«Храм надо было строить в сквере»

«Храм надо было строить в сквере»

Депутат Вячеслав Вегнер — о прямых выборах мэра, ошибках Высокинского и любви к животным.

К заключительному заседанию Законодательного собрания в 2019 году было приковано особое внимание со стороны политологов, журналистов и неравнодушных горожан. Повышенный интерес вызвало обсуждение законопроекта о возвращении прямых выборов мэра Екатеринбурга, предложенного депутатом Вячеславом Вегнером. Выступление парламентария было изящным: он цитировал Аристотеля, вспоминал Иуду. После его спича спикер Заксобрания Людмила Бабушкина отметила, что Вячеслав Вегнер превзошел себя, но инициативу депутата отклонили во втором чтении.

В интервью ЕТВ политик подвел итоги года, рассказал о будущем своего законопроекта и признался в любви всей Южной Америке.


— Вячеслав Михайлович, насколько удачным для Свердловской области получился 2019 год?

— Давайте посмотрим на цифры. В 2012 году бюджет был около 130 миллиардов, а сегодня он у нас далеко за двести. Многие спрашивают, где эти деньги? А давайте посмотрим на количество отремонтированных дорог, дворов. Тут же люди могут возразить: в Екатеринбурге плитку не могут нормально положить. Да, не смогли. Но здесь нет вины конкретных людей, просто сложилась ситуация, когда денег было больше, чем возможностей. За годы, пока в городе этим не занимались, мы потеряли кадры и фирмы, которые способны проглотить этот объем.

Не считаю, что это вина Высокинского. Думаю, мы все вместе виноваты. Кадры надо воспитывать. У мэра недавно была интересная мысль о создании муниципального предприятия, которое будет способно реализовывать масштабные проекты преобразования города. Сделать организацию как в Москве. Там есть кадры, управленцы и специалисты. Пусть народ и смеется, что каждый год там перекладывают гранит. Но это делается моментально, быстро, красиво и качественно. За этим будущее.

— Губернатор Куйвашев в своей последней программной статье поделился очень амбициозными планами на счет бюджета в 300 миллиардов. Это ведь нереально.

— Да, это нереально. Но если я, например, не поставлю себе задачу вбежать на гору, а добраться только до половины, то только туда и добегу. Мне кажется, что именно такие задачи надо ставить — сейчас триста, а через два года 500 миллиардов рублей. В следующем году банковская система сработает более эффективно, что позволит нам получить дополнительные доходы.

Есть задел на развитие не только Екатеринбурга, но и исторических городов демидовской оси — Невьянска и Ирбита. Из них сделают туристические центры.
«Храм надо было строить в сквере»
Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

Города Свердловской области нельзя бросать ни в коем случае. Один из вариантов, за счет чего они могут жить, восстановление заводов, — это наша история. Думаю, мы с этим справимся.

— Почему восстановлением заводов решили заниматься только сейчас, когда они в совершенно заброшенном состоянии? Можно ведь было не доводить до этого.

— Любая семья она не сразу покупает машину, она сначала копит на нее деньги. Если не может ее себе позволить, кто-то из семьи начинает искать вторую работу. Помню себя в конце 1980–1990 годов. Я писал курсовые, трудился в кооперативе и на заводе. По-другому невозможно было.

А сегодня есть возможность у региона зарабатывать. Чтобы привлечь людей в Невьянск и Ирбит, нужно, конечно же, развивать гостиничный бизнес. Тогда итальянцы приедут, а мы им скажем: «Да что там ваша Пиза? Ваша башня сама по себе падает, и вы с этим боритесь. А мы специально построили падающую башню». Она и правда специально так построена: башня под наклоном, а верхушка прямая. В ее проектировании принимали участие великие инженеры. Левши у нас были не хуже Ньютона. Это наша фишка.

«Депутаты Заксо не готовы брать на себя ответственность»

— Тема возможного возвращения прямых выборов стала очень обсуждаемой среди горожан. Люди недовольны Высокинским, пишут об этом в соцсетях. Почему ваши коллеги не поддержали вашу инициативу?

— Они не привели ни одного аргумента. Там, где нет прямых выборов, люди начинают шушукаться по углам. Многие коллеги, с которыми я разговаривал, меня поддерживали. А на заседании говорили, что не из кого выбирать на этих прямых выборов. Так нет у нас площадки, где бы появлялись эти люди!

Депутаты Заксо сейчас не готовы, к сожалению, брать на себя ответственность — ее переложили на депутатов гордумы. На это ведь неправильно. Выбранный мэр отчитывается перед людьми, которые за него голосовали. И он в таком случае не будет бояться депутатов и подстраиваться под них. Восемь человек проголосовали «за», 29 человек не поддержали, пять человек не голосовали. Тем, кто промолчал, я благодарен. Они понимают правильность моих доводов.

Знаете, в чем еще беда? Мы вообще не даем молодому поколению развиваться, нет соревнований, программ, заявлений, мнений. Это советская система координат, а должна быть здоровая конкуренция между людьми. В результате мы пытаемся скрестить лед и пламя. А что из этого получается? Пар в гудок ушел, как мой товарищ сказал. Ну, еще не вечер, буду и в следующем году вносить законопроект. Если бы мы приняли его сейчас, следующий мэр в Екатеринбурге стал бы избранным.

Непринятие этого законопроекта, откидывает нас до 2028 года. Там будут уже другие люди, другая экономика и другая страна. Это стратегическая ошибка, которая потом аукнется.

«Храм надо было строить в сквере»
Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

— Высокинский — сильный мэр?

— Он должен быть не хозяйственником, а политиком. Определять стратегию развитию города. Не надо ему ездить и смотреть, как плитку кладут. Высокинский теряет время, которое ему необходимо для разработки программы развития города. Не нужно слушать горлопанов и диванные войска, работать надо с профессионалами, которые понимают, куда город должен идти. Заместителями главы должны быть профессионалы.

Высокинский ведь недавно работает. Да, много пролетов, но на ошибках учатся. Не могу сказать, плох он или хорош. Понимаю, что сбили его с пути, отправили заниматься рутиной и плиткой. Он решил собой закрыть прорехи, которые произошли. Что из этого вышли, мы видим.

И пока не вижу для Высокинского возможности выбраться из рутины. Хотя он должен кулаком по столу стукнуть и распределить обязанности.

Но это все приходит с опытом… А вообще, подготовка кадров у нас полностью отсутствует. Сегодня любой руководитель боится заместителя, как черт ладана. Вдруг подсидит. Но люди не должны трястись за кресло. Тогда будет рост. Это как в лесу. Пока дерево не упадет, новое не вырастет, ему света не хватит.

Вообще мне очень нравилась программа развития Екатеринбурга Аркадия Чернецкого до 2025 года. Это тот человек, который дал импульс нашему городу. Если бы не он, то стали бы мы Курганом или Челябинском. Когда-то Екатеринбург был провинциальным городом Пермской губернии. Где сейчас Пермь и где мы?

«Ну зачем нам эта Мадонна в трусах?»

— Вам не кажется, что главная ошибка Высокинского — это пустые обещания? Вторая ветка метро, канатная дорога, Краснознаменная группа, концерт Мадонны в конгресс-центре МВЦ «Екатеринбург-Экспо»… И этот список еще можно продолжать и продолжать.

— Мэр не должен размениваться по пустякам. Как политик он должен сказать: наш конгресс-холл способен принимать звезд мирового уровня. Но зачем нам эта Мадонна в трусах? Молодежь совсем других слушает, нужен Гнойный или Оксимирон, чтобы они тут поспорили. На них придут тысячи, а на Мадонну — никто.

Краснознаменную группу вообще нужно забыть раз и навсегда. У канатной дороги пропускная способность никакая. Нужно говорить о полной перестройке транспортной системы. Наш город долгое время был промышленным центром, и люди ездили на работу на крупные предприятия. Сейчас все изменилось, но схема примерно такая же осталась. Люди ведь ездят на работу в центр: тут бизнес-центры, офисники, торговые центры. Надо просто сказать, что новая схема будет заточена под комфортное перемещение наших людей.

В комитете по транспорту сейчас работают несколько молодых ребят, они провели исследование пассажиропотоков. Гигантский труд, но человек сам данные проанализировать не может. Нужен суперкомпьютер, и он есть в нашем регионе. Недавно знакомил их с товарищем из правительства Свердловской области. Если такие расчеты сделают, Высокинскому скажут: «Молодец, думаешь на перспективу».

«Храм надо было строить в сквере»
Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

— Серьезной критике в 2019 году подвергались не только глава Екатеринбурга, но и его замы. Почему они, несмотря на столько явных ошибок, продолжают занимать высокие должности?

— Я бы не стал махать мечами и всех увольнять. Высокинский погряз в мелочах. Но стратегическое мышление со временем вырабатывается. По истечении двух лет все с ним будет понятно. А вообще, будь он избран на прямых выборах, мог бы спокойно встать против депутатов и успокоить их пыл.

Расскажу небольшую историю про здравоохранение. Есть в гордуме белоленточник Костя Киселев, который орал, что в 2019 году было на медицину выделено 1,8 миллиарда, а на 2020 год — 1,1 миллиарда. Используется незнание людьми бюджетных процессов.

В прошлом году область дала почти 700 миллионов для достройки поликлиники на Куйбышева. А здесь вкралась хитрость, которую Киселев использовал, чтобы выиграть определенные преференции, не говоря истинной правды. Был бы избранный мэр, он сказал бы: «Киселев, ну-ка сядь на свою задницу. Ты уже попробовал пойти во власть. Теперь сиди ровно».

«Напрасно сквер огородили прозрачным забором. Надо было ставить бетонный»

— Какое событие стало самым важным для Екатеринбурга и всего региона в 2019 году? Протесты в сквере, опрос о месте строительства храма или что-то еще?

— Сквер ­— это ангажированная и частично проплаченная политическая шумиха. Я был за то, чтобы построить храм в сквере у Драмтеатра. Речь ведь шла не только о застройке сквера, а о полной реконструкции набережной со всей прилегающей инфраструктурой. Но не довели до конца, людям не рассказали, они не поняли. Напрасно огородили прозрачным забором, надо было ставить бетонный. И начать следовало от Макаровского моста: сделать часть и показать людям. Все бы голосовали за.

«Храм надо было строить в сквере»
Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

— Нужна ли Екатеринбургу Универсиада-2023 с ее колоссальными тратами?

— Она нужна для развития общества, технологий, туризма и города в целом. Люди говорят, что куча денег истратится. Ваши варианты? Раздать 79 миллиардов? Или построить кампус, который потом перейдет студентам УрФУ. Это здорово? Конечно! Будет построено несколько спортивных комплексов, которые потом останутся нам.

Куда потратят эти выделенные деньги? На металлоконструкции. Их будут делать наши заводы: добыча металлов в Качканаре, выплавка стали в Нижнем Тагиле, заводы металлоконструкций в Каменске-Уральском и Нижнем Тагиле. Это рабочие места. Строить это тоже будут уральцы, люди будут задействованы. Потом к нам приедет куча народу, которая оставит здесь деньги. Это развитие малого и среднего бизнеса.

Если нам запретят Универсиаду, то не нужно никаких альтернатив. Я против суррогата. Будет стыдно, если приедут китайцы и сирийцы.

— В этом году вы традиционно выступали против очередных субсидий для «Титановой долины». И во многом благодаря вам она не получила солидную сумму из областного бюджета.

— Да, они просили 800 миллионов. Я активно выступал против, и коллеги со мной согласились. А недавно мы эту тему обсудили с губернатором. Он рассказал, что еще три года назад «ВСМПО-Ависма» платила 400-500 миллионов рублей налогов. Сейчас эта сумма выросла до двух миллиардов за счет того, что Ural Boeing Manufacturing стал намного больше выпускать продукции. Спросил у Евгения Куйвашева, почему тогда не поставили второй цех рядом с первым в Верхней Салде? Он сказал, что вся поляна [«Титановая долина», где построен цех — прим. ЕТВ] — это задел на будущее.

Вообще я не против самой «Титановой долины». Я против тех двух Mercedes, которые за 14 миллионов бюджетных денег покупают руководители. У нас ведь даже губернатор на Mercedes не ездит.

— Очень часто в СМИ и в соцсетях муссировалась тема урановых хвостов, которые из Германии везут в Новоуральск. Вы работали на Уральском электро-химическом комбинате много лет. Есть ли реальная угроза от этих бочек?

— Те, кто поднимают массовые волнения, ничего не понимают в физике. Я 20 лет работал на УЭХК, был главным технологом. Туда везут ценнейшее сырье.

«Храм надо было строить в сквере»
Фото: Мария Войнакова, ЕТВ
Чтобы его получить, нам надо где-то добыть урановую руду, переработать ее, получить гексафторид урана и привезти в Новоуральск. Это миллионы тонн надо перелопатить. А здесь везут готовое сырье: в нем и уран, и плутоний, и ценнейшие изотопы, которые покупает весь мир. Возьмите дозиметр, встаньте рядом с хвостами. Он не будет пищать. Бочки не представляют никакой угрозы. Если открыть одну из них, радиационный фон повысится, но только в метре от бочки. Просто экология мягко превратилась в политику.

«Сын не работал бы в мэрии, если бы не отобрал мою зарплатную карту»

— Ваши дети пошли в политику по вашим стопам. Александр трудится в мэрии, а Алина — в Молодежной палате гордумы. Это ваш выбор или их собственный?

— Алина учится в УрФУ на факультете государственного и муниципального управления. Она самостоятельно все решила, я был против. Но ее поддерживает Елена Дерягина, они давно знакомы. Алине интересно. Иногда она со мной консультируется. Недавно рассказала, что подписала какое-то обращение. В результате подискутировали немного.

Александр работает в комитете по транспорту вместе с сыном Андрея Альшевских. Я стараюсь не лезть в его дела. Зарплата там смешная, конечно, порядка 27 тысяч. Почему в администрации частая сменяемость кадров и низкий уровень квалификации? Из-за зарплат. Сын в мэрии бы не работал, если бы не отобрал мою зарплатную карту — я ему каждый месяц доплачиваю, чтобы он работал. Это интересно, важно и необходимо.

— Чем увлекаетесь во внерабочее время?

— Я обожаю путешествовать. В прошлом году ездил в Перу, был на Мачу-Пикчу: давно мечта была посетить древние земли, исторические места. В этом году поедем с ребятами в Боливию. Тащусь по Южной Америке, хочу побывать в Чили. Друзья пытались завлечь заниматься охотой, но это не мое. Жалко животных. Меня один раз повели, сказали, что сейчас побежит косуля, и что мне надо в нее выстрелить. Я ее видел — это совершенство природы. Выстрелил мимо, чтобы она быстрее убежала. Она унеслась, а меня назвали козлом.

Раньше занимался спортом, но полтора года назад сломал колено и пока не возобновил занятия. Друзья дадут квадрик — на нем с удовольствием покатаюсь. Также интересна математика. Люди не умеют сегодня инвестировать. Максимум, что они делают, это кладут в банк. А мне интересны торговые системы, биржевая игра. Но депутатам нельзя этим заниматься, ни покупать, ни продавать, поэтому я просто анализирую и консультирую друзей. Они знают, что я фанат фондового рынка. Деньги должны работать, их надо эффективно вкладывать.

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам