Традиция майского гона: все на пикник!

ЕТВ выяснил, где на природе любили отдыхать теплой весной жители Екатеринбурга в начале XX века, а какие места считались рисковыми для прогулок благонадежных граждан.

Май давно и плотно связан ассоциациями с советскими, а теперь и российскими праздниками. Это месяц, в котором череда официально нерабочих дней тянет горожан на природу. И то и дело слышишь, читаешь в сообщениях месседжеров сакраментальное: «А не поехать ли нам на шашлыки? На дачу?». Такая потребность вырваться из городской повседневности имеет, на самом деле, глубокие корни, уходящие в досуг дореволюционной России. Более того, традиционная Майская прогулка, которая в этом году соберет тысячи уральцев в 36 раз, является, по сути, репликой забытого «ивента», который проводился в Екатеринбурге до Первой Мировой войны.

Но обо всем по порядку.

«За город, в леса с самоварами, узелками, бутылками»

Первого мая 115 лет назад в газете «Урал» была опубликована зарисовка о светских, лишенных какой-то политической подоплеки, массовых пикниках на природе:

«Сегодня екатеринбуржцы будут справлять «маевку».

Городское население, если солнышко улыбнется Екатеринбургу с неба, высыплет за город в леса с самоварами, узелками, бутылками — пешком и в экипажах встречать «май».

Леса уже подернулись первыми бликами изумрудной зелени, земля просохла и эти пикники из душного города на лоно природы имеют несомненную прелесть, особенно для трудящегося люда.

К сожалению, все эти «маевки»не обходятся без приключений, которые в конце концов завершаются протоколами.

Несомненно, и нынешнее первое мая без легких недоразумений среди справлявших «маевку» не обойдется».

piknik_u_pivzavoda.jpg
Пикник неподалеку от пивзавода Злоказова

Фото:

В начале XX века екатеринбуржцы любили устраивать массовые пикники на «Полковской поляне» возле пивзавода купца Злоказова (сейчас это окрестности строительного гипермаркета «Леруа Мерлен» на переулке Базовом — прим. ЕТВ), а также в окрестностях Шарташа и в безымянном лесочке на восточной окраине города (сейчас это район перекрестка улиц Первомайская и Блюхера — прим. ЕТВ).

Из всех перечисленных «Полковская поляна» была самым популярным местом. Окрестности Шарташа считались территорией небезопасной, где собиралась заводская шпана и революционеры, которые пытались замаскировать свои политлетучки под гульбу на природе. В майских номерах местных газет регулярно публиковали вот такие «сводки»:

«В ночь на 1 мая у большинства арестованных у Каменных палаток были проведены обыски. Всего было арестовано у палаток 49 лиц, которые препровождены в четыре 4 часа утра 2 мая в тюрьму», — писали в 1904 году в газете «Урал».

Что до безымянного лесочка на восточной границе города, то он был пригоден для гуляний и пикников далеко не всегда. Были годы, когда это местечко вдруг загаживали несознательные граждане, превращая в нелегальную свалку. Вот, что писал в 1906 году корреспондент газеты «Урал» об этой полянке «за плотном железной дороги между Михайловским кладбищем и станцией Екатеринбург II»:

«Ныне, к сожалению, это место начинает приходить в такой вид, что прогулки будут невозможны. Дело в том, что кучера и дворники местных обывателей, не желая обременять себя дальней поездкой на места свалок, отведенные за городской чертой, сваливают указанные нечистоты в указанном выше месте за полотном железной дороги и там уже скопились целые горы мусора и навоза».

Опасный Шарташ, который так любит молодежь

Хотелось подробнее остановиться о том, что окрестности Шарташа имели среди «приличных» горожан репутацию места для пикников небезопасного. Считалось, что гулять в тех лесах, облюбованных революционерами и молодыми рабочими, можно только большой компанией и не иначе.
kamennye_palatki.jpg

Фото: МИЕ

Дурную репутацию Шарташу обеспечивали в том числе местные журналисты, расписывал происшествия, которые приключались в районе этого озера на майские дни. Процитируем криминальную историю, опубликованную в газете «Зауральский край»:

«Вечером 29 апреля двое молодых людей — сын чиновника Николай Волегов и сын артельщика Александр Лукин — отправились на Шарташское озеро, где они намеревались провести время. Они расположились в палатке на берегу и для собственного развлечения наигрывали различные мелодии и песни на захваченных из дома гитаре и мандолине.

Часов в десять они уже совсем готовились заснуть, но к их палатке подошла группа молодежи из 5-6 человек. Подошедшие потребовали в крайне грубой форме, чтобы Лукин и Волегов сыграли им что-нибудь. Последние отказались. Группа поступила после отказа крайне вызывающе, заявляя, что если бывшие в платке откажутся играть, то с ними будет плохо.

«Мы вас зарежем», — сказали им.

Лукин и Волегов все еще думая, что подошедшие шутят, вновь отказались от игры. Тогда один из группы, отдалившись от прочих, неожиданно выстрелил из револьвер в Лукина, лежавшего ближе к выходу. Пуля пронеслась мимо, Лукин вскочил, а с ним и Волегов. Лукин, в которого было произведено еще два выстрела, по случайности его не задевшие, в темноте успел схватить стрелявшего за руку и отнять револьвер.

Волегов не был так счастлив. Он выбежал, кулаками прокладывая себе дорогу среди хулиганов, но один из них ударил его ножом или кинжалом в бок. Сгоряча Волегов, не почувствовав раны, смял еще двух человек, но третий свалил его на землю. В это время Лукин, защищая своего товарища, стреляет из револьвера; ранил нескольких нападавших и между ними того, который сидел на Волегове. Сам же поспешно скрылся. Хулиганы рассыпались в разные стороны.

Волегов, после некоторой передышки, нашел в себе силы дойти до стоявшей неподалеку избушки. Тут силы оставили его и он, истекая кровью, пробыл на этом месте до 4 часов утра. Лукин вернулся на место происшествия с извозчиком, на котором раненый был доставлен в городскую больницу около 10 утра. Только тут ему была оказана медицинская помощь, которая не достигла своей цели: в 9 часов утра 2 мая он скончался.

Так печально закончилась прогулка на Шарташ, который наша молодежь особенно любит посещать.

Нападавшие на Лукина и Волегова не опознаны окончательно, хотя двух из них Лукин знает в лицо. Проводится надлежащее расследование».

«Майскую прогулку» придумали вольные пожарные

Как и сейчас, так и в начале XX века, кроме «камерных» пикников на небольшие компании жители Екатеринбурга любили массовые акции. Застрельщиками в этом деле выступали тогда активисты городской добровольной пожарной дружины. Одно из первых упоминаний акций этих неравнодушных граждан в прессе датируется 1909 годом. Это крохотная заметка в газете «Уральский край»:

«3 мая в 8 часов утра состоялась репетиция членов вольного пожарного общества трубного отряда. После репетиции отряд со знаменем и оркестром музыки совершил прогулку на Шарташское озеро».
pozharnye.jpg
Пожарные Екатеринбурга

Фото: МИЕ

К 1914 году марши вольного пожарного общества вылились в общегородское мероприятие. Прабабушку нынешней Майской прогулки. Люди шли организованными колоннами по заданному маршруту. А параллельно с ними двигались лошади, запряженные телегами с самоварами. Вот как об этом писали в газете «Зауральский край»:

«В среду, 14 мая, союзом устраивается, по примеру прошлого года, общая прогулка.

Порядок прогулки таков:

1) сборный пункт у памятника Александру II (сейчас это восточная часть площади 1905 года напротив Дома актера — прим. ЕТВ);
2) участники с руководителями прибывают к 11 часам, каждое училище со своим флагом, участники с розетками;
3) на одного руководителя полагается не более 25 человек;
4) по особому распределению члены-союзники от памятник направляются по Уктусской улице (сейчас это улица 8 Марта — здесь и далее прим. ЕТВ), Покровскому проспекту (
улица Малышева), Златоустовской улице (улица Розы Люксембург), Сибирскому проспекту (улица Куйбышева), Сенной и Ночлежной площади (площади Обороны), к заводу Злоказова и на Полковскую поляну (окрестности переулка Базовый).

Каждый участник должен иметь с собой кружку для чая и достаточно провианта на день. Руководителям необходимо позаботиться, чтобы на 25 человек был самовар и одна подвода на училище.

В случае ненастной погоды прогулка переносится на 18 мая, воскресенье».

В городских садах оркестры и безалкогльный буфет

Надо сказать, что не все екатеринбуржцы в начале XX века рвались на загородную прогулку (как впрочем и сейчас) или имели возможности уехать на дачу из душного, пыльного города. Потребность многих в отдыхе на природе удовлетворяли городские сады.

Первое скрипкой в этом деле был Харитоновский сад. Потом публику стали привечать в клубном саду общественного собрания (сейчас сад Вайнера — прим. ЕТВ) и других скверах. Вот, что писали в газете «Урал» в 1904 году:

«30 апреля состоялось открытие Харитоновского сада. Несмотря на хорошую погоду, публики собралось очень мало. В общем сад имеет довольно привлекательный вид. Здание театра — все беседки и раковина для музыкантов — были красиво украшены разноцветными электрическими лампочками. Нижние аллеи сада и пруда освещены, так что публике представляется гораздо больше простора для гулянья, чем раньше. Приглашенный оркестр под управлением г. Виткина играет весьма недурно».

В то время городские сады Екатеринбурга сдавались в аренду различным союзам и обществам, а уже те приглашали музыкантов, артистов, организовывали буфет. Вход, к слову, был платным:

«Открытие клубного сада последует уже в следующую субботу, 6 мая. В саду будет играть оркестр под управлением г. Кассау: по воскресеньям и праздникам — до 1 часу ночи, в будние дни — до 12 часов. Входная плата 20 копеек; по сезонным билетам — 3 рубля для одного лица и для семейств — 4 рубля 50 копеек. Плата эта ежегодно увеличивается, хотя никаких удобств и нововведений для публики не имеется», — заметка из газеты «Уральская жизнь» за 1905 год.
kharitonovskij_sad.jpg

Фото: МИЕ

Интересно, что Харитоновский парк долгие годы арендовало общество трезвости, провозгласив на вверенной им территории «сухой закон». Но от пьяниц это не спасало, о чем иронично писали журналисты «Уральской жизни» в 1905 году:

«На трезвых“ народных гуляниях в Харитоновском саду начали регистрировать пьяных. Во время последнего гуляния полиция забрала в участок для вытрезвления трех посетителей сада, в буфете которого кроме водичек и чая ничего не продается.

Очевидно, что гуляющие обходят как-то неудобства трезвого буфета.
И обходить им его помогают, с одной стороны, поместительные карманы спинджаков“ и пальто“, с другой — современный удобные формы посуды, в которую разливается живительная влага, а в третьих еще и сам сад — таинственный и укромный».

«И вместо душистых цветов осыпает свой путь снеговым покровом»

В общем, можно понять, что 110 лет назад люди в Екатеринбурге жили такие же, как сейчас. Желания и у них, и у нас были похожи. В мае — на пикник. Не важно, кто ты, какова твоя религия и социальный статус. Главное, чтобы погода не подвела. А уж когда она подводила, все грустили. Даже журналисты. 105 лет назад в газете «Зауральский край» справедливо и так понятно сокрушались:

«Май не балует екатеринбуржцев.

Красавец-май, царевич-май выглядит сентябрем и вместо душистых цветов осыпает свой путь даже глубоким снеговым покровом.

Обыватели продолжают топить печи и по вечерам на улицах мелькают темные осенние туалеты преимущественно перед легкомысленными цветами весенних обновок».

Флешбэк в СССР. Пар и мыло Екатеринбурга
Городские истории
Флешбэк в СССР. Пар и мыло Екатеринбурга
Изначально общественные помывочные строили в городе-заводе с утилитарной целью — рабочие должны соблюдать гигиену, чтобы не болеть. А вот полноценным ритуалом и хобби походы в баню стали только во второй половине ХХ века.
Иван Бакаидов. Я говорю с помощью компьютера и выгляжу как пророк!
ИЗ ЖИЗНИ «ТОЛСТЯКОВ»
Культ досуга. Под куполом
Городские истории
Культ досуга. Под куполом
1 февраля — день рождения екатеринбургского цирка. И сегодня мы рассказываем об одном из самых экстравагантных зданий советского модернизма.