«Мой мальчик останется со мной»

История мамы, которая хотела отказаться от своего ребенка, но изменила решение.

Материнство представляют как один из самых радостных периодов в жизни женщины. Девять месяцев будущая мама с нетерпением ждет, когда малыш появится на свет, а затем всецело отдает себя ребенку: смотрит, как он растет, учится держать голову, сидеть, ползать, ходить, разговаривать. Она познает мир с ним заново и думает, что нельзя по-другому. А по-другому можно.

Бывают ситуации, когда женщины не готовы к материнству и не чувствуют себя счастливыми от двух полосок на тесте. Тогда они отправляются на аборт или рожают малыша и уходят из больницы без него. Причины разные, и не каждый станет в них разбираться. Но есть те, для кого это важно. И именно они стараются избежать разлуки мамы и ребенка. Одной из таких организаций, которая помогает семьям в трудной жизненной ситуации, является «Аистенок».

ЕТВ встретился с мамой двух мальчиков Екатериной [имена героев в тексте изменены — прим. ЕТВ], которой помог «Аистенок».


— Я узнала о беременности поздно — на 12 неделе. Мне стало страшно от этого: я не понимала, что делать дальше. Моему старшему сыну Михаилу исполнилось 15 лет, мы жили вдвоем в съемной комнате в Екатеринбурге. Всю жизнь я воспитывала сына одна — муж ушел от меня, когда Мише было девять месяцев. Поэтому я знала, что такое воспитывать ребенка в одиночку, и не представляла, как вытянуть двоих детей.

На все нужны деньги, и, чтобы платить за комнату, я пошла на две работы. А когда малышом заниматься? Куда я приведу его: в комнату, где только диван, общая кухня, а соседи по квартире пьют и курят? А ведь ребенку еще нужно все покупать: пеленочки, распашоночки, коляску, кроватку, конверт для выписки. Я думала, что двоих детей невозможно совмещать, что придется бросить все силы на маленького и забыть про старшего.

Поэтому я обратилась в женскую консультацию и попросила сделать аборт, но мне отказали, заявив, что срок большой. Сказали: «Давай ты лучше родишь». Мне кажется, потому что есть пары, которые не могут завести ребенка и готовы взять здорового чужого малыша. В итоге я ушла. И вернулась, когда срок был шесть месяцев, чтобы встать на учет.

Инфографика: Николай Пекарский ,   ЕТВ
Инфографика: Николай Пекарский, ЕТВ

*Также не забываем, что есть материнский капитал. Это около 189 тысяч за первого ребенка (его выплачивают с 2018 года) и 453 тысячи рублей за второго малыша.

**Кроме того, существуют путинские выплаты, которые ввели с 2018 года. Родители могут получить их, если среднедушевой доход семьи не превышает полуторакратную величину прожиточного минимума. Тогда семье будут выплачивать ежемесячно прожиточный минимум, принятый для детей в Свердловской области, — 10,45 тысячи рублей. На первенца выплаты идут из федерального бюджета, на второго малыша — из маткапитала.

Юрист Олеся Бортникова объясняет, что вопросы, связанные с абортами, регулируют федеральные законы и приказы Министерства здравоохранения. Они необходимы для того, чтобы предупредить аномалии развития плода и избежать осложнений во время беременности. Если у женщины высокий риск осложнений, ей рекомендуют сделать аборт. Но есть и другие случаи, когда медики могут отказаться прерывать беременность. «Аборт не проводится при наличии острых инфекционных заболеваний и воспалительных процессов. Прежде чем прервать беременность, заболевания нужно вылечить», — рассказывает Олеся.

Поскольку в России нет запрета на аборты, просто так врач не может отказать пациентке. Если срок большой, то прерывать беременность придется только в условиях акушерского стационара. Как правило, эту процедуру проводят в больнице с 22 недель беременности. «Если женщину не принимают в больнице, она может пожаловаться в прокуратуру, но обычно, если врач отказывает, значит, для этого имеются противопоказания по здоровью», — добавляет юрист.

— Когда я снова оказалась в больнице, меня направили к психологу, который работает с проблемными мамами. Это была приятная, хорошая женщина, которая удивилась моему решению. «Почему ты хочешь отказаться от малыша? Я же вижу, что ты порядочная», — сказала она мне и посоветовала не торопиться с выводами. А также дала номера общественных организаций, которые помогают людям в трудных ситуациях. Среди них был телефон «Аистенка», в который я обратилась не сразу: не знала тогда, что действительно могу получить помощь.

Я ведь закончила медицинский колледж, 11 лет проработала в доме престарелых. Шесть лет назад прошла парикмахерские курсы по прическам. Психолог, узнав об этом, сказала, что без денег я не останусь и всегда смогу подработать.

О беременности я не сообщила ни сыну, ни маме, но позвонила отцу малыша. Когда я сообщила ему эту новость, он спросил: «Почему ты мне раньше не рассказала? Я дал бы тебе деньги на аборт». А я так хотела, чтобы мы жили вместе и воспитывали нашего общего ребенка. Но этого не случилось. Я бросила трубку и позвонила ему еще раз уже перед родами:

— Ты поможешь нам первое время? Пожалуйста, хотя бы комнату на пару месяцев оплати, а дальше я сама.
— Хорошо.

И тишина. Он отправил меня в черные списки везде. И я попыталась достучаться через его друзей, которые говорили мне: «Ты сама легла под него. Ты сама хотела. Чем ты думала?» Конечно, мне было обидно, хотя сейчас я понимаю, что надо думать головой, прежде чем что-то делать. Цветочки, конфеты — это все красиво. А что дальше? А дальше вот так. Ребенок не спросит, когда ему появиться на свет. Он не виноват.

Иллюстрация: Антонина Курносенко
Иллюстрация: Антонина Курносенко
« Хочу забыть время, когда думала избавиться от ребенка»

Иной раз, когда я оставалась наедине с собой, не хотелось жить. Я шла по улице, ехала в автобусе или ложилась спать, а в голове крутилась мысль: «Боженька, забери, забери его у меня!»

Я скрывала беременность под одеждой. Даже в 30 недель работала под открытым солнцем, делала сладкую вату, спрятавшись за аппаратом. Когда до роддома оставались две недели и я ходила, как неуклюжий мишка, рассказала о беременности сыну. Просто в очередной раз, когда я кряхтела и пыхтела, пытаясь лечь на диван, он подошел ко мне со словами: «Мама, ты беременна». Он не осудил меня и даже сказал: «Не вздумай отказываться от малыша. Пусть мы не будем есть, но не оставляй его в детском доме». Хотя до этого, когда шел пятый месяц срока, он, еще не зная о беременности, говорил, чтобы я даже не планировала второго ребенка.

Уже на восьмом месяце я начала задумываться о том, что станет с малышом дальше, если я от него откажусь. А вдруг его возьмут в семью, в которой приемные родители будут бить его? Я слышала такие истории и не хотела, чтобы подобное произошло с моим ребенком.

И я решила позвонить в «Аистенок». Меня пригласили на консультацию. Психолог там тоже отговаривала меня: «Ты отдашь ребенка, он будет расти в чужой семье. У тебя в жизни все наладится, и ты начнешь искать его. И даже если ты найдешь, тебе его не отдадут». Я стала сомневаться, правильно ли поступаю с моим сыном — тогда я уже знала, что родится мальчик. В «Аистенке» мне предложили кризисную квартиру, вещи и еду. И в тот момент мне стало чуточку легче. Наконец-то меня кто-то поддержал!

Причины, по которым мамы, попавшие в «Аистенок», хотят отказаться от своих детей, не связаны с тем, что женщины не любят своего ребенка, считает психолог общественной организации Алла Осипова. «У мам складываются объективные жизненные ситуации, в которых им кажется, что они не справятся. И здесь важно не просто поговорить с женщиной, а разобраться в ситуации, в которой она приняла такое решение», — говорит она.

Но у «Аистенка» нет самоцели надавить на будущую маму, заставить ее изменить решение вопреки всему. Алла Осипова уточняет: «Мы не уговариваем женщин и не навязываем определенную точку зрения. Психолог общается с мамой, но он ни в коем случае не говорит, что оставить малыша — единственное верное решение. Если женщина настаивает на своем, значит, она сделает так, как хочет».

Кроме того, по словам Аллы, бывают случаи, когда специалист понимает, что для жизни и здоровья новорожденного гораздо лучше, если мама откажется от него. По опыту «Аистенка» это применимо к семьям, в которых родители пьют и употребляют наркотики. В таком случае у психолога нет уверенности в безопасности малыша и его воспитание в неблагополучной семье вызывает у специалиста беспокойство.

Инфографика: Николай Пекарский ,   ЕТВ
Инфографика: Николай Пекарский, ЕТВ

— В кризисную квартиру я не пошла. У меня Миша взрослый, и жить где-то с какими-то дамами мне не хотелось. Но продукты и вещи для малыша взяла. Меня привезли на склад и дали все, что мне нужно: коляску, кроватку, игрушки, ванночку, порошки, крупы и овощи.

В больничную палату я привезла маленький пакет с вещами, а две мои соседки — большие красивые сумки. Я наблюдала за этими счастливыми женщинами и по-хорошему завидовала им. Их навещали мужья, приносили им гостинцы. Было видно, что они с нетерпением ждут своих малышей.

А я три дня провела в роддоме одна. Не стала просить сына приезжать ко мне с Юго-Запада на Химмаш, чтобы не потерялся. Мне, конечно, тоже хотелось быть, как эти женщины, но оказалось, что это совсем неважно. Шмотье, побрякушки ничего не стоят. Самое главное, чтобы твой ребенок тебя любил и ты его. Можно стирать и гладить единственные штанишки, но при этом заботиться о малыше и воспитывать его лучше других. И именно тогда я твердо решила, что мой мальчик останется со мной.

Иллюстрация: Антонина Курносенко
Иллюстрация: Антонина Курносенко
« Мне казалось, что Саша — самый счастливый на свете малыш»

Перед родами врачи собрали консилиум, и мне было на нем некомфортно. Я стояла, тряслась перед ними, пока меня не спросили: «Ты отказываешься от ребенка?» Видимо, в моей карте стояла какая-то отметка о том, что я отказник. Но я ответила, что забираю его.

Когда родился Саша, я рыдала от счастья. Он такой хорошенький, крохотный лежал на моей груди, и казалось, что у меня самый счастливый на свете малыш.

Потом меня выписали из роддома. Оттуда меня забрал «Аистенок», который привез все для выписки. В первый же день мы вышли с Мишей гулять с коляской. «Давай скажем бабушке», — попросил он меня. Я сдалась и позвонила маме. Она была в шоке и даже подумала, что мы шутим или обманываем ее, но приняла эту новость и приехала помогать нам. Правда, у нее иногда выскакивала фраза: «Зачем родила?» Но я сразу отвечаю, как отрезала: «Это мой ребенок, и никогда не говори про Сашу плохое». Теперь мама не бросается такими словами, потому что видит, что я души не чаю в сыне.

Иллюстрация: Антонина Курносенко
Иллюстрация: Антонина Курносенко
« Пусть у меня нет мужчины рядом, зато есть два прекрасных сына»

Поначалу я стеснялась того, что у меня маленький ребенок, ведь я уже старая. В роддоме лежали молодые девочки, а мне 39 лет. Но когда стала выходить с коляской, увидела, что взрослые женщины тоже идут с малышами, и перестала себя накручивать.

С деньгами действительно было тяжело. Как только меня выписали из роддома, мне позвонила клиентка, которая хотела сделать прическу, но я не могла оставить Сашу. Очень хорошо, что материально мне помогла мама, а вещами — «Аистенок». Раз в месяц я получала от организации еду для себя, искусственные смеси для малыша. А сколько мне дали игрушек для сына! Мне кажется, у многих детей нет столько игрушек, сколько есть у моего Саши.

Когда сыну исполнилось два месяца, я начала смотреть за пожилыми женщиной и мужчиной — эту подработку мне помог найти психолог из «Аистенка». Миша приходил из школы, я уезжала ухаживать за стариками. Когда малышу было полгода, я начала зарабатывать прическами и выучилась делать татуаж. Я беру чемоданчик, складываю в него инструменты и еду к клиентам. Старший сын сейчас работает там, где я когда-то делала сахарную вату. Два дня я сижу дома, потом выходные у него, Миша смотрит за маленьким, я уезжаю работать. Еще мама часто приезжает и нянчится, живет с нами теперь уже в съемной квартире.

В «Аистенке» мамам не только отдают бесплатные вещи, но и позволяют зарабатывать, чтобы они не чувствовали, что их обязаны кормить и поить. Недавно организация открыла швейный цех, в котором теперь подрабатывает и наша героиня. Пока одни мамы присматривают за детьми, другие шьют изделия на продажу. Дизайнер Дарья Филатова несколько лет волонтерит в «Аистенке» и рассказывает, каково это, видеть, как у подопечных налаживается жизнь.

Дарья Филатова
Дарья Филатова
дизайнер
На прошлой неделе мы запустили продажу экомешочков, сшитых мамами « Аистенка». В первый же день мы продали всю партию и получили много заказов. Значит, мамы будут иметь работу. Это такой прямой, понятный инструмент для того, чтобы быть полезной. Я нахожусь в категории 30+. И мне кажется, что у многих людей в промежутке от 30 до 40 лет возникает вопрос, приносят ли они пользу другим. Благодаря тому, что « Аистенок» дает мне возможность участвовать в важных делах, меня, наверное, минует этот кризис.

— Все мои опасения оказались неправдой. Надо быть очень сильной, чтобы говорить: «Я могу». А сегодня я действительно могу обеспечивать своих детей. Пусть у меня нет своего жилья, мужчины рядом. Зато у меня есть два прекрасных сына.

Я хочу вычеркнуть из своей жизни тот период, когда я думала о том, как избавиться от ребенка. Недавно знакомый напомнил мне об этом, и я ужаснулась. Я не желаю, чтобы повзрослев, мой младший сын узнал, что я думала бросить его.

Эта ситуация с отказом ужасна. Ребенок рождается, ходит такой красивый, говорит: «Мама». А ты в какой-то момент хотела убрать его. Хотя сейчас я и жизни не представляю без Сашки, уезжаю на работу, а сама думаю: «Как там мой сынок?»

На первый взгляд подобные ситуации, как у Екатерины, заканчиваются будто бы счастливо. Но женщина испытывает огромный стресс, который оставляет отпечаток на всю оставшуюся жизнь. Психолог Оксана Собина объясняет, что у маму может сопровождать чувство вины, от которого ей никуда не деться.

Оксана Собина
Оксана Собина
психолог
Скорее всего, у матери будет чувство вины — осознаваемое и явно переживаемое или вытесняемое. Вытесненное переживание не перестает существовать, оно просто не представлено в сознательной части психики человека. Человек не думает об этом, но переживание остается частью его личного жизненного опыта. И мы понимаем, что чувство вины не относится к положительным переживаниям. Ощущения счастья оно точно не добавляет.

— Быть мамой — это очень тонко. Это надо уметь. К сожалению, не все могут экономить, отказывать себе в чем-то, заботиться о ребенке. В прошлой квартире со мной жила соседка, у которой была дочка-инвалид. Она родила вторую, но вместо того, чтобы заниматься детьми, каждый день водила в дом разных мужчин. Старшая дочь сидела в коридоре, и я забирала ее себе. Но ведь за ребенка нужно нести ответственность, которой не хватает некоторым родителям.

Хочется, чтобы мамы не бросали своих детей, даже если в жизни все плохо. Ситуация может измениться в любую секунду, и вы потом пожалеете о своем решении. Если нужна помощь, попросите ее. Десять человек пройдут мимо, еще десять остановятся и помогут вам, как мне «Аистенок». Меня до сих пор спрашивают там, нужно ли мне что-то и почему я не беру ничего на складе. Но я прекрасно понимаю, что есть другие женщины, которые нуждаются в помощи. И многим из них она сейчас нужнее.

Вы тоже можете помочь проекту «Будем вместе!» и привезти в «Аистенок» подгузники, одежду, канцтовары и питание. А если у вас нет времени, просто перечислить деньги на счет здесь.

ЕТВ благодарит Антонину Курносенко за чудесные иллюстрации

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам