Односторонняя связь

Десять «почему» мы недовольны происходящим в Екатеринбурге и ответы, которые могут не понравиться.

«Почему нас не предупредили, что все будет так?» — задал вопрос горожанин, одной ногой спотыкаясь о только что уложенную гранитную плитку, вторую вытаскивая из грязной жижи. Потому что мы живем в Мусорном пространстве, о котором рассказали вчера. Сегодня попытаемся разобраться, как мы в нем оказались.


13 ноября 2018 года региональные власти жили ожиданием ЭКСПО. В мэрию пришел новый идеолог Анатолий Гагарин. Депутаты гордумы еще не приняли решение о земле под храм святой Екатерины в сквере у Театра драмы. Еще не прозвучали обещания о второй и даже третьей ветке метро, канатной дороге, городской электричке. Все сезонные работы по благоустройству были завершены (не считая сквера за Оперным театром). До протестов в сквере оставалось полгода.

13 ноября 2019 года региональные власти живут ожиданием Универсиады. В мэрии работает новый идеолог Екатерина Куземка. Депутаты вернули земле под храм святой Екатерины статус общественного пространства. Горожане иронизируют над обещаниями построить вторую и даже третью ветку метро, канатную дорогу, городскую электричку. Сезонные работы по благоустройству в разгаре и даже появились первые жертвы гранитной плитки. После протестов в сквере прошло полгода.


Жизнь Екатеринбурга изменилась. И главное, что отличает нас сегодняшних от вчерашних, — это недовольство происходящим и непонимание того, почему мы живем в городе, который уже никто не называет третьей столицей.


Оксана Иванова, за год превратившаяся из православной активистки в лидера общественного мнения, считает, что ничего необычного в массовом недовольстве нет. «Неудовлетворенность жизнью — это базовое чувство, потому что мы живем в мире после грехопадения. И этот мир поврежден грехом. И мы сами повреждены грехом, — уверена она. — А есть еще политические силы и интересы, которые это недовольство и гнев пытаются использовать в своих целях. Поэтому уровень недовольства, который есть в обществе, постоянно подогревается. Тогда оно [недовольство] становится большим, деятельным».

Ей вторит и самый одиозный депутат городской думы Александр Колесников: «Быть недовольным и не останавливаться на достигнутом — это свойство человеческой натуры. Объясню на своем примере. Я впервые посетил Москву в 1991 году. Это был мрак. Улицы были грязные. Через полгода пришел Лужков и навел порядок. Москва разрасталась, но жители все равно были недовольны. Пришел Собянин, старается, но все равно недовольны. Все познается в сравнении. Это можно применить и к Екатеринбургу. Если что, можно съездить в Удмуртию или в Ревду. Недовольство просто свойственно человеческой натуре. Это вечно».

Быть недовольным и не останавливаться на достигнутом — это свойство человеческой натуры.

Но, перефразируя профессора Преображенского, почему недовольство, которое, дай бог памяти, проявлялось в течение 20 лет два раза (митинг у фонтана Каменный цветок против храма и перекрытие трамвайных путей у Дворца молодежи после отмены монетизации льгот), а в теперешнее время вспыхивает аккурат раз в месяц?

Полина Иванова
Полина Иванова
архитектор, урбанист
Большая часть екатеринбуржцев любит свой город. Они не считают Екатеринбург местом временного пребывания, мол, я пока поучусь, заработаю, а потом свалю. Они предполагают, что здесь они будут жить, отдыхать, тратить свои деньги, ходить гулять по этим улицам, поэтому к городу повышаются требования и задаются вопросы, почему все именно так выглядит.

Вопросы, которых могло не быть

Инфографика: Николай Пекарский, ЕТВ

Ответы, которые многих не устраивают

Самый главный ответ на все эти (и множество других) «почему?» — «потому что».

Нафик Фамиев
Нафик Фамиев
свердловский политик
Мы имеем губернатора, который потерял интерес к области и городу после неудач с двумя ЭКСПО. Мы имеем городскую думу, которая формировалась губернатором для «приема» баснословных бюджетов ЭКСПО. Мы имеем никем не избранного главу города, посаженного в кресло губернатором и его новой ручной думой, который должен был стать оператором этих бюджетов в интересах команды губернатора и двух ФПГ, из которых состоит дума.

Бюджеты ЭКСПО прошли мимо, губернатор Куйвашев предпочитает появляться на людях только на «парадных» мероприятиях. Оценку происходящему в полуторамиллионном городе дает, в основном, через Instagram. Депутаты городской думы, демонстрируя абсолютную недоговороспособность, переориентировали свои интересы на оставшиеся муниципальные объекты, чтобы как-то компенсировать выборные расходы и не ущемить и даже преумножить интересы своего (преимущественного коммунального) бизнеса.


А начало этим процессам было положено 9 сентября 2018 года, когда жители Екатеринбурга выбрали депутатов гордумы седьмого созыва. Костяк ее, по мнению экс-депутата и экс-директора МУП «Спецавтобаза» Нафика Фамиева составляют «две ФПГ (в недавнем прошлом называемые уралмашевские“ и центровые“, а сейчас — представители коммунального лобби“ и авторитетного бизнесмена“) и остатки команды Тунгусова».

Эти люди проголосовали за Александра Высокинского. За год с небольшим у власти внезапно выяснилось, что у мэра полуторамиллионного города нет опыта управленческой работы. Этим объясняются кадровые просчеты и попытка искать врагов вовне вместо того, чтобы пытаться исправить уже совершенные ошибки.

Илья Борзенков
Илья Борзенков
бизнесмен
Можно, конечно, продолжать верить, что все, кто не с ними — враги и агенты Тунгусова. И надо только их устранить, и благодарные жители будут носить мэра на руках, а не кричать «позор», как это было в сквере. Задача руководителя в том, чтобы использовать свои сильные стороны, а на слабые — находить грамотных исполнителей. Но те люди, которые сегодня лепят из Александра Геннадьевича политика, к сожалению, не обладают достаточным для этого профессионализмом. Поэтому так часто бывает и смешно, и стыдно.

У Высокинского нет программы: предлагаемые вместо ЭКСПО Универсиада и 300-летие Екатеринбурга — очередная попытка заменить ситуационным маркетингом решение насущных проблем.


У него нет своей команды: «зачистка» городской команды от «людей Тунгусова» привела к тому, что рухнула вертикаль. И почти на каждой из ступеней — вице-мэры, руководители и специалисты комитетов и департаментов, главы районов и их подчиненные — оказались не профессионалы, а друзья, экс-сотрудники полиции и просто лояльные власти назначенцы. Поэтому и заключаются контракты со странными подрядчиками на непонятные сроки, выбираются проекты, критикуемые горожанами, обсуждаются проблемы, далекие от реальной жизни.

Политтехнолог Платон Маматов уверен, что у новой команды мэрии «не очень» еще на этапе планирования: «Реализация любого решения городской власти приводит к тому, что она вынуждена переобуваться [например, история с храмом в сквере или налогом на недвижимость — прим. ЕТВ]. Нам обещали вертикаль, управляемость, эффективность, а мы видим хаос. Каждое заседание гордумы — конфликт с администрацией, все кидаются шапками и хватаются за шашки. Депутаты грызутся между собой и пытаются ухватить свой кусок пирога».

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

Общественник Алексей Беззуб предлагает поставить вместо Выскоинского мэра Нижней Туры — «нормального хозяйственника-производственника»: он чуть ли не ночевал на набережной, чтобы ее отремонтировали качественно.

Алексей Беззуб
Алексей Беззуб
общественник
Высокинский не управлял производством или бизнесом, он все процессы знает в теории как чиновник. Когда есть завод — нужно ежемесячно выпускать продукцию. Она лежит на складе. Когда ты чиновник, то должен выпускать какое-то количество бумажек. Бумажки можно в геометрической прогрессии растить. В этом Высокинский специалист.

Нафик Фамиев оценивает градоначальника более критично: «Высокинский — недоразумение в системе, построенной губернатором, не понимающим смысл местного самоуправления». И эта система, по его мнению, «самая беспомощная за всю историю города система власти».


Слабый председатель думы, не избранный (в отличие от Евгения Ройзмана), которого депутаты могут менять хоть каждый день. Слабый глава города, не избранный (как Чернецкий), которого могут убрать из-за малейшего недовольства депутатов. Слабые депутаты, большинство из которых не мыслят стратегически, а решают сиюминутные проблемы.

«Все это в совокупности отбросило город далеко назад, уничтожило зачатки местного самоуправления и отдалило власть от народа», — резюмирует Фамиев. «То, что строилось десятилетиями, сейчас собирается по крупицам, — считает политолог Алексей Швайгерт. — Нужно объективно говорить, что это первый мэр, который работает вне привычной системы влияния Тунгусова. Изменения будут сложными, будь это Высокинский или Бубликов. Если только Тунгусов не станет мэром».

Полина Иванова
Полина Иванова
архитектор, урбанист
У горожан нет возможности влиять на принимаемые властью решения. Посмотрите на Зеленую рощу — люди бьются, чтобы просто немножко изменить проект. Но у горожан нет способа выражения. Обычно люди, которым больше всех надо, становятся депутатами, и они выражают общественное мнение. У нас очень мало таких депутатов. Поэтому… Хоть забор в сквере и снесли, он остался между властью и горожанами, и попасть нам за него никак нельзя. Всех, кто перед ним, воспринимают враждебно.

Рецепт от недовольства

Оксана Иванова считает, что мы насытились материальными благами, и предлагает свой рецепт счастья: «Может быть, для счастья нужно не только материальное, но и духовное? И тут начинается взрыв благотворительности: сделать что-то полезное для людей, для природы, для мира, для Бога. Недовольство, конечно, питает нас, но есть запрос на другое уже: а как делать добро, кому его делать и как, как наполнять душу чем-то таким, что ее питает? Мне кажется, с духовной точки зрения, мы находимся в перспективном периоде».


С православной активисткой согласен и создатель агентства StreetArt и фестиваля «Стенограффия» Евгений Фатеев: «На верхушке пирамиды Маслоу люди, когда уже сыты и разобрались с основными базовыми потребностями, начинают смотреть по сторонам. Мне кажется, Екатеринбург — довольно сытый город. Но традиции не то, чтобы протестности, но высказывания собственного мнения здесь достаточно сильны».

Фото: Дмитрий Шевалдин

И вот эта определенная сытость на фоне традиций свободолюбивого Екатеринбурга и потребности сделать полезное рождает недовольство. «К Екатеринбургу формируются завышенные ожидания, и им стоит соответствовать. Если соответствия ожиданиям не будет, то никакой мы столицей — ни второй, ни третьей, ни десятой — не будем», — отмечает Полина Иванова.


А будет Мусорное пространство.

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам