Код: ученый

Код: ученый

ЕТВ рассказывает о трех поколениях изобретателей из УрФУ, которые прямо сейчас двигают науку вперед.

Летом 2019 года президент Владимир Путин приехал в Екатеринбург. Поводом для визита стал саммит GMIS, проходивший параллельно с «Иннопромом». Но большую часть времени он потратил не на иностранных коллег, на молодых ученых УрФУ. Целый час он разговаривал с аспирантами федерального университета, изучил новые изобретения — бионический протез голени, водоотталкивающий гель и первые отечественные прототипы топливных элементов. Глава государства пообещал, что госкорпорации «Росатом» и «Ростех» окажут ученым финансовую поддержку и помогут их разработкам попасть на рынок.


Визит Владимира Путина обратил внимание на ученых из УрФУ, но и до этого новости об их изобретениях регулярно появлялись в информационной повестке. Конечно, больше всего внимания досталось беспохмельному пиву и омолаживающему мороженому, но есть и другие. ЕТВ поговорил с учеными Уральского федерального университета трех поколений: один из них был студентом в 60-е годы XX века, второй — оживляет старые разработки, а третий — грезит о большой научной карьере.


О любви к физике, ненавистной бюрократии, зарплатах, изобретениях и о их внедрении в промышленное производство — читайте в материале

Егор Кудюков

аспирант, 24 года
Код: ученый
Фото: предоставлено героем материала

Аспирант кафедры Магнетизма и магнитных наноматериалов молодой ученый. Ему 24 года.


О любви к физике

— Для меня это больше чем работа. Мне нравится заниматься физикой. Завораживает управлять свойствами в маленьком масштабе, получать разные структуры, узнавать как все устроено. Уходить совершенно не хочу.


Я поступил на физмат, потому что мне нравилась физика. Нравилась еще со школьной скамьи. Впервые она меня заинтересовала, когда мне было 13 лет. Я учился в поселке Октябрьский. Учитель преподавал на уровне сельской школы, но не сказать, чтобы плохо. В те года мне нравились его уроки по физике и научно-фантастические сериалы вроде «Футурамы» и «Доктора кто». Но я, разумеется, много занимался самообучением: закончил 10 и 11 класс экстерном. Но все равно физику сдал на 60 баллов.


В первый год на физмате было сложно — разница между школой и универом была колоссальная. Но потом я втянулся и мне понравилась научная деятельность — после второго курса я начал проводить опыты и лабораторные работы.


Сейчас я не преподаю, потому что больше занимаюсь исследованиями и пишу научные статьи. Моя главная цель — защитить кандидатскую диссертацию. Кроме того, я поступил на целевую аспирантуру и обязан по гранту РФФИ в определенный срок защититься.

Об изобретениях

Я вместе с группой ученых занимаюсь магнитосенсорикой, тонкими пленками и магнитоупругими свойствами. Это помогает создавать разные датчики и сенсоры. Конкретно я в этой группе проводил исследования и разрабатывал магнитные сенсоры для высокочувствительных датчиков различного назначения. Их можно применять, например, в авиационной промышленности. Я проводил опыты и делал компьютерное моделирование в программе, чтобы расширить свойства конкретных датчиков.




Волоконные сенсоры
Волоконные сенсоры
Фото: предоставлено героем материала

О заработке

В этом месяце я заработал 100 тысяч рублей. Выиграл много грантов. Один из них, «Умник», дают на прикладные исследования и изобретения. У меня получилась магнитная структура, позволяющая на новом принципе измерять деформацию и давление. Это можно использовать в датчиках. Сейчас у меня четыре открытых гранта, и еще на один мы подаем вместе с химиками.


Мне повезло. В университете регулярно что-то творится в лаборатории, и Владимир Васьковский сильно помогает мне, когда речь идет о гранте.


Но в среднем я получаю по 50 тысяч рублей. Деньги идут от грантов и от стипендии. В аспирантуре можно выиграть президентские и государственные стипендии за публикации статей и закрытие грантов. Это дает 16 тысяч. Еще в аспирантуре платят регулярную стипендию, девять тысяч рублей.


О проблемах

Во-первых, гигантский информационный поток, толком не успеваешь все прочитать и вынести оттуда нужное.

В-вторых, студенты только к третьему курсы понимают, что можно заниматься наукой. Попадают в научные группы, но это поздновато. Финансовый успех в науке зависит от того, как рано ты себя покажешь с хорошей стороны. Нужно сделать так, чтобы студенты начинали заниматься наукой с первого курса.

В-третьих, меня раздражает бюрократия. Вся эта беготня с бумажками отнимает много времени и сил. Делать закупки и искать гранты могли бы отдельно нанятые люди, а ученые занимались бы наукой.


Александр Черепанов

ученый, 38 лет
Код: ученый
Фото: предоставлено героем материала

Кандидат физико-математических наук и плодовитый изобретатель. Ему 39 лет. Преподает на своей кафедре и отвечает за работу с предприятиями от УрФУ.


— Я разрабатывал волоконные радиационные детекторы. Их можно использовать в поиске ядерного оружия и опухолей в теле человека.


Эти детекторы работают так. Когда частицы излучения попадают в волокно, в нем возникает вспышка света. Технология датчика уносит ее по волокну на безопасное расстояние от источника радиации (это могут быть километры!). А там уже датчик определяет, опасно ли излучение.


Группа ученых под моим руководством разработала лазерные оптические приборы, которые могут определить толщину предмета, не касаясь его. В пищевой промышленности такой датчик полезен, например, в производстве жевательной резинки. Он поможет контролировать ее толщину, потому что если она будет превышать норму, то коробка с сотней таких жвачек не закроется.


Летом мы презентовали технологию фильтрации из керамики. С ее помощью можно очищать нефть от попутных вод и стоки торговых центров — от пищевых отходов. Он также может сделать из отработанного ядерного топлива в полезные для атомных станций изотопы. Последнее особенно важно. Это позволит атомным станциям работать почти тысячу лет на накопленных человечеством отходах без добычи нового урана. Ведь его запасов в мире хватит всего на 30 лет.

Об озарениях


Иногда мы берем старые проекты коллег Росатома, например, и смотрим, как современные технологии могут их оживить. Иногда мы используем эволюционные подходы в металлургических задачах или наработки филологов в создании алгоритмов обработки информации с датчиков.



Образцы новых сенсоров для регистрации радиации
Образцы новых сенсоров для регистрации радиации
Фото: предоставлено героем материала

О разработках

Над изобретением работает большая команда: и студенты, и бывалые ученые. И не только из УрФУ. Мы подключаем ученых и работников из других университетов или компаний. Даем им какие-то задачи, которые приближают нас к открытию. Сами же играем роль мозгового центра и собираем наработки по кусочкам в единое целое. И самое сложное и творческое в такой работе над изобретением — решить проблемы, которые мешают идее воплотиться в жизнь.


Иногда предприятия делают заказы. Иногда мы узнаем о проблеме на совещаниях и конференциях. Иногда мы пытаемся рассказать о своих наработках какой-то компании. Например хвастаемся электроникой, которая может работать без батареек десятки лет. А нам говорят, нам нужнее беспилотная сельскохозяйственная техника. И мы беремся за это.


Когда чертежи готовы, мы делаем лабораторный образец, чтобы компания поняла, что все работает. Если все получилось и заказчику все нравится, то делаем промышленный образец. Этим занимаются наши инженеры, которые были в проекте с самого начала.


Трудно сказать, сколько я на этом зарабатываю. Волка ноги кормят. Если выигрываю грант или получаю поддержку от компании, то могу зарабатывать около 100-200 тысяч. Но это, конечно, не сравнится с тем, сколько получает УрФУ за мою работу от той или иной компании. Там речь идет о миллионах.


Владимир Васьковский

ученый, 70 лет
Код: ученый
Фото: предоставлено героем материала

Доктор физико-математических наук, профессор, заведующий кафедрой магнетизма и магнитных наноматериалов УрФУ. Ему 70 лет.


О науке


— Весь 20 век происходили эпохальные открытия, серьезные сдвиги в понимании природы материи. Теория относительности, квантовая механика, ядерные технологии, полет в космос — наука влияла на мировоззрение. Прогресс общества связывали с прогрессом в физике. Когда я поступал на физический факультет Уральского государственного университета в 60-70 годах, физика была в почете: пять человек претендовали на одно место. Стать научным сотрудником было престижно и сложно.


В 90-е был кризис и зарплаты научных сотрудников упали. С кадрами в университетах было так плохо, что теперь в науке нет поколения сороколетних. Платили мало. На жизнь хватало, но приходилось преподавать в коммерческих вузах.


Только к 2000-м государство взяло курс на поддержку отечественной науки, в нее стали вкладывать деньги. УрФУ, например, за последние десять лет привлек инвестиций на 400 миллионов рублей. Креативные люди заинтересовались научной деятельностью. На кафедре в 2001 году был один аспирант. Спустя 15 лет их стало 20.


Сейчас общество, в целом, потеряло интерес к физике. Гравитационные волны, ускоренное расширение Вселенной, бозон Хиггса, то есть передний край современной науки — все это не привлекает молодежь. Сейчас в большем почете гуманитарные науки, биология, медицина. Молодые люди ориентируются на социальные ценности. Физика и математика — науки сложные, и желающих ими заниматься все меньше. А жаль, — физика развивается. Возможно, эпохальные открытия в ней уже сделаны и наступил период их детализации и технологического воплощения. Это само по себе интересно, поскольку непосредственно влияет на качество нашей жизни.


Я считаю, что активная научная деятельность в современных условиях, когда есть широкая грантовая поддержка науки, ученый может зарабатывать неплохо.



Об изобретениях


Я руковожу группой ученых, которая разрабатывает пленочные магнитные среды для магнитной сенсорики [Владимир Васьковский — руководитель Егора Кудюкова, — прим. ЕТВ]. Свойства таких пленочных материалов чувствительны к магнитному полю, температуре, давлению. Фактически, если на сенсор воздействует магнитное поле, то меняются электрические свойства объекта и это можно зафиксировать. Сенсоры можно включать в состав датчика для бесконтактного измерения тока. Такие пригодятся, например, на космическом корабле типа «Союз-5». Соответствующие разработки стоимостью до 200 миллионов рублей мы сделали вместе с нами с АО «НПО автоматики» и Институтом физики металлов УрО РАН.

Магнитный сенсор
Магнитный сенсор
Фото: предоставлено героем материала

О проблемах

Меня не все устраивает в организации науки. В особенности бюрократия в духе «расскажите о том, какие открытия вы сделаете в этом году». Но УрФУ вынужден бюррократизироваться — с него требуют неимоверное количество отчетностей. Каждый новый руководитель министерского уровня стремится все реорганизовать. В итоге, формы документов постоянно меняются, и ученые бегают с бумажками во время аккредитации туда-сюда. А могли бы наукой заниматься. Правила игры при этом такие: есть жизнь и есть бумаги.


Меня не устраивает, что финансирование науки построено на многоуровневой проверке. Казалось бы, мне, как опытному ученому, можно доверить более свободно распоряжаться деньгами грантов. Но на каждом проекте я имею дело во всеми правоохранительными органами. Все ищут, где мы украли бюджетные деньги.


Режиссер Кирилл Серебрянников, которого обвиняют в растрате, очевидно, сделал нарушение: обналичил бюджетные деньги. Но как без них можно? Почему если ты обналичил бюджетные деньги, то ты обязательно вор? Мне иногда проще купить что-то на свою зарплату, чем мучиться с торгами. Контролирующую систему нужно сократить — она пресекает инициативу. Тогда наше общество будет прогрессивным.


Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам