«Я остался с людьми один на один»

«Я остался с людьми один на один»

Глава Орджоникидзевского района Роман Кравченко — о конфликте с Покрасом Лампасом, снежной критике и планах на 2020 год.

Год назад Орджоникидзевский район Екатеринбурга возглавил полковник полиции на пенсии Роман Кравченко. За несколько месяцев чиновник в погонах сумел создать самый человечный блог в соцсетях, с честью выдержал снежную критику мэра Высокинского и пережил без потерь неумолкающие слухи о своем увольнении. И именно ему пришлось решать один из главных скандалов 2019 года, который начался после попытки положить пешеходный переход на крест Покраса Лампаса. В новогоднем интервью ЕТВ попросил Романа Кравченко вспомнить главные события 2019 года и поделиться планами на будущее.


— Каким для вас был 2019 год?

— Сложным, но достаточно интересным. Во-первых, в течение года я занимался совершенно новой деятельностью. Это были километры дорог, тонны снега и мусора, проведение праздников. Испытанием были довыборы в Законодательное собрание. Они приходили только в Орджоникидзевском районе, но за нами следил весь город. Потом был опрос по храму. Мы готовили участки, обеспечивали их людьми, техникой. Мои сотрудники тоже собирали мнения, считали голоса.

— До этого вы имели какое-то представление о выборах?

— По долгу службы в органах я уже занимался охраной общественного порядка на участках [Роман Кравченко возглавлял полицейский отдел по Орджоникидзевскому району — прим. ЕТВ]. Выставлял своих людей, смотрел, что происходит, выезжал на ЧП. Но в этом году все было совершенно другим. Нужно было обеспечить бесперебойную работу техники. Если бы видеотрансляция прервалась хоть на минуту, проигравшая сторона могла сказать, что был вброс или «карусели» [метод фальсификации результатов, связанный с подкупом избирателей — прим. ЕТВ].
— Как вы взаимодействуете с депутатами, избранными от вашего района?

— У нас нет нерешенных вопросов. В районе жизнь кипит, и мы стараемся не отставать. Часто вместе собираемся в моем кабинете. Мне кажется, что это нормально, когда органы власти решают проблемы людей. Просто одни из нас выбраны, а другие назначены. А для чего еще нужна администрация? Просто как райком КПСС сидеть и говорить, что мы проводим политику партии? Так это 30 лет назад кануло в лету. Наша единственная задача теперь — работать на людей.
Роман Кравченко и спикер гордумы Екатеринбурга Игорь Володин
Роман Кравченко и спикер гордумы Екатеринбурга Игорь Володин
Фото: Роман Кравченко в Facebook
— Одного года хватило, чтобы перевоплотиться из полицейского в чиновника?

— Иногда кажется, что да. Но, бывает, ловлю себя на мысли, что еще не до конца. За это время можно вникнуть, привыкнуть к новым условиям. Но принять все на сто процентов… Наверное, нет. Это был бы обман, если бы я сказал, что стал чиновником до мозга костей.

— Раньше вы говорили, что вам сложно выступать перед публикой в роли чиновника.

— Когда на тебя устремлены тысячи глаз, испытываешь дискомфорт. Но это проходит с опытом. Раньше я был руководителем и выступал перед людьми в погонах во время массовых мероприятий. Выступить перед толпой проблем не было. Но тогда я говорил не от лица Романа Кравченко, а как «карающий меч». Сейчас выхожу к людям как обычный человек, наделенный полномочиями менеджера. Остаюсь с ними один на один. За спиной больше не стоит армия.
— В какой роли вам понравилось больше?

— Это просто разные этапы моей жизни. Внутренние войска, органы внутренних дел, муниципальная служба. Везде есть свои плюсы и минусы.

— Столько лет в полиции… Теперь вы ничего не боитесь?

— Ничего не боится только дурак. Есть вещи, которые пугают любого нормального человека. Например, болезни близких. Но опасений в решении вопросов у меня нет. Долгие годы меня учили, что нужно принимать решения и нести за них ответственность.
«Я остался с людьми один на один»
Фото: Роман Кравченко в Facebook
— Одним из главных вызовов 2019 года была уборка снега. Орджоникидзевский район был в аутсайдерах мэрского рейтинга, вы лично получили немало критических замечаний от Высокинского. Как вы это переживали?

— Обидно слышать критику, когда ты еще не понимаешь, как проблему можно решить. Я сделал выводы. Самое главное в критике — ее понять, а не замкнуться и обижаться на весь мир. Долгое время я объяснял сотрудникам, что хочу видеть. Они кивали головами, но когда выпал снег, понял, что ничего не изменилось. Пришлось проститься с рядом руководителей.

Чтобы изменить что-то, нужно работать командой. Поэтому все, кто не с нами, те против нас. Я балласт за собой тянуть не хочу. Осталось навести порядок в подчиненных отделениях до конца. И тогда не будет вопросов. Мы уже научились чистить тротуары. Не идеально, но я уже вижу управляемость этой машины.

Совсем критика не исчезнет: глава ведь и нужен для того, чтобы указывать на просчеты. Вдруг не увидели или глаз замылился.
— Не было опасений, что с вами тоже распрощаются?

— Я никогда и ни за одно кресло не держался. Самое поганое сидеть и ждать, что тебя уволят. Тогда и работать не сможешь. Страх парализует деятельность, ты начинаешь думать только о своем благополучии. Пока мое нахождение на этой должности устраивает руководство, устраивает граждан, мы будем работать. А дальше, как жизнь покажет.

— Как вам работается с главой Екатеринбурга?

— Александр Высокинский — человек из новой плеяды. Когда входила команда нового президента, им всем тоже было по 40-50 лет. Это происходит и сегодня. Поколение меняется. У Высокинского есть планы на будущее и понимание того, что нужно делать в условиях меняющейся обстановки. В этом смысле мне с ним работать комфортно.
«Я остался с людьми один на один»
Фото: Роман Кравченко в Facebook
— Одним из громких скандалов 2019 года стала история с крестом Покраса Лампаса на площади Первой Пятилетки. Как вы справились с этой ситуацией?

— Спокойно. Этот конфликт высосан из пальца. Произошло несоответствие действий команды фестиваля «Стенограффия» и ДЭУ. Все. Больше говорить было не о чем. О фестивале мы знали с начала весны, тогда же предоставили список объектов, где бы хотели разместить арт-объекты. Площади там не было, вообще не было ни одного плоскостного сооружения. На каком-то этапе произошло несогласование: мы узнали про крест Покраса Лампаса только в момент его нанесения. А ДЭУ — это неповоротливая машина, которая свои планы составляет на несколько месяцев вперед.

Большинство уралмашевцев вообще не поняли, было ли на площади что-то нарисовано. Рабочие тоже не могли об этом знать. А потом началась истерика: якобы силами ДЭУ мы уничтожаем произведение искусства. Видимо, обществу иногда нужна встряска. Так эта тема появилась. На ней пытались спекулировать, говорили, что всех поувольняли. Но площадь есть, работа есть, жизнь идет.
— Вы много лет живете на Уралмаше. Какие плюсы и минусы у этого района?

— Уралмаш нравится мне людьми. Здесь нет экивоков, когда тебе улыбаются в лицо, а за спиной говорят гадости. Уралмаш достаточно прямолинеен. Это рабочая закалка, которая рождалась десятилетиями. В этом районе у меня живет огромное количество родственников. И они мне точно так же прямо все высказывают.

Еще один плюс — хорошая транспортная доступность. Такого нет ни в одном другом районе: метро, троллейбусы, трамваи, автобусы. При этом, Уралмаш достаточно компактен. И здесь много зданий, которые вызывают архитектурный интерес. Я по первому образованию инженер-строитель. Поэтому мне очень интересно. Даже здание администрации очень самобытное: с башнями, колоннами.

Из отрицательного — много ветхого жилья, ветхих сетей. Мы постоянно живем в условиях чрезвычайной ситуации по прорыву сетей. Это, конечно, вызывает неудобство для людей и праведную критику в отношении администрации, поставщиков, УК. Каждый день отключаем по несколько домов в районе. Иногда из-за раскопок кажется, что пираты спрятали клад и пытаются найти его на протяжении последних десятилетий. Эти проблемы нужно решать. Они решаемы и упираются только в деньги. Но деньги это не самое главное в жизни. Главное — желание. И оно есть.
— Расскажите о ваших аккаунтах в социальных сетях.

— Раньше у меня было несколько страниц в соцсетях, но они были нужны мне, чтобы не забыть про дни рождения друзей и знакомых. Сейчас я сижу там утром, днем и после работы. Facebook позволяет мне общаться с людьми, смотреть, как они оценивают мои действия, получать обратную связь. Это канал взаимодействия. Человек жалуется, что не убирают улицу — я, минуя бюрократические проволочки, звоню заместителю или руководителю ДЭУ. Процессы ускоряется.
«Я остался с людьми один на один»
Фото: Роман Кравченко в Facebook
— Как вы обычно отмечаете Новый год?

— Хотелось бы уехать куда-нибудь на каникулы, но… судьба всегда поворачивалась ко мне одним местом, работы становилось даже больше, чем в остальные дни. Нужно оставаться на связи, все контролировать. Так что только в Екатеринбурге.

А вообще, Новый год — семейный праздник. Часто с соседями договариваемся: берем костюм Деда Мороза и поздравляем детей. У кого-нибудь обязательно найдется хлопушка или салют. Обращение президента в новогоднюю ночь тоже смотрим. Интересная ведь у нас страна. Могут по-разному относиться к президенту, но обращение смотрят всегда, потом поджигают бумажки с желаниями. Такая традиция. И концерт всегда смотрю. Иногда до шести утра доживаю, иногда только до двух досиживаю. В зависимости от того, как ты вымотался в предыдущие дни, а не от того, как быстро упадешь головой в салат.

— А какие планы на длинные выходные?

— В этом году я купил коньки. Вещь интересная. До этого всегда приезжал к друзьям, а они катаются. В этом году решил сам начать. Во дворе как раз залито поле. Хочу отоспаться. Работу никто не отменял, но дня четыре, думаю, удастся.
— Чего вы ждете от 2020 года?

— В следующем году хочется выполнить все, что не успел в 2019. Не сделали сквер по проспекту Орджоникидзе — попали в ситуацию согласования защитных зон объектов культурного наследия. Вошли в долгую бюрократическую процедуру, а потом выходить и что-то делать в снег было уже неправильно. Хотим подсветить сердце Уралмаша, добавить другие арт-объекты. Заводы готовы нам в этом помочь. Хотим привлекать деньги из внебюджетных источников. Раньше ведь градообразующие предприятия всегда строили школы, общественные пространства. Я понимаю, что все изменилось, они уже негосударственные, но мы многого и не просим. С миру по нитке…

Сегодня, чтобы сделать район привлекательным, нужны яркие моменты. Как сделали летом — нарисовали крест Покраса и столько стало ходоков на эту площадь. Даже видел иностранных туристов. У нас уже есть задумки, чтобы район стал не только местом боевой славы. Нельзя вечно существовать на подвигах предках, нужно создавать что-то новое.
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам