По обе стороны забора

О чем говорят друг с другом сторонники храма святой Екатерины и защитники сквера у театра драмы.

Специально для вас мы расшифровали самые яркие и острые разговоры защитников сквера у театра драмы и сторонников храма Святой Екатерины. Происходящее назвали «перетягиванием забора. Разрушенное ограждение уже вторую ночь подряд возвращается на место и вновь разделяет конфликтующие стороны.


На часах — ночь. Понедельник превращается во вторник, а мирный пикник в потемках на газонах сквера — в противостояние горожан и крепких парней (тоже горожан), которые буквально силой выталкивают всех с периметра и снова ставят металлическую сетку забора. Происходит это в считанные даже не минуты, а секунды по команде бойцов академии единоборств РМК. А дальше — поток эмоций, слов и мыслей.

Девушка Таня плачет и, обращаясь ко всем мужчинам сразу, кричит за забор: «Почему вы меня трогаете? Я же девушка! Как вы смеете, вообще?» Парень в толстовке с капюшоном ее успокаивает: «Да что вы с ними говорите?! Это изделия“, которым сказали стоять и все — у них нет своего мнения и своего слова. Даже формы нет — они никто. Сюда нагнали чуваков без формы, чтобы никто не говорил, что Росгвардия разгоняет мирных людей».

Фото: Дмитрий Шевалдин
Фото: Дмитрий Шевалдин

Анна Плюснина и Алла Чикинда (ресурсный центр ЛГБТ в Екатеринбурге), буквально вываливаясь за периметр забора:

— Нужно подавать заявление в полицию и в прокуратуру — на незаконные действия этих людей, которые так и не представились! Лично мы ни на кого не нападали. И нам никто ничего не объяснил — нас просто выталкивали. Было очень много видео и фото-фиксации — как нападали и оскорбляли мирных людей — это все готовые дела.

Народ стихийно, всполохами, каждые три-пять минут начинает скандировать — «Оккупанты!», «Позор!». Парни в спортивном, которых стало заметно больше, хранят молчание. Через полчаса им станет скучно, и они начнут вступать в диалоги. Во вторую ночь диалога уже не будет — улыбчивых парней в спортивном сменят строгие ребята в шлемах и форме Росгвардии.

Фото: Дмитрий Шевалдин
Фото: Дмитрий Шевалдин

Людей вытесняют из сквера, в том числе, применяя баллончики и шашки, но они и не думают расходиться. Вот группа уральских драматургов.

Ринат Ташимов, драматург, сценарист:

— Мы все услышали в новостях и приехали сюда. Я думаю, что это безнадежно. Мы дождемся стройки и периодически будем ее саботировать. Знаете, что меня удивило. Там стояли такие ребятки в черных капюшонах и они не показывали своих лиц. Почему они прячут лица? Это первый вопрос? А второй вопрос — мне кажется, у них там, за забором, точно есть четка позиция. А здесь по эту сторону забора? У нас есть четкая позиция? Не уверен.

Взбудораженный народ начинает раскачивать забор и провоцировать защитников храма — им засовывают в сетку забора банан, и кричат — вы, обезьяны в клетке. Им бросают мелочь из кармана и предлагают — «давайте мы вас перекупим». По обе стороны забора переходят на личности. Вот типичный диалог.

Девушка в миниюбке:

— Да вы знаете хоть одну молитву? Можете сказать, как называется эта икона у вас в руках?

Спортивный защитник храма:

— А вы обещаете, что год будете носить юбку длиной хотя бы до колена? Обещаете? Тогда прочитаю. А икона называется — Спас нерукотворный.

5 фотографий

У студентов свое видение ситуации. Дмитрий Дерябин, студент третьего курса журфака УрФУ:

— Какие-то странные люди оккупировали территорию в центре Екатеринбурга. В одинаковой одежде и одинаково телосложения. И никто не понимает, что происходит. Люди собираются и пытаются понять, что с этим делать. Полиция бездействует.

Его друг добавляет:

— И там и там — горожане, которым не все равно. У меня сердце разрывается, я чувствую безмерную боль — как так можно.

Вижу защитников, выбравшихся по эту сторону забору, и мчу к ним в надежде на диалог.

— Что все так возбудились из-за нескольких деревьев. Давай переедем в лес жить — если вам так нужна зелень. Вообще, что вам мешает пойти и поехать погулять в зеленую рощу?

— Ну, говорят, там тоже скоро будет вырубать деревья?

— Ну а почему вы не там сейчас митингуете? Или Академический — почему там не протестовали? Он был весь в лесах, но их срубили и построили дома. Если честно, мне вообще без разницы, что тут будет — храм, сквер. Главное — чтобы не бухали. Вот храм построят и не будут пить. А пройти, я думаю, можно будет. Вы же сейчас как-то прошли здесь, несмотря на забор!

К парню из команды спортсменов подключается его товарищ:

— Мне вообще без разницы, что тут будет, я мусульманин — у меня мечеть есть, я пойду помолюсь и все будет хорошо!

Фото: Мария Войнакова ,   ЕТВ
Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

У меня падает плед, я прошу парней секунду повести трансляцию вместо меня, пока я снова укутаюсь. Они берут телефон, видят, что на стриме — 2000 людей и начинают прыгать: «Я самая яркая звездочка сегодняшнего дня! Я в эфире. Пацаны, киньте всем салам!»

В двух метрах — настоящая проповедь из-за забора. Все началось со спора о природе материи, а закончилось цитированием евангелия. Защитник храма с иконой в руках говорит внимающим ему противникам: «Вот построят храм и наступит мир! Беснование, оно всегда было при строительстве храмов. А деревьев посадят еще больше, не волнуйтесь! Ради жизни ради всего хорошего всегда приходится жертвовать чем-то!»

Но здесь и сейчас вокруг ограждения — мира нет и в помине. ППС увозят в отделение парня, который пытался защищать местную легенду — деда Вадима. Вадим попал в поле зрения подъехавших полицейских, потому что громко и самозабвенно кричал «Вы позорите Путина!» На другой день задержаний будет гораздо больше. Вот забрали 32-летнюю художницу. За ней бежит ее подруга, плачет и кричит «Отпустите Киру!» Всего в отделения за вторую ночь увезут по разным данным до 28 человек. Одного доставят в больницу.

Фото: Дмитрий Шевалдин
Фото: Дмитрий Шевалдин

Сменится и риторика у забора. Вместо романтичного диалога Антона и Люды (в лучших традициях Ромео и Джульетты), оказавшихся по разные стороны забора и ставшим настоящим украшением первого дня противостояния, жесткие заявления известных горожан.

Александр Ельняков, журнал «Красная бурда»:

— Меня привел сюда мой гражданский долг, моя совесть. Я не против храма, но мне надоело ощущение, что тебя «нагибают». Потому что на каждом этапе согласования и рассмотрения — столько мелких и крупных нарушений. И все думают, что проскочит, что это нормально, что на это можно закрывать глаза. Почему не устроить по закону нормальный референдум? Дорого? Да, демократия дорогая штука. Если большинство скажет, я хочу здесь храм, я подчинюсь воле большинства, но здесь я ее не чувствую.

«Ре-фе-рен-дум» начинает скандировать народ. «Мы здесь власть!» запускают кричалку на другой стороне забора. На самом ограждении оставляют записки — про «святой сквер» и «скверный храм».

Фото: Дмитрий Шевалдин ,   ЕТВ
Фото: Дмитрий Шевалдин, ЕТВ

Защитница сквера:

— Мы слабые, потому что мы бежим, мы каждый раз бежим, если нам кричат «бежать». Давайте каждый раз будем отступать, они будут наглеть всё больше и больше. Я не вижу смысла вообще в происходящем. Честно, у меня уже даже нет желания ходить на протесты против постройки этого храма. Я, конечно, не против храма. Мне без разницы, будет храм, не будет. Я против того, чтоб нам вырубали леса, вырубали наши озеленения, они решили просто, что мы больше не достойны зелени — ничего не достойны. Мне тогда интересно: что у них нет родителей, нет детей? Может быть, они в каком-то отдельном месте гуляют? Для тех, кто строит храм, наверно, отдельное какое-то помещение. Они в раю, наверное, будут жить.

После штурмов забора и задержаний в районе полуночи разговор двух горожан, оказавшихся по разные стороны ограждения.

— Вы же понимаете, что вам не справиться — это машина, это механизм?— Может, мы и не справимся, но молчать мы тоже не можем.

— Распыляют газ, вяжут людей. Неужели вам совсем не страшно?

— Страшно должно быть тем, кто сегодня сидит дома. Они расписались в своем бессилии и отказались брать на себя ответственность за свою жизнь и за свой город!

Фото: Дмитрий Шевалдин, Мария Войнакова, ЕТВ

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам