открылся в ноябре в Москве. У них стоят контейнеры, и сейчас они готовят музей рециклинга и эко-магазин. Если нашу концепцию берут, это говорит о том, что она рабочая. По сути, это площадка не о сборе мусора, а про обучение. Место, где люди могут научиться всему для того, чтобы дома самостоятельно сортировать отходы и правильно готовить их к сдаче.

Немузей мусора может масштабироваться. Это хорошая модель, но она убыточная. И это связано с тем, что большая часть расходов уходит на операционку — это логистика, аренда площадей для накопления отходов, штат сотрудников. У нас на площадке ежедневно работают минимум четыре человека, хотя изначально мы планировали меньше. Идет поток новичков, которые узнали о том, что мы существуем, и им требуется помощь при сортировке.
Отходное производство
Фото: Екатерина Невраева

5%, которые спасут мир

— Сознательных людей становится больше. Очень много тех, кто пришел в первый раз по рекомендации знакомых. Мы бы хотели привлечь внимание всех жителей, но мало привлечь внимание — надо еще дать возможность сдавать отходы на переработку. Бессмысленно говорить о раздельном сборе мусора, если нет возможности практиковаться.

Есть закон автосинхронизации общества — если 5% начинают что-то делать постоянно, то к ним подтягиваются остальные 95%. И действительно, автосинхронизация привела к тому, что все говорят об экологии, о заботе о планете, но никто не понимает, что с этим делать дальше. Если нет элементарной возможности взять свое вторсырье и сдать, не просто выкинуть, а запустить в цикл переработки, то в чем смысл говорить?

И самое главное, над чем мы еще работаем — возвращаем веру тем, кто когда-то разочаровался в сортировке. Это большой пласт людей, которые пытались практиковать раздельный сбор мусора, но однажды увидели, как пластик из сетки (куда, кстати, попадает пластик разных типов, сетки «не учат» сортировать) на контейнерной площадке скидывают туда же, куда и остальной мусор, и разочаровались. Или пришли на какую-то экологическую акцию, а ее либо нет, либо половину вторсырья не приняли, и человеку пришлось нести его обратно.
Больше всего сил мы тратим на тех, кто попробовал и у кого не получилось. Это наши самые жесткие критики, которые предъявляют самые высокие требования.
Отходное производство
Фото: Екатерина Невраева

Кризис? Возможность!

— Ситуацию с вынужденным переездом можно назвать и кризисом, и возможностью. В китайском языке, например, нет слова кризис. Так что для них это всегда возможность. Конец чего-то старого — это начало чего-то нового. Мы получили отзывы от наших гостей, посетителей, слова поддержки и благодарности — это вдохновение действовать дальше.


Но первые два дня были трагическими. Мы постоянно находились в музее, и постоянно кто-то подходил со словами «вы держитесь». Потом появилось понимание того, ЧТО мы создали. Для нас немузей был просто проектом, который мы везли на себе. И мы не понимали, нужен он кому-то или нет.

Есть такая поговорка: «Если закрылась одна дверь, то где-то открылась другая». Может, мы пока эту дверь не нашли, но у нас есть месяц. Вся эта ситуация дала возможность понять, что мы не одни. Мы получили хорошую обратную связь по нашей бизнес-модели, кучу крутых советов по тому, что можно сделать дополнительно. Мы увидели тех, кто с нами. Когда у нас все было хорошо, с нами было больше бизнесовых людей. Но по факту с нами остались люди. Мы поняли, что проект социальный, народный, и сейчас самое главное — пережить это все морально.
Отходное производство
Фото: Екатерина Невраева

Доходный, но убыточный бизнес

— В тех объемах, в которых вторсырье приходит сюда, оно доходное, но убыточное. И многие понимают, что в нашем проекте речь идет не про заработать, а про выжить.

Самое дорогое — это логистика: сортировка, досортировка того, что отсортировали, разгрузка и погрузка отходов. Какая бы ни была себестоимость вторсырья [в пунктах приема отходов], собрать и отвезти — это очень убыточная история. Например, мы единственные из социально-экологических проектов
в регионе, кто собирает пластик микс. Максимум, за сколько его могут купить — рубль за килограмм. Мы можем сдать 200 килограмм, то есть заработаем 200 рублей, но при этом потратимся на проезд, оплату работы сотрудников, на аренду склада и так далее.

И неизвестно, как в нынешних условиях будет меняться цена на вторсырье. Возможно, вырастет цена на макулатуру, так как люди перешли на туалетную бумагу, а для ее производства требуется больше сырья. Но с другой стороны — закрытые границы, а значит, закрытые возможности для экспорта сырья в другие страны, где был спрос.
Отходное производство
Фото: Екатерина Невраева
Государство не готово нам помогать. Оно не готово не в силу того, что не хочет, а в силу того, что не знает, как. Все сегодня говорят о том, что мы первопроходцы. Но что делать дальше? Мы сами зачастую не можем ответить на многие вопросы. Например, бывает резкий скачок неликвидного сырья. Сейчас звонят по шинам, спрашивают, куда сдавать. Мы бы и рады помочь, но не можем взять на себя еще и эту работу.

Наш бизнес невыгодный, но нас спасает вера в людей, которые стабильно возвращаются. Но при этом тех объемов вторсырья, которые приносят, не хватит для открытия какого-либо производства. К примеру, заводу по переработке пластика нужно 80 тонн вторсырья в день в среднем. Даже если мы откроем 50 точек, мы не соберем за день такой объем. Потому что нет основной составляющей — работы с населением.

Да, сегодня мы задели 4% жителей Екатеринбурга и агломерации. Но чтобы расти, нужно кооперироваться с государством и переработчиком, создавать общие проекты. Отчасти мы уже можем транслировать населению то, что нужно переработчику. Нам удалось создать единые правила сбора отходов. Например, в отличие от других организаций, у нас есть миксы — пластик разных типов, который можно сдать вместе. Это не наша прихоть, это требование переработчика — сдавать ему миксы. По факту двустороннее соглашение переработчик — человек заключено через нас. Необходимо такие же отношения выстроить с государством, хотя бы с мэрией Екатеринбурга, чтобы понять, куда движется город.
Отходное производство
Фото: Екатерина Невраева

Как помочь проекту?

— Мы объявили запуск краундфандинга и надеемся собрать до 19 апреля — даты, когда надо покинуть «Успенский» — 893 987 рублей. Мы благодарны любой сумме, которая приходит.

В любом случае придется многое корректировать: просить сотрудников выйти бесплатно, пересматривать бизнес-модель. У нас на примете есть несколько помещений, и они все разные: Музей военной техники в Верхней Пышме, торговый центр, цокольный этаж в Доме книги, есть проектные запуски. Мы решили, что будем открывать сразу несколько точек, чтобы снова не оказаться в ситуации экстренного переезда.

Несмотря на то, что мы не торгуем гречкой и туалетной бумагой, люди идут, поддерживают рублем и покупают товары в немагазине. Мы сделали стену благодарности, где размещаем фотографии тех, кто помог проекту. Это наше спасибо, которое мы не всегда можем сказать лично. На стене представлены люди из самых разных городов, которые не всегда были лояльны к проекту, но когда нам стало нелегко, они объединились. Их уже больше тысячи. Куда бы мы не переехали, стена будет с нами.

Вы можете помочь проекту. Сделать это можно несколькими способами:

  • Покупкой товаров — 25% идет в сумму на переезд проекта. Более того, сумма от части товаров на 100% — пожертвования в пользу проекта
  • Переводом на карту 4276 1607 1992 2586 или по номеру телефона +7 (992) 009-75-73 Илья Петрович К. ⠀
  • Принести технику или электрохлам, 100% от переработки которых идут в проект⠀
  • Поддержать проект информационно, поделившись информацией о нем в соцсетях с хэштегом #немузеймусорамойпроект
Отходное производство
Фото: Екатерина Невраева
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам