«Спортсмен может быть хорошим политиком»

«Спортсмен может быть хорошим политиком»

Гонщик Сергей Карякин — о ралли, семье и депутатском кресле.

В 2017 году екатеринбуржец Сергей Карякин стал первым россиянином, который победил в классе «квадроциклы» на «Дакаре». До него спортсмены из нашей страны завоевывали первые места только в грузовом зачете. Поэтому возвышающийся над квадроциклом Карякин с трофеем в руках удивил не только фанатов скорости, но и тех, кто ничего не понимает в гонках. Но на этом уралец не остановился. Он сменил квадроцикл на багги и продолжил покорять гоночный олимп, несмотря на неудачи. «Дакар-2019» он закончил десятым, но забрал первое место на «Шелковом пути».


День гонщика расписан по минутам — к соревнованиям нужно готовиться постоянно. И при этом не забывать про семью, работу и мероприятия, частым гостем которых стал Сергей Карякин. Но ЕТВ ненадолго отвлек гонщика от повседневных забот и поговорил с ним о первом японском мопеде, детях и связи между спортсменами и политикой.

«Любовь к технике началась с японского мопеда»

— Как любитель скорости, в Need for Speed [компьютерная гоночная игра — прим. ЕТВ] играете?


— Последняя часть, в которую я играл, — Most Wanted. А так, конечно, все детство. Как не играть-то?


— Насколько я знаю, вам было 13 лет, когда вы впервые сели за квадроцикл.


— Да, это так, хотя на самом деле я лет с семи-восьми катался на мопеде. Отец купил мопед, чтобы ездить в лес за грибами. А тогда еще даже китайских моделей не было. Зато был японский 50-кубовый. И с этого началась моя любовь к технике.

Я просил купить мне мотоцикл, но родители сказали, что это слишком опасно и, если они мне что-то купят, это будет квадрик. Я ждал подарок четыре года. И когда у родителей, наконец, появилась возможность, они купили мне квадроцикл.


— Но в 13 лет нельзя кататься на квадроцикле, а вы даже смогли проехать первую гонку в этом возрасте…


— Когда я попал на первые соревнования в 13 лет и проехал гонку, люди начали ворчать: «Что он тут делает? У него нет прав. Пусть он едет домой и ждет, пока ему исполнится 16 лет». Так и закончилась моя славная история участия в гонках с 13 лет. Меня заставили ждать еще три года. Но это меня не остановило. Как только мне исполнилось 16 лет, я поехал на чемпионат УрФО и начал завоевывать титулы там.


Гонка, в которой я участвовал в 13 лет, называлась «Курс молодого бойца». Я тогда был в команде с прародителями квадроспорта: Александром Дмитриевым, Андреем Красиловым. Они стояли у истоков развития этого вида спорта. И вообще, Екатеринбург и Свердловская область считались одними из самых сильных в этом плане. Сейчас уже Москва вырвалась вперед, потому что там больше денег и возможностей.

«Спортсмен может быть хорошим политиком»
Фото: Facebook Юрия Гартунга

— Если в Москве больше денег и возможностей, почему не уезжаете туда?


— Мне много раз предлагали, я не раз бывал в Москве, но там кипиш, люди злее. А Екатеринбург для меня домашний. Он мне по духу близок.


— Были у вас детские мечты, не связанные с квадроциклами? Может быть, вы хотели стать кем-то другим в детстве?


— Честно, не могу сказать, что я мечтал стать кем-то другим. Мне всегда нравились технические виды спорта, мотоциклы, машины и все в таком духе. Хотя я не могу даже сказать, что определился, что авто- и мотоспорт будет для меня основной карьерой, так как найти спонсоров достаточно тяжело. И, слава богу, что сейчас у меня есть поддержка, и я могу полностью отдаться этому виду спорта и стараюсь быть в нем лучшим.


— Есть такое мнение, что гонки — это увлечение для богатых. Но вы не создаете впечатление богача, который вкладывает миллионы в авто- и мотоспорт. Вам удается окупать все за счет спонсоров?


— Абсолютно. У нас все держится на «Форэсе» и УГМК. Поначалу мне помогал отец, потом я сам, а теперь спонсоры. Гонки безумно дорого стоят, а я не зарабатываю космические деньги.


— А что даете спонсорам вы?


— Помимо соревнований у нас активная рекламная кампания, плюс мы ведем все соцсети: «Вконтакте», Youtube, Instagram, Facebook. Мы везде выкладываем логотипы спонсоров. Это контекстная реклама, к которой Россия только идет. Мы все привыкли видеть нечто вроде «Это круто! Покупайте». В Европе это давным-давно не работает, потому что общество в этом направлении развито больше. И прямая реклама не действует.


Наша команда часто появляется на экранах федеральных и региональных телеканалов в фирменной одежде. И телеканал хочет-не хочет, но ставит нас в эфир с логотипами компаний. Но честно скажу, что меня поддерживают не столько ради рекламы, сколько потому, что лично верят в мою победу. И это даже приятнее.

Сергей Карякин и его напарник Антон Власюк
Сергей Карякин и его напарник Антон Власюк
Фото: Facebook Сергея Карякина

«Мне нравится участвовать в гонках в России»

— В 16 лет вы начали выигрывать соревнования. На ваш взгляд, что способствовало успеху?


— Я думаю, здесь можно говорить о таланте.


— Почему вы пересели на багги?


— Я считаю, это логичное продолжение карьеры. Это что-то новое. И останавливаться на квадроцикле мне неинтересно, потому что я на нем уже победил. Багги — это более сложный класс, более затратный. Мы уже выиграли «Шелковый путь», и, я уверен, выиграем «Дакар» на багги. Как только мы победим на багги, то станем единственными в России, кто выигрывал «Дакар» в двух классах. Тогда мы пересядем на машины. И, если выиграем «Дакар» в трех классах, станем такими единственными в мире.


— В какой стране, из тех, где проходили гонки, вам понравилось больше всего?


— Мне нравится Марокко. Дикая природа особенно хороша. Но участвовать в гонках мне больше нравилось в России. Она родная. У нас очень много красивых мест, страна меняется резко и неожиданно от региона к региону. Если ехать от Екатеринбурга, где тайга, до Астрахани, где степь, то это будто две разных страны. Например, в этом году «Шелковый путь» проходил в Иркутске. Там безумно красивые места, я ехал и не мог налюбоваться. Просто кайф.


Еще классно в Аргентине. Там есть вино-де руто (дорога вина), где живут виноделы. Они производят напитки и строят кафешечки. Виды нереальные, зелень, тепло, солнце светит, все на расслабоне. Хотя мне кажется, в каждой стране есть что-то хорошее. Одна красива людьми, другая характером, нравами, природой.

3 фотографии

— А обычные автомобили вы любите? Какие?


— Я езжу на Volkswagen Golf. Абсолютно простая и дешевая в эксплуатации машина, которая меня устраивает. Конечно, хотелось бы автомобиль побыстрее и покруче. Но пока все деньги уходят на спортивные автомобили. Для меня это приоритетнее, чем купить себе обычную машину ради баловства.


— Гонки — это же не ваша основная работа?


— Да, у меня два высших образования, которые я получил в УрФУ и РАНХиГС. По первому я инженер газотурбинных и газоперекачивающих комплексов. На втором я изучил управление муниципальным имуществом. Три года я проработал инженером, потом ушел в строительство, чем занимаюсь до сих пор.


Второе образование получил для того, чтобы открыть детскую мотошколу, в которой смогут заниматься все. В ней дети будут не только талантливыми пилотами, потому что не все могут стать ими, но и конструкторами, инженерами, механиками, спортивными менеджерами. Это огромный пласт возможностей, они смогут работать в разных сферах и, я надеюсь, преуспеют в жизни. Если ребенок хочет, ему важно дать возможность заниматься автоспортом. Неважно, пилот он или механик, он все равно остается в этой среде.


Самое главное здесь — занять детей, потому что сейчас у ребят огромное количество соблазнов, которым, к сожалению, не все могут препятствовать. Если мы сумеем занять ребенка и сделать для него что-то полезное, я считаю, это успех.


— И что сейчас с мотошколой?


— Есть определенные подвижки, договоренности. Сейчас мы их прорабатываем. У нас есть понимание, что это интересно людям, которые готовы нам помочь.

«Дома нужно общаться с детьми, а не сидеть на диване»

— Вы заговорили о детях, поэтому я спрошу про семью. Как вы с женой познакомились?


— Юля родом из Перми. И так вышло, что у нас там была гонка, на которую она приехала посмотреть с подругами. Мы познакомились там, и пять лет общались, как друзья. А потом сходили в кино и поняли, что нам хорошо друг с другом.


— Вы много времени проводите с родными?


— Все относительно. Кто-то проводит с семьей много времени, только смысла в этом нет. Потому что если ты сидишь дома, смотришь телевизор и пьешь пиво, какой смысл в том, что ты рядом с семьей? Другое дело, когда ты приходишь домой, разговариваешь с детьми, играешь с ними, придумываешь что-то, помогаешь в их начинаниях. Я считаю, это гораздо важнее и эффективнее, чем просто находиться рядом и быть абсолютно бесполезным.


— У вас большая семья: жена и трое детей. А гонки — это травмоопасный вид спорта, который, сами понимаете… Вам за себя не страшно?


— В 2018 году я сломал на «Дакаре» обе руки. Честно говоря, даже после этого страх не появился. Ты можешь стать от этого более рассудительным, но медленнее ехать от этого ты не будешь. Я сажусь за руль и ожидаю получить удовольствие, а не проблемы.


Откройте новости и посмотрите, сколько пишут о том, что пьяный водитель в кого-то врезался, грузовик вылетел на встречку, автомобилист уснул, все погибли. На дорогах общего пользования ездить гораздо опаснее, чем на спортивной трассе.


«Спортсмен может быть хорошим политиком»
Фото: Facebook Юлии Карякиной
— На фотографиях вы постоянно в джинсах и в футболке. А вы носите костюмы? Может, с женой куда-то выходите в них?


— На красивые важные мероприятия я могу надеть костюм. Мне говорят, что я хорошо в них смотрюсь. Но я хочу, чтобы меня воспринимали, как простого человека. На мой взгляд, важнее, что из себя представляет человек, а не то, как он одевается и насколько дорогие вещи покупает.


Я не могу сказать, что я богато живу. Я могу позволить себе заниматься тем, что люблю, но мне нестрашно полететь экономом, «Победой». Я не стремлюсь жить в пятизвездочных отелях. Мне важно, чтобы была теплая кровать и душ. На позолоту и кренделя внимание не обращаю, поэтому так ли нужен костюм?

«Разве спортсмен — это клеймо?»

— Вас звали в гордуму, а вы отказались. Почему?


— Не могу сказать, что мне было это интересно. Не то чтобы меня не интересует политика, но гордума… Меня всегда привлекало что-то более масштабное. Но это не значит, что я не люблю свой город. Наоборот.


— На ваш взгляд, стоит ли спортсменам идти в политику?


— Это очень сложный вопрос. Кто-то считает, что спортсмены должны тренировать детей, взрослых и они не могут работать в политике. Но разве спортсмен — это какое-то клеймо? Недавно я следил за довыборами в Госдуму, в которых победил Антон Шипулин. Я заметил, как даже в объективно положительных вещах люди находили негатив. К сожалению, я стал часто замечать такое отношение россиян. Некоторые живут по принципу: нам хорошо, когда другим плохо. Это обидно.


То, что спортсмен не может быть хорошим политиком, далеко не правда, потому что спортсмены общаются со многими известными людьми вплоть до президентов других стран. У спортсменов хорошие связи. А политика — это процесс лоббирования интересов своей страны. И когда у тебя есть хорошие личные взаимоотношения, это помогает.


Кроме того, любой спортсмен, который добился высот, встречался с огромным количеством проблем. Это закалило его характер. И это точно поможет ему эффективно работать. Кто сказал, что спортсмен — это тот, кто просто быстро бежит? Это всегда ряд факторов, которые помогают добиваться результатов в жизни. Поэтому я ничуть не против спортсменов в политике. Если говорить об Антоне, я знаю его лично. Он очень умный, развитый человек. Я уверен, в политике у него многое получится.

Сергей Карякин с Антоном Шипулиным и Александром Пантыкиным
Сергей Карякин с Антоном Шипулиным и Александром Пантыкиным
Фото: Facebook Сергея Карякина

— Как вам смена власти в Екатеринбурге? Полторы недели назад вы с мэром вместе подключали дом к быстрому интернету.


Я не заметил смену власти. Я знаю, что там много подводных течений, и раньше часто попадал в такие ситуации, когда меня приглашала область на мероприятия, потом город, и область обижалась. А я-то даже не в курсе был! Я хожу на мероприятия, которые имеют положительный оттенок, где я чем-то могу помочь. Я не виноват, что у кого-то есть конфронтация между собой.


Ничего не имею против предыдущей и нынешней власти. Я вижу, как Высокинский переживает за город. На самом деле я заметил такую вещь: чем выше уровень чиновника, тем больше он переживает за город и готов работать.


Фото на главной: Facebook Сергея Карякина

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам