Перед пловом все едины

Зачем Екатеринбургу соборная мечеть. Мнение Александры Аксеновой.

На прошлой неделе мусульмане после традиционного пятничного намаза устроили мирную вкусную акцию Open Plov, во время которой заявили о желании возвести мечеть в центре Екатеринбурга. Конечно, подобное желание лидеры национальных диаспор и общественных организаций высказывали давно. Но массово и публично от имени всех мусульман такое заявление прозвучало впервые.

Журналист ЕТВ и поэтесса Александра Аксенова внимательно прочитала комментарии во «ВКонтакте» (1281), которые появились после трансляции из временной мечети «Нур Усман». И не смогла молчать. Предлагаем вам авторскую колонку о том, как жить в мире. И почему соборная мечеть (так же, как синагога, костел, собор и другие места религиозного культа) должна появиться в Екатеринбурге, который хочет считаться современным мегаполисом.

as1.JPG
Трансляция ЕТВ из мечети и 1282 неприятных комментария

Многие столкнулись с откровенным хейтингом в комментариях под новостями. На мой отзыв: «Ребята, почему вы считает, что мусульманство — религия гастарбайтеров? Вы хоть представляете, что такое Россия?» — я получила с одной стороны охапку отзывов «чернильница», «Наташка проснулась» и прочее. С другой, товарищи с никами на арабской вязи писали, что все русские женщины — ночные мотыльки, и одеваются соответствующе.

Хочется верить, что это чистое хейтерство, да как бы не так.

Однажды я лежала в больнице, и ко мне в палату попала учительница младших классов. Милая, адекватная, умная женщина, сразу же стала приятным собеседником. Узнав, в какую школу попадет моя дочь, она изменилась в лице. «Даже не смей! Пищи, да лезь в другую школу!» — сказала она. Я поинтересовалась, что не так с этой, и услышала обескураживающий ответ: «Там много нерусских, а они поработят нас».

yva.jpg
Open Plov и мечты о мечети

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

Так получилось, что я с самого рождения живу ближе к так называемому «старому» ЖБИ. И в какой-то момент на близлежащие рынки стало съезжаться все больше семейств с Кавказа и Азии. Действительно, случалось разное, иногда мне, девочке-подростку, было страшно проходить мимо толпы горячих юношей, которые делали странные реверансы в мою сторону — одно что за задницу, как бродячие собаки, не кусали. Но оказавшись в одной компании, я понимала, что они такие же подростки, как и мы.

И мне казалось, что все это — дела давно минувших дней, все «понаехавшие» обрусели, вполне спокойно сосуществуют с нами на одной детской площадке, приносят чак-чак на школьное чаепитие, в принципе уже и не осталось «их» и «нас».

Почему же так много горожан против мечети в центре города? Почему они против того, чтобы ингуши, татары, чеченцы, дагестанцы и остальные жители Российской Федерации могли молиться?

Наверное, осталось еще в головах это — «устраивайте на своих землях свои порядки».

А что на их землях?

Не так давно я побывала на Сабантуе в Башкирии и в подземной мечети Казахстана. В обоих случаях это получилось случайно, из серии — проезжали мимо.

Я бы в жизни не пошла на Сабантуй, потому что в моем представлении появление там сродни тому, что ты оказался на чужой свадьбе. Но оказалось, что это просто большой праздник, который мусульмане готовы разделить со всеми. Обратившись к миловидной женщине у декоративной избы, мы узнали все подробности, почему Сабантуй проходит именно сегодня, что сейчас происходит у мусульман всего мира и какие есть близлежащие святыни. На празднике было достаточно людей, которые не были похожи на башкир. Люди вполне славянской внешности так же с потом на лбу ползли по столбу, болели за самого юного участника конных скачек, танцевали под песни женщин в национальных костюмах.

70b0d5bd87eaca5e6adaefcae0fe0ea2.jpg
Сабантуй-2019 в Кадниково

Фото: све.рф

Неделю спустя я оказалась в подземной мечети Бекет-ата в Казахстане. Русских там не было совсем. Для того, чтобы попасть в пещеру суфиста, нужно было пройти полтора километра в одну сторону и столько же обратно. Встречая иноверцев, люди дружелюбно здоровались. Многие не знали русского, но пытались что-то спросить. А я ощущала себя шведом, который приехал на чемпионат мира по футболу в Екатеринбург. Дожидаясь пополнения туристической группы, с нами долго говорил имам: рассказывал, кто такой Бекет-ата, как он помог и все еще помогает людям, о чудесах телепортации и о том, как сбываются мечты после посещения этой пещеры.

Рассказы были в чем-то наивны, но за ними чувствовалась неимоверная мощь. Вера. Я честно поверила в историю про женщину, которая загадала желание — квартиру и больше денег, и по сей день получает компенсацию за взорванный телевизор от компании, которая ей этот телевизор продала.

0_8_dsc05653-min.jpg
Подземная мечеть Бекет-Ата

Фото: Александр Петров / silkadv.com

Уже потом я узнала, что отношение к иноверцам в этой пещере в лучшем случае сдержанное. А ведь нас заставили поесть и предложили переночевать. Следуя традициям, я помыла посуду, пытаясь болтать с юной девушкой, которая не говорит по-русски, что очень повеселило остальных женщин. Многие говорили, что наш визит не случайность: нас привел сам Бекет-ата. И постоянным лейтмотивом звучала мысль: терроризм и Коран — это вещи несовместимые.

Понимаю, что сейчас во мне говорят эмоции от пережитого отпуска. Понимаю, что возникнут вопросы: «А если завтра твоя дочь приведет одноклассника Амирбека и скажет мама, он будет жить у нас“, что ты сделаешь?» Знаю, что ко всему можно применить двойные стандарты (в моем поведении тем паче). Человека, который бесился, смотря на списки попавших в садик, сверяя фамилии и думая, почему моей дочери с фамилией Аксенова не досталось места?

dsc_8096-1.JPG
Временная мечеть в Екатеринбурге

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

Но. Мусульмане — жители нашего города. Многие коренные. Среди них есть и русские. И когда я читаю на странице в соцсетях у известного человека, что «мусульмане — это вам не православные, их будут выгонять — вырежут головы» — это, извините, безграмотность и снобизм. А мечеть — это место, которое одним необходимо, а для других может быть интересным.

Думая обо всем этом, я вспомнила, как давным-давно написала про все, что раздражает маленького сноба, живущего внутри меня. Написала, поверила, и после этого жить стало проще.

Куплю жилье. С окном на детский сад,
Чтоб с первым петухом, как говорится,
Мне звонкий хохот этих дьяволят
Жизнь продлевал как минимум раз в тридцать.

С соседями нерусскими куплю,
Пусть вкусно пахнет кухнею Кавказа.
И как же, вам признаться, я люблю,
Их маленьких галчаток кареглазых.

Чтоб юные студенты наверху
Устраивали шабаш по субботам,
А утром разбирались «ху из ху»,
И усыкались после до икоты.

С бабулями на лавках у крыльца,
Куда без этих милых полицаев?
На каждую бабулю-мудреца,
Найдется простоты, я уверяю.

Ночами засыпать под поезда,
В бессменном состоянии влюбленном.
Куплю жилье. Со всеми вами. Навсегда.
Чтобы оно когда-то стало моим домом.

dsc_8202-1.JPG
Перед пловом все едины

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

Думаю, мы должны побороть свои страхи и невежество, чтобы принять всех своих соседей. И поверить в то, что нас никто не поработит.

Фото: Александра Аксенова, ЕТВ
Коллаж: Николай Пекарский, ЕТВ

Екатеринбург другими глазами: «Я узнаю ваш город по кофе»
Городские истории
Екатеринбург другими глазами: «Я узнаю ваш город по кофе»
Преподаватель английского из Индонезии рассказывает, как оккупировала уральские кофейни и подсела на сладкое.
«Онтология сквера»
Меццо-тинто
«По квитанциям за услуги ЖКХ платит жена»
Городские истории
«По квитанциям за услуги ЖКХ платит жена»
Министр энергетики и ЖКХ Николай Смирнов — о жизни и работе.