Жизнь и смерть храма

Какова история собора святой Екатерины и был ли он «сердцем города»? ЕТВ выяснил отношение горожан к этой церкви.
Сторонники постройки собора святой Екатерины на месте сквера взывают к исторической справедливости. Говорят о том, что храм, который взорвали по приказу городских властей в 1930 году, был «сердцем» Екатеринбурга и стоял со дня основания города.

Что в этих высказываниях достоверный факт, а что — приятная пиар-кажимость, которая развеется, не пройдя горнило краеведческого краш-теста? Разберемся вместе, вспомнив судьбу этого культового объекта — от его создания до гибели.

Что было раньше: завод или храм?

Вопрос, вынесенный в подзаголовок статьи крайне важен для понимания генезиса Екатеринбурга и социально-культурного кода екатеринбуржца. Православные активисты утверждают, что начинать город с храма в традиции наших предков. С их точки зрения, церковь святой Екатерины была первой постройкой. В доказательство тезиса они приводят факт: 1 октября 1723 года священник тобольского полка Иван Ефимов заложил будущий храм святой Екатерины. Если смотреть по датам, это акция состоялась действительно раньше дня, когда запустили молоты железоделательного завода. А произошло это, напомним, 7 ноября 1723 года.

Казалось бы, все точно и о чем тут можно спорить, но всегда есть несколько «но». Например, довод о том, что если уж мы стали «мериться камнями», то в этом споре, кто раньше исторически, — выиграет завод. Он был заложен еще в 1721 году. И первой постройкой стала плотина на реке Исеть, а потом — цеха. А вовсе не храм. «Первые три года Екатеринбург был без церкви. Формально все жители города были приписаны к Никольской церкви Уктусского собора», — рассказала краевед и историк, сотрудник музея имени Клера Татьяна Мосунова.

Церковь, названную Екатерининской, построили, освятили и открыли для богослужений 27 февраля 1726 года. Внешне она слабо походила на православные храмы европейской части России. Это было не белокаменное (как церковь Покрова на Нерли) и даже не бревенчатое, собранное без единого гвоздя (как комплекс в Кижах), а мазанковое строение. Строили его европейской технике фахверка: сначала возводили каркас из бревен, а затем пустоты заполняли соломой, хворостом и глиной, после чего штукатурили.

Поэтому церковь святой Екатерины в первозданном виде (за исключением жестяной маковки и шпиля) своими напоминала средневековые европейские дома. Примерно такие, как на фото:

Фото: krasoteurop.ru
Фото: krasoteurop.ru
Ратуша, построенная по технологии фахверка
Казалось бы, почему Екатерининскую церковь построили именно такой, да и вообще — возводили три года? Причин может быть множество. И среди них есть очевидная. В приоритете у отцов-основателей города был завод и сопутствующая ему инфраструктура.

4 апреля 1724 года де Геннин писал Петру I:

— Екатеринбургские заводы и все фабрики в действии, а именно: две домны, две молотовые, три достчатых молотка, два беложестяных молота, стальная, железнорезная, проволочная, пильная мельница и еще две молотовые поспевают к действу: также три медные плавильные печи, два очищательные меди горна, один горн, где медь от железа отделяют, и еще три медные плавильные печи скоро поспеют, также и хлебная мельница, магазейны достроены и много хором по чертежу и достальные квартиры достраиваются по возможности.

В своем отчете отец-основатель Екатеринбурга перечислил все, что угодно, но не упомянул затянувшееся строительство церкви. И в этом нет ничего удивительного или (для кого-то) обидного. Действительно, в мире, да и в России, есть города, которые возникали вокруг монастырей и храмов. Есть также города, которые образовывались вокруг университетов. А есть Екатеринбург, начало которому положил именно завод. И ничто иное.
Фото: 1723.ru
Фото: 1723.ru
План Екатеринбурга 1726 года. Церковь здесь уже есть

То, что в основу места, где мы живем, легло промышленное производство, а не объекты культа, неизбежно продолжает влиять на всех жителей. Как некий ментальный код. След индустриализации есть в каждом. Возможно, поэтому попытки восстановить храм, построив его на месте сквера, кажутся многим гражданам проявлением избыточности.

Казалось бы, будь Екатерининская церковь по-настоящему смыслообразующим объектом, ее в своем очерке о Екатеринбурге неизбежно упомянул бы Дмитрий Мамин-Сибиряк (ведь тот же Гюго о Нотр-Даме целый роман написал). Но уральский писатель обошел тему храма стороной. Вот цитата:

— Представьте себе совершенно пустынные берега Исети, покрытые лесом. Весной 1723 года явились солдаты из Тобольска, крестьяне приписных слобод, нанятые мастера и кругом все ожило, как по щучьему велению. Ронили лес, готовили место под плотину, клали домены печи, поднимали крепостной вал, ставили солдатские казармы и дома для начальства.

21 год « без сердца». Как такое возможно?

На прошлой неделе в поддержку идеи строительства собора святой Екатерины православные провели флэш-моб: «Храм — сердце города». Суть этой метафоры проста: без этого объекта культа Екатеринбург нельзя считать полноценным, наличие церкви святой Екатерины — это жизненная необходимость для города-организма. Сегодняшних православных можно понять. Но приходила ли эта мысль «храм Екатерины — сердце города» нашим предкам? Полагали ли они, что без этой церкви и не выжить?

Оценить жизненную необходимость, из которой следует неотложное и быстрое строительство, можно по поведению екатеринбуржцев XVIII века. Дело в том, что в 1747 году Екатерининская церковь сгорела на пожаре. И мир не рухнул. Люди не бросились сразу восстанавливать утраченное, а продолжали жить своей жизнью и заниматься повседневными делами. Масштабной трагедии, следы которой докатились бы до нас в исторических источниках, литературе, искусстве, не произошло.

Не имея храма святой Екатерины, который, как утверждают сегодня православные «всегда был сердцем», город жил. И таким «бессердечным» Екатеринбург был 21 год: с 1747 по 1768, когда новый, уже каменный, Екатерининский храм был достроен, освящен и открыт для прихожан.

Фото: МИЕ
Фото: МИЕ
План Екатерининского собора
Церковь строили так долго по нескольким причинам. Во-первых, не хватало свободных средств, а те, что у города появлялись, пускали на более актуальные нужды. А во-вторых, в то время одного желания верующих для обретения храма было мало. Даже если у людей были деньги на стройку, они обязаны были получить дозволение Синода, защитив свой проект, предоставив доказательства того, что у общины есть деньги не только на возведение здание, но и на его дальнейшую эксплуатацию.

Чиновники Синода — этого церковно-государственного органа управления царской России — одобрили проект каменного собора Святой Екатерины только 10 ноября 1757 года. И через год началась стройка по проекту главного межевщика Горной канцелярии Афанасия Кичигина.

Был самым большим, но не кафедральным

Фотографий каменного собора святой Екатерины в том виде, как его построили в XVIII веке, по понятным причинам, нет. Есть только план. А сам храм, начиная с XIX века, неоднократно перестраивался. И на всех существующих фотоснимках эта церковь представлена в «обработке» архитектора Михаила Малахова, который увеличил приделы в ширину и высоту (из-за чего фасад здания стал более громоздким) и добавил свои любимые классические портики. Примерно такие, какие он установил на Горной канцелярии [сейчас это здание консерватории — прим. ЕТВ], когда проводил ее реконструкцию.
3 фотографии

В XIX веке Екатерининский собор претендовал на звание главного. И, по сути, им был, хотя в 1833 году «звание» кафедрального утвердили за Богоявленским собором, стоявшим тогда на главной городской площади [сейчас на его месте возвышается памятник Ленину — прим. ЕТВ].

А храм святой Екатерины стал центром притяжения горожан. И не только религиозным. Здесь давали присягу горные инженеры и солдаты-новобранцы, а с 1869 года стали хранить светскую реликвию — знамя уральского горнозаводского батальона, которое пожаловал император Александр II.

И вообще, в те времена собор святой Екатерины был самым крупным церковно-общественным зданием Екатеринбурга. Строение имело 55,5 метра в длину, 40,5 метра в ширину и около полутора тысяч квадратных метров свободной площади.

2 фотографии

В 1887 году при храме открыли церковно-приходскую школу для мальчиков, начала формироваться библиотека, пел регулярный хор. Все эта стройная система сломалась, когда к власти пришли большевики. В апреле 1920 года у церкви в пользу государства изъяли 10 пудов 14 фунтов (165,6 кг) серебра в виде церковной утвари и окладов. А вот службы вне закона не объявили, хотя обложили священников и приход налогами, что стало практически непосильным бременем. Денег не было ни на хор, ни на текущий ремонт.

В 1925 году местные власти передали храм обновленческой православной общине, которая поддержала существующую власть и отказалась подчинятся патриарху Тихону. При обновленцах Екатерининский собор стал кафедральным, а в 1926 году Главнаука приняла здание церкви под госохрану. Но это не спало храм от разрушения.

Началось все с библиотеки. Ее, как контрреволюционную, ликвидировали, изъяв 1237 томов в том же 1926 году. Разрушить собор святой Екатерины (как, впрочем, и другие храмы города) местные власти официально решили позднее. 17 февраля 1930 года председатель горисполкома Анна Бычкова подписала указ о разрушении церквей ради добычи строительного материала. Когда точно, в какой день привели в исполнение приговор храму, неизвестно.

«В местной прессе тех лет нет никаких конкретных упоминаний об обстоятельствах сносе собора святой Екатерины. Как реагировал народ, сопротивлялся взрыву храма или ликовал, тоже неясно. Я ни в каких воспоминаниях на эту тему ничего подобного не читал», — прокомментировал научный сотрудник Музея истории Екатеринбурга Евгений Бурденков.

Место, на котором стоял собор святой Екатерины, назвали площадью Труда. Там разбили сквер, в центре которого в 1960 году установили фонтан «Каменный цветок». В 2010 году собор хотели восстановить в том виде, в котором он был после реконструкции архитектора Михаила Малахова, но горожане вышли на митинг протеста. И православные отступили.

Где и в каком виде возродится собор святой Екатерины сейчас — пока неизвестно.

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам