Благоустройство в беде

Как грязь стала символом екатеринбургской депрессии.

У Екатеринбурга есть только одна беда — грязь. Это хтоническое чудовище не знает ни жалости, ни усталости, день за днем оно все больше вгрызается в город, оседая пылью в горле и коричневыми подтеками на ботинках. И нигде от него не скрыться, ни в одном укромном уголке — ВЕДЬ ТАМ ТОЖЕ НЕ ПОЧИСТИЛИ. Окей, в ноябре Екатеринбург снова превратился в Грязьбург, каждый год одно и то же, почему же сейчас это так бесит? Да потому, что невозможно уже. Шел 2019 год, во всем мире научились бороться с межсезонной грязью, но у Екатеринбурга свой путь. Путь в никуда.


Хотелось бы написать, что беда пришла в какой-то конкретный день. Назвать поименно тех, кто пустил чудище в Екатеринбург, перечислить фамилии тех, кто с ним не стал бороться. Но тогда придется начинать со дня основания, когда люди потревожили древнее зло, поселившись в его владениях. Признаем тот факт, что грязь здесь была всегда. Может быть, это наше родовое проклятье. И борьба будто бы будет вечной — с триумфальными победами и неизбежными поражениями. Это если бороться.

Фото: ЕТВ

Только вот наши бравые защитники, вооруженные комбинированными дорожными машинами, тракторами и грейдерами, сложили свои орудия. Немногие из них еще выходят на улицы Екатеринбурга под покровом ночи и отгоняют чудовище, запустившее свои щупальца по городским артериям. Но не слишком успешно — враг слишком силен для тех героев. И мы снова, и снова проигрываем грязи в борьбе за комфортную городскую среду.


Как же так вышло? Почему нам бесконечно приходится отступать? И куда отступать, если все пути отрезаны — ноги вязнут в подтаявшем снегу, а потом запинаются об оставленную зимовать гранитную плитку? У ЕТВ, кажется, есть ответы. Не окончательные — но есть.


Погружение

Если вы не помните, то ситуация с грязью в Екатеринбурге кратно усугубилась весной. Зимой снег шел меньше раз, чем пальцев на одной руке (четыре), коммунальщики с неохотой убирали его по несколько недель, а кое-где он так и оставался лежать ровным слоем.


В марте город напоследок основательно засыпало, после чего бушующая стихия взяла паузу, а хтоническая грязь — нет. Она появлялась каждый раз будто бы ниоткуда, делая каждый весенний день неуловимо хуже. Потом грязь высыхала, превращаясь в пыль и поднимаясь наверх, попадая в нос и рот екатеринбуржцев. Аллергиков становилось все больше…

Фото: ЕТВ

И если обычно нам требовалось несколько дней, чтобы избавиться от зимнего грязного наследства — все-таки снег имеет свойство таять, то в 2019 году на это ушло несколько бесценных теплых недель. А тут уже и благоустройство началось, стало совсем не до чистоты.


Баталии в Зеленой роще, второй сезон офонаривания сквера за Оперным театром, разобранные все лето тротуары на Ленина и Малышева — все это продолжалось пять долгих месяцев и продолжается до сих пор. Потому что кто-то в мэрии согласовал работы до конца ноября (!) — того самого месяца, в котором на Урале обычно начинаются снег и холода.

К концу августа районные ДЭУ как-то помыли город — от пыли, в которую превратилась зимняя грязь, но пришла осень и нарушила хрупкую идиллию. Начались дожди, продолжалось благоустройство, и грязь потихоньку снова начала отвоевывать свое законное место. Днем, особенно в солнечные дни, это было заметнее всего: ветер беззаботно гонял опавшие золотистые листья, смешивая их с потяжелевшей пылью и строительным мусором. Жители Екатеринбурга благодарили холод за возможность натянуть шарф до глаз и не дышать этой взвесью.


Первый октябрьский снегопад вернул все на свои места: грязь вернулась на улицы с довольным урчанием, и теперь она нас не оставит. Тем более коммунальщики как-то незаметно переметнулись на ее сторону, высыпав в два раза меньше «Бионорда» на дороги и превратив их сначала в каток, а потом в грязную жижу. Круговорот грязи в Екатеринбурге замкнулся и пошел на второй круг.


Разрыв

Душные объятия грязи, невнятной снежной каши и песка — ежедневная наша реальность, и спастись от нее невозможно. Даже в самом центре Екатеринбурга остаться чистым и умиротворенным невозможно. Бессильная агрессия («кто я такой, чтобы что-то изменить?») обращается внутрь, мы перманентно чувствуем себя плохо — от разъедающей носоглотку пыли, серости и замызганности вокруг хочется сбежать, но некуда.


Мелкими перебежками от работы до остановки, от остановки домой, чтобы не видеть этого ужаса. С чего ты взял, что город принадлежит тебе?

Нужно искать помощников, которых, как видно, все нет. Поэтому мы, отряхнувшись от грязи и хандры, сами составили список мер, которые отбросят нашего противника за пределы города и, может быть, заставят его отступить навсегда.

Фото: ЕТВ

Чистить улицы с первой снежинки и до покрытия. Большая проблема в межсезонье — техника и сотрудники ДЭУ, отвечающие за уборку города, выходят на улицы слишком поздно (обычно ночью) и не в полном составе. А еще жалеют «Бионорда». Предлагаем главам районных администраций жестче контролировать выход техники, а также расход противогололедных материалов.


Перестать ездить в пресс-туры по неубранному снегу, а начать его убирать. В прошлом сезоне снег с центральных (!!!) улиц не вывозили по несколько дней. Из-за уральского климата — в один день может быть -10, а в другой -1 — оставленные кучи с легкостью превращаются в грязные реки.


Снизить количество автомобилей на улицах. Как известно, легковой автомобиль — это не только выхлопные газы, но и грязь на колесах. Которая, конечно, растаскивается по всему городу. Сильная автомобилизация Екатеринбурга уже давно признана проблемой, так, может, пора с ней бороться более активно? Чтобы у горожан была мотивация пересаживаться на общественный транспорт, нужно скорее проводить транспортную реформу или хотя бы создавать новые выделенные полосы и перехватывающие парковки.


Контролировать подрядчиков по благоустройству и сжимать сроки работ. Контракты на ремонт тротуаров и общественных пространств не должны «уходить в зиму». Да, есть технологии, позволяющие класть гранитную плитку хоть в -15, но зачем усложнять и переделывать весной? Кроме этого, подрядчики часто нарушают технологию работ — оставляют материалы прямо на объекте, не защищают горожан от строительной пыли и грязи, которые смешиваются с нашей вечной грязью и забирают радость от прекрасных новых тротуаров.

Этого хватит на первое время. Наверное.

Постскриптум

Кажется, если те, кому мы (на самом деле не мы) поручили управление городом, начнут им, действительно, управлять — а не мечтать о второй ветке метро, ЭКСПО и колесе обозрения на Исети, то Екатеринбург преобразится. Это в идеальном мире. А в реальном, как считает общественник Алексей Беззуб, поможет только отставка мэра Александра Высокинского.

Алексей Беззуб
Алексей Беззуб
общественник
Все зависит от лидера. Если человек привык болтать, раздавать интервью, какие-то мечты и прожекты и он их не может землить, то подчиненные его перестают понимать. Сегодня одно, завтра другое. Здесь у нас плитка, там у нас ЭКСПО, тут у нас форум городов. Я думаю, что Высокинский не понимает процессов и не умеет ими руководить и управлять.

Политтехнолог Платон Маматов прямо указывает на личную заинтересованность чиновников в том, чтобы контракты на благоустройство и отыгрывались в значительных объемах.


Платон Маматов
Платон Маматов
безработный котовладелец
Вот урбанисты рассуждают о граните и плитке, тут не так сделали, там. А они [чиновники, депутаты гордумы] не рассуждают в таких категориях: да им пофигу, гранит там, плитка, скамейка. Бюджет! Ремонт — это бюджет. Бюджет осваивается подрядчиками. Подрядчики все чьи-то. И когда принимается решение, ремонтировать ли улицу такую-то, оно принимается не для того, чтобы улица стала лучше. Оно принимается для того, чтобы подрядчик мог на законных основаниях освоить кусок бюджета. И в этой логике мы никуда не придем.

В конечном итоге, борьба с хтонической грязью превращается в борьбу с самими собой. Нам остается только наблюдать, что победит — добро и чистота или зло и грязь.

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам