«За политическими заморозками придет оттепель»

«За политическими заморозками придет оттепель»

Антон Баков — наверное, самый яркий политик Свердловской области. В интервью ЕТВ он оценивает действия власти и делится имперскими планами.

Антона Бакова очень не хватает в региональной политике. Довольно редко (но метко) он напоминает о себе. Из последнего — иск к областному Законодательному собранию из-за наименования нашего региона (в честь революционера Якова Свердлова). Сам Антон Алексеевич уверен, что «поураганили в девяностые, как говорит Владимир Владимирович, и хватит». Но его откровенные, ироничные оценки происходящего в Екатеринбурге и Свердловской области всегда точны и злободневны.

Баков, уйдя на политическую пенсию, изобретает варианты возрождения российской империи, сибаритствует на даче, которую честно называет виллой «Бахус», много путешествует, радуется успехам детей. Не жизнь, а рай. Тем не менее, ЕТВ решил вернуть Антона Алексеевича на грешную землю и узнать, что политик думает о происходящем в Екатеринбурге. Ведь, как сам он говорит, это его любимый город.

Об имперском подходе

— Хватит уже резвиться на региональной политической ниве. Хватит. Да и планов с империей громадье. Теперь в Адриатике собираемся строить плавучие острова. Так что весной опять отчалю.

У меня дочь в Триесте — это одна из причин перебраться подальше от далеких экзотических стран. Да и тяжело с дикарями. Воруют очень много. Обманывают. Вот и проверим старушку Европу на вшивость.

А в Екатеринбурге Музей Романовых работает. Приходите. Всем всегда рады. Там продаются гениальные книги. Мои. Я думаю, что монархическое государство вот-вот перестанет быть виртуальным. Так что успевайте получить паспорт — там же, на Тургенева, в музее.

Об играх вокруг выборов

Тема возврата прямых выборов — это, конечно чистый пиар Вегнера [Вячеслав Вегнер в 2019 году внес на рассмотрение регионального парламента законопроект о возвращении прямых выборов мэра — прим. ЕТВ]. Имеет право — на то он и депутат, чтобы пиариться. Все это мне напоминает позицию КПРФ в Госдуме. Коммунисты вроде бы выступают за все хорошее, но последние 20 с лишним лет им все время не хватает голосов. Вносят хорошие предложения, но… они не проходят. И снова вносят.

5 фотографий

Я думаю, эта музыка с прямыми выборами мэра Екатеринбурга будет вечной. Конечно, с одной стороны кажется, что люди чего-то лишились. Но давайте вспомним: в последний раз людей просто обманули, когда они голосовали за Женю Ройзмана, который вообще не имел никаких полномочий.

Людей, наверное, вообще проще обмануть, чем говорить им правду. Но должен ли обманывать себя Екатеринбург? Наверное, это в 2013 году выборы были игрушкой, в которую все с удовольствием позабавились. Ройзман, считаю, вообще блестяще отыграл.

Институт назначенцев, возможно, честнее. Но готовы ли мы к этой честности?

О Высокинском на баррикадах

Честно говоря, я Александра Геннадьевича всерьез не воспринимаю. Когда его назначили, мне было интересно. И я каким-то образом сумел «прилипнуть» на его встречу с журналистами в Ельцин Центре. Услышал, как он видит Екатеринбург: город — это администрация, понимания, что есть горожане, какой-то социум… Но, может быть, действительно, мы никакой еще не социум — не сложились еще, слабенькие.

И когда Высокинский излагал свою точку зрения на то, как должна работать городская администрация, мне казалось, что я слушаю Аркадия Михайловича Чернецкого. Только такого помолодевшего, встряхнувшегося. И, наверное, не случайно, потому что Высокинский с детства рос в стенах мэрии. И ничего, кроме городской администрации, не видел.

Да, на год-два его забирали в областное правительство, но там те же самые чиновничьи коридоры. То есть мы получили Чернецкого образца девяностых годов. Только как хозяйственник Высокинский пока не сложился.

Антон Баков на презентации книги «Девяностые» ИД «Коммерсант»
Антон Баков на презентации книги «Девяностые» ИД «Коммерсант»
Фото: Facebook Антона Бакова

Это доказывает история с плиткой, когда не ИГИЛ, не другая запрещенная в России террористическая организация, а администрация города построила баррикады в центре Екатеринбурга. Он стал похож на восставший город. Но кто восстал? Власть. Администрация.

Из плюсов Высокинского отмечу, конечно, энтузиазм. Этакая молодая энергия, активность. А из минусов — плохорукость.

О скверном алиби

Во время протестов в сквере у театра драмы я каким-то образом оказался в Нью-Йорке. Так что у меня алиби. Но сыновья оба выходили. И, конечно, я составил бы им компанию. Думаю, что был бы там один из самых старых. Я ведь, когда куда-нибудь иду со своими детьми, всегда оказываюсь самым старым. Это обидно. Но было бы еще обиднее, если бы они меня с собой не брали.

О двуглавом конфликте

Наверное, в том, какая сейчас получилась гордума, есть какие-то плюсы. Она достаточно консолидирована. Хотя мы выбрали некий клановый орган, который не имеет отношения к политическим партиям. Одних депутатов контролируют наследники центровой группировки, других — уралмашевской.

Все это уходит корнями в те самые лихие девяностые. И такая городская дума, подконтрольная не городской администрации, а каким-то внеадминистративным группировкам, конечно, феномен. У нас никогда подобного не было. Хотя могло сложиться при Хабарове, но мы этому активно противостояли и… Не случилось. Подобное было, но в областной думе, когда Россель был спикером — это 94-95 годы. Мне посчастливилось работать в это время председателем комитета по законодательству и быть на острие всех этих баталий.

5 фотографий

Гордума сейчас, конечно, зависимый орган. Но не от администрации. И наблюдать за тем, что происходит, интересно. Мы же всегда были за независимость представительных органов? Но к чему это приведет? Думаю, закончится очередным разгоном. Хотя, возможно, войдет в привычку и приобретет более цивилизованные формы. Может быть, это начало гражданского общества? Сказать сложно.

О губернаторском модерировании

Я думаю, что и губернатору приходится договариваться. На сегодняшний день он выступает модератором между думой, ее бенефициарами и городской администрацией.

Феноменом было то, что у нас городская администрация никогда не была зависима от областной власти. Это во многом результат слабости Росселя, который не смог справиться с Чернецким и его командой. Тем более, не преуспел в этом и очень слабый политик Мишарин. Да и Куйвашев потратил достаточно много времени, чтобы создать однополярный мир.

Я считаю, что не Куйвашев добился подчинения города области, скорее, причина — время. То есть, команда Чернецкого не обновлялась, она постарела, стала сытой. Люди во многом сами сложили оружие и отступили на заранее подготовленные позиции. Как Россель не сумел подготовить преемника, не смог и Чернецкий.

Не думаю, что Аркадий Михайлович в преемники готовил Высокинского. Но воспитать он его воспитал.

О Екатеринбурге и горожанах

Я встречаю соседку, женщину в возрасте. Она меня ловит, не отпускает и ретранслирует «Эхо Москвы»: рассказывает про Егора Жукова и других замечательных мальчиков и девочек. Да, все то, что происходит в Москве, очень важно. Но меня всегда больше интересует Екатеринбург.

У нас хороший город. Анекдотические истории с плиткой и сквером за Театром оперы и балета, устроенная на ровном месте драка в сквере на Октябрьской площади — все это происходит от того, что люди хотят что-то изменить. У нас один из лучших городов в мире. Но я, в отличие от Высокинского, считаю, что город — это мы все.

О политической оттепели

Вы хотите от меня услышать, что Путин состарился? Да, это правда. Да. Безусловно, в ближайшие годы нас ждет смена режима. Да. И вслед за политическими заморозками всегда приходит оттепель. И, конечно, если в этот раз люди будут к ней лучше готовы, возможно, удастся сделать больше с меньшим количеством жертв. Хорошо, что нарабатывается некий опыт, появляются новые лидеры. Может быть, я несколько великодушен. Но с оптимизмом смотрю в ближайшее будущее, когда все сегодняшние негативные моменты будем вспоминать, пожимая плечами и хихикая.

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам