Завидуйте молча

На благоустройство в Екатеринбурге без слез не взглянешь — но изменить ситуацию можем только мы с вами.
Екатеринбург — прекрасный, комфортный город, компактный миллионник с развитой инфраструктурой: общественным транспортом (есть даже метро!), школами и детскими садами, больницами, парками и круглосуточными супермаркетами. В общем, город, в котором хочется жить. Главное — никуда из него не выезжать, в Москву, например, или даже Краснотурьинск, где незаметно для всех построили классную набережную. А то от этих путешествий идиллическая картина может рассыпаться.

В реальности Екатеринбург — грязный город с грандиозным промышленным прошлым и отвратительной экологической обстановкой в настоящем. В центре невозможно дышать, на окраинах невозможно жить, а в целом — гнетущее ощущение ничтожности человека перед камнем и бетоном. Причин этому много, но остановимся на самой очевидной: городская среда вместо того, чтобы придавать сил (просторными проспектами, богатой архитектурой и разнообразием) и дарить успокоение (парками и скверами), постепенно исключает жителя из городского контекста.

Попытки мэрии изменить эту ситуацию парадоксальным образом только усугубляют ее: почти каждый проект благоустройства в Екатеринбурге встречает шквал критики. Претворение его в жизнь как минимум не меняет ничего (одиозный ремонт проспекта Ленина в 2017 году), а как максимум — делает только хуже (сквер Попова). Активисты готовы защищать каждое дерево, даже если оно и правда уже на грани смерти. А после восьмидневного противостояния в сквере у Драмтеатра стало ясно, что тем, кто принимает градостроительные решения, просто не доверяют. Остракизму подвергают любое решение, даже если оно здравое.
dsc_0774.jpg
Борьба против вырубки деревьев в Зеленой роще ради благоустройства

Фото: ЕТВ

Благоустройство стало в Екатеринбурге ругательным словом. И, в общем-то, небезосновательно. Пока в Москве на каждом заборе, скрывающем уличный ремонт, пишут что-то вроде «Мы делаем здесь красиво, откроем 11 июля» (мы утрируем), в Екатеринбурге втихую срубают деревья на набережной и ломают постаменты с львами у Оперного театра.

В отличие от транспорта, о котором все молчат уже который месяц, благоустройство общественных пространств стало самой горячей темой: одновременно идет ремонт на нескольких знаковых объектах — от того самого Оперного театра до набережной Исети. И всюду обнаруживаются проблемы, которых можно было избежать еще на стадии проекта, но увы.

ЕТВ разбирается в причинах систематических провалов в благоустройстве и отвечает на главный вопрос — когда Екатеринбург станет таким же красивым и комфортным, как Москва?

Догнать и перегнать

Столица превратилась в рендер. За время, пока действовала программа «Моя улица» (2015–2018 годы), по заказу властей Москвы разработали единый стандарт благоустройства, который последовательно претворяли в жизнь. В городе перекроили весь центр: сквозь недовольство, серьезную критику от горожан и экспертов в урбанистике и экономике, многомиллиардные нарушения. Сейчас Москва перешла на новый уровень и вкладывает деньги в парки и зеленые зоны — и делает это масштабно. Примерно на 50 миллиардов рублей в год. Да, бюджет Москвы на парки на четверть больше, чем весь бюджет Екатеринбурга на 2019 год.

Собственно, самая главная причина, почему в столице так хорошо, — это деньги. Всего одна цифра, которая заставит вас вздрогнуть. 495 миллиардов рублей на инфраструктуру в год. ЧЕТЫРЕСТА. ДЕВЯНОСТО. ПЯТЬ. Не миллионов. МИЛЛИАРДОВ. В эту сумму, разумеется, входит не только благоустройство общественных пространств и ремонт дорог, но и транспорт, социальное строительство (школы, больницы, детские сады), энергетика и телекоммуникации.

В Екатеринбурге цифры куда скромнее: на ЖКХ и охрану окружающей среды в 2019 году выделили 2,5 миллиарда рублей. На ремонт дорог уйдет около 1,5 миллиарда, еще 500 миллионов — на озеленение, ремонт парков и освещение. При этом основную часть средств вкладывает федеральный бюджет по программе «Формирование комфортной городской среды».

На «Мою улицу» в Москве тратятся десятки миллиардов рублей в год: эти деньги идут на расширение бульваров, новые деревья, концептуальную переориентацию общественных пространств, велодорожки, новые пешеходные зоны. За четыре года это все превратило Москву в рендер. Ту самую картинку, которую любят показывать проектировщики, рассказывая, как красиво станет после ремонта.

Вот, например, небольшая площадь перед станцией метро «Улица 1905 года» неподалеку от парка Красная Пресня. Типичные для рендеров последних лет деревянные скамейки, обтекаемые большие клумбы, много свободного пространства, украшение с помощью разноцветной плитки. И все это вписано в историческую среду — ближе к дороге располагается памятник.
c9095311-48f3-4893-9801-cd04d0ed7275.jpg

Фото: ЕТВ

Отремонтированные улицы в Москве всегда кажутся смутно знакомыми — как раз из-за того, что проекты для них типовые. Для площадей, для бульваров, для скверов, для больших улиц, для маленьких улиц… С одной стороны, это некоторым образом делает локации похожими друг от друга, но с другой — при таких объемах благоустройства, как в Москве, уникальное проектирование будет очень дорогим и долгим. Да и зачем, если и нынешние проекты (при всех недостатках) выполняют задачу — сделать город красивым и комфортным?

Леденящий страх

Попытка сделать такие типовые решения для Екатеринбурга терпит крах прямо у нас на глазах. Главный оператор «Моей улицы», КБ «Стрелка», разработал для сорока российских городов проекты благоустройства общественных пространств. В Екатеринбурге КБ вместе с местными архитектурными бюро InForm и «ОСА» придумали концепцию для набережной Исети от Малышева до ЦПКиО. Чтобы выяснить, чего хотят жители, московские специалисты вместе с местными коллегами провели пять сессий и выяснили потребности тех, кто пользуется набережной каждый день. Путь вдоль реки должен был стать связным, чтобы можно было пешком пройти все это расстояние, не поднимаясь наверх, и обзавестись зонами активностей — сценами, понтонами, детскими площадками и площадками для выгула собак.

Проект мог влететь Екатеринбургу в копеечку, но и тут помог федеральный бюджет. Для удобства реализацию разделили на два этапа: от Малышева до Куйбышева и от Куйбышева до ЦПКиО. И как только город покинули москвичи, с проектом начались проблемы. Отданное по конкурсу на госзакупках проектирование не оставило от концепции «Стрелки» ничего. Для этого хватило всего ОДНОГО изменения. Мы говорим о пешеходном мосте под улицей Куйбышева, который бесследно исчез. Именно он должен был создавать связность, но нет, теперь пешеходу придется подняться наверх, дойти до перекрестка с 8 Марта и вернуться на набережную.

Более того, в марте 2018 года за цирком снесли недостроенную телебашню, а на ее месте УГМК планирует возвести Ледовую арену. Так что концептуальные планы по набережной Исети мэрии пришлось согласовывать с планами медников.

Прямо сейчас набережная Исети, где завершается первый этап реконструкции (от Малышева до Куйбышева), выглядит местами удручающее. Но подождем до конца июля:
Почему так получается, ЕТВ еще полгода назад объяснила экс-кандидат в мэры Екатеринбурга, юрист «Атомстройкомплекса» Надежда Абакумова, которая за свою карьеру побывала по обе стороны процесса.
— Во время конкурса на кресло мэра вы запомнились всем амбициозным проектом — самой длинной набережной в Европе. Екатеринбург активно занимается этим вопросом: сейчас нам вроде бы выделяют деньги по программе «Комфортная городская среда», но с проектом происходят невероятные вещи — например, теряется мост в районе Куйбышева. Почему так происходит?

— У Тамары Благодатковой [председатель комитета по благоустройству мэрии, — прим. ЕТВ] есть свой ответ на этот вопрос: она считает, что так созданы условия финансирования, что они не могут браться за длинные проекты. Чтобы любой сложный объект сделать, его нужно проектировать комплексно и этапами уже реализовывать. Чтобы запроектировать комплексно, нужно сразу же закладывать в бюджет его реализацию — не на один год, а на пять, лучше десять. По мнению Благодатковой, она не может может получить гарантии по софинансированию из бюджета даже на будущий год. И в этом мы с ней очень сильно расходимся. Поэтому ей каждый год нужно реализовывать какой-то законченный этап. И получается, что эскиз делает одна компания, проект другая, задание на эскиз — третья.

В этом огромное количество людей участвует, какого-то контроля нет, и какие-то ошибки в проектировании периодически появляются. Набережная — хороший пример. У нас в эскизе был мост, потом мы кому-то дали в разработку проект, я уж не знаю, как было сформулировано задание, но мост пропал. Кто здесь виноват? Там было обсуждение, грамотно проведенное «Стрелкой». Почему эскиз, одобренный горожанами, нужно менять? За него деньги заплачены.

Из этого следует, что чиновникам Екатеринбурга (не только Тамаре Благодатковой) не хватает смелости. Большие и требующие тщательного контроля проекты — а набережная как раз из таких — могут воплотиться только в том случае, если чиновники заинтересованы в этом. И тратят очень много сил на воплощение.

В Москве этой силой стала политическая воля мэра Сергея Собянина, именно его называют идеологом масштабного благоустройства столицы. И ему, как и всем нашим чиновникам, пришлось сталкиваться с противодействием горожан. Не сразу, но власти Москвы нашли изящный способ включить в процесс жителей — платформа «Активный гражданин», где теперь даже можно голосовать за улицу, которую они бы хотели благоустроить. В начале июня проект отметил пятилетие.

И так сойдет

Ситуация с мостом под мостом — это одна из многих ошибок, которые закрадываются еще на стадии проектирования. Ремонт проспекта Ленина, который в 2017 году наделал много шума, стал абсурдным еще до начала активных работ. В проект, который делали по техзаданию мэрии, заложили велодорожки шириной 0,8 метра (там не разъехаться двум велосипедистам), скругленные бордюры в шесть раз дороже обычных, уклон в сторону тротуара, а не дороги, из-за чего вода стекает прямо под ноги пешеходам, и, конечно, новая плитка для аллеи. Только ее уже перекладывали за год до этого.
untitled1.gif
Как на проспекте Ленина теперь стекает вода

Иллюстрация: Виталий Калистратов, ЕТВ

Таких примеров много: удивительное, мягко говоря, количество фонарей в сквере за Оперным театром, кривая зебра на площади 1905 года, странный фонтан в сквере Попова, предполагаемая вырубка здоровых деревьев в Зеленой роще, скамейки-гробы на набережной, пропавший велопешеходный тоннель на Серафимы Дерябиной — Объездной…

Общественник Алексей Беззуб, который был тогда членом Общественной палаты Екатеринбурга и пикировался с комитетом по благоустройству публично, прямо обвиняет чиновников мэрии в некомпетентности и полной незаинтересованности в результате работ по благоустройству. Именно поэтому, а не только из-за небольшого бюджета (который еще нужно научиться эффективно расходовать), один за одним проекты вызывают негативную реакцию у горожан и претензии от урбанистов и архитекторов.
Для того, чтобы делать хорошее благоустройство, нужны желание и квалификация. Нужно, чтобы заказчик был заинтересован в том, чтобы проект исполняли качественно, он должен привлекать к ответственности недобросовестных подрядчиков. Сейчас эта работа ведется крайне слабо — особенно это заметно при ремонтах дорог.

Мэрия отыгрывает конкурсы на одни и те же участки каждые четыре года — сразу после того, как истекает гарантийный срок предыдущего ремонта. Хотя косяки видно сразу, но работа с подрядчиками не ведется. А их нужно заставлять переделывать.
Алексей Беззуб
общественник
Еще одной проблемой становится закрытость чиновников комитета по благоустройства. Говоря о об этом, Алексей Беззуб особенно выделяет зампредседателя Викторая Юровицкого, который на любую критику задает один и тот же вопрос: «А какое у вас образование?». Намекая, что замечания к проекту могут быть только у профессионалов, а никак не у горожан.

По мнению Беззуба, о красоте и комфорте в проектах можно забыть — мэрия не может справиться даже с элементарной уборкой улиц. Общественник еще раз обращает внимание на то, что коммунальная техника слишком редко появляется на улицах Екатеринбурга, а инновационных моек высокого давления, которые пиарил лично мэр Александр Высокинский, и вовсе не видно. Их выдали по две на каждый район.
yvaa.jpg

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

За последние три года только один проект благоустройства можно считать действительно удачным — это «Бульварная лента», построенная к ЧМ-2018. Сеть из пяти бульваров обвивает территорию вокруг «Екатеринбург Арены» от Дворца молодежи по улицам Репина и Пирогова. «Бульварную ленту» придумало польское архитектурное бюро S& P, а за реализацией проекта приезжал наблюдать лично глава бюро Мирослав Штука.

Благоустройство немаленькой площади обошлось в 200 миллионов рублей, выделенных на ЧМ. Объект спас скрупулезный авторский надзор — Мирослав Штука постоянно был на «Бульварной ленте» во время стройки и регулярно связывался с главой комитета по благоустройству Тамарой Благодатковой. По ее словам, Штука следил, чтобы на бульварах высадили именно те деревья и растения, которые предусмотрены проектом, а потом долго инструктировал рабочих, как следить за зелеными насаждениями.
Что с этим делать нам, простым людям, которые хотят жить в комфортном и зеленом городе? Только усиливать общественный контроль за благоустройством. Чем больше возмущений, чем больше критики и личной заинтересованности, тем выше шанс, что к замечаниям прислушаются. Что в следующий раз чиновники прежде, чем заказывать проект, поговорят с горожанами и выяснят — НАКОНЕЦ — что им нужно от того или иного общественного пространства.

А пока вице-мэр по благоустройству, транспорту и экологии Алексей Бубнов считает, что в центре Екатеринбурга хватает деревьев и зеленых зон. А то, что по пути в метро вы видите всего три одиноких деревца, — так то необходимость.

— Как считаете, у нас в центре много зелени?

— Я считаю, что зелени много. Но это не значит, что нужно убирать. Я вчера залез на «Исеть». Вот фотография, вы считаете, это мало зелени?

— Это что, Заречный микрорайон?

— Вид на Уралмаш.

— Ну да, я и говорю. А по другую сторону Макаровского моста?

— В принципе, тоже все в зелени. А где там можно еще что-то сделать? На Плотинке нельзя садить. А везде, где можно, уже есть деревья. Но мы еще будем садить. У нас много достаточно деревьев на Ленина ушли в связи со старостью. Много приствольных решеток, где можно посадить новых деревьев. Но можно делать это быстро — вырубил старое, посадил новое, а можно дождаться, пока оно упадет, срубить его и после этого высадить. Но это десятилетия. Может разово [вырубить и посадить новые]? Я понимаю, что людям не это не понравится, они будут недовольны…

Безумное благоустройство Екатеринбурга
Парковый дефект
Городские истории
Парковый дефект
Читаем о том, «Кто виноват?» и «Что делать?» в парках Екатеринбурга.
Союз читателей
Море и книги
Море и книги
От Светланы Зенковой
Иван Бакаидов. Я говорю с помощью компьютера и выгляжу как пророк!