«Тридцатилетние сделают мир лучше»

Анна Решеткина — о том, почему она не уезжает в Москву, когда закроется «Бюро100» и как перестать обо всем беспокоиться.
Анна Решеткина — директор того самого концепт-агентства «Бюро100», чей значок на афише любого мероприятия привлекает огромную аудиторию. За пару лет до этого она покинула пост главного редактора в глянцевом «Стольнике», а еще раньше — сделала городской портал BigCityBuzz, открыла для тусовщиков «Дом печати» и создала бренд одежды Govori вместе со стилистом Ириной Девяткиной. И многое другое.

И пока ее бывшие однокурсники, партнеры и друзья массово переезжают в Москву (чтобы развернуться в полную силу), Анна остается в Екатеринбурге. Почему? Об этом — в большом интервью на ЕТВ.

«Еще немного — и наше поколение пойдет во власть»

6.png

Фото: Никита Дубинский

Я закончила журфак УрГУ [сейчас УрФУ, — прим. ЕТВ] и десять лет проработала в «Стольнике». Когда я писала свой первый текст, мне был 21 год, я ничего не знала о глянце, а в журнал пошла вслед за подружкой, за которой тогда все повторяла.

Через пять лет я стала главным редактором. Первые месяцы, в азарте, я трудилась на износ: амбиции были такие, что я почти не выходила из офиса, не ела, работала как шальная. Мне необыкновенно повезло: предыдущий главред ушла и забрала с собой всю команду, поэтому у меня была возможность набрать свою, с нуля. Половины из этих ребят уже нет в Екатеринбурге — уехали в Москву.

Недавно наткнулась на старые «Стольники», которые мы с ними делали — и вспоминала, какие мы были сумасшедшие. Мы рассуждали так — ну раз зарплата маленькая, то хоть веселиться нужно от души. И придумывали себе сверхзадачи, ежемесячные невозможные челленджи: типа, как сделать съемку с командой Vouge за 40 тысяч рублей, кропали сложносочиненные проекты с 30 героями, организовывали выездные съемки знаменитостей, постоянно выходили за рамки, провоцировали, вызывали реакцию. Такое желание эффектно сотрясать воздух, создавать новый контекст вокруг себя я редко наблюдаю у сегодняшней молодежи.

Удивительно, но «молодая шпана» так и не пришла к нам на смену. С удовольствием бы почитала социологию о том, с чем это связано — но люди 1985 года рождения (плюс-минус два года) по-прежнему у руля.

Думаю, что еще немного — и наше поколение пойдет во власть, в местное самоуправление. И, я думаю, что с этого момента произойдут хорошие перемены. Потому что это другая ментальность, другие мозги, подход. Думаю, через несколько лет с удовольствием возглавлю предвыборный штаб одной своей подруги на должность губернатора.

«Люди верят не СМИ и политикам, а брендам»

2.png

Фото: Никита Дубинский

Я с детства хотела быть журналисткой, потому что это давало ту самую возможность играть со смысловым облаком в том или ином масштабе. Журналистика теперь имеет гораздо меньшее значение, чем раньше — люди не верят СМИ, люди не верят политикам. Кому они верят? Как ни странно, сегодня они верят брендам. Ну представьте, что у вас больше откликнется — какая-то социальная акция от гордумы или от бренда Adidas? На брендах сегодня огромная ответственность. Люди ждут, что бренды будут не просто продавать товары и услуги, а будут улучшать мир. И это большой, огромный тренд, который вслед за западом накрывает Россию.

Я ушла из глянца, когда он начал клониться к закату, а начинание для души, Бюро100, вдруг стало зарабатывать и расти. Мы всегда знали, что не хотим быть рекламным агентством, ивент-агентством, промо агентством. Мы выбрали слово «концепт», и только сейчас, на третий год, стало понятно, как это было правильно.

То, чем занимается Бюро100 — помогает компаниям и организациям, которые хотят идти в ногу со временем, найти свою миссию, цель, осознание того, чем важно их дело, как оно помогает людям, делает их счастливее. А после можно думать о том, как это реализовать — методы коммуникации, активности и т. д. И это очень классная тема, потому что она ни в коем случае не является лишь сообщением вовне — она преобразует продукт, строит саму компанию изнутри. Люди начинают понимать, зачем они ходят на работу. Перефразируя одну известную фразу, «ценности решают все».

«Мы там, где новая вера и новый интерес»

7.png

Фото: Никита Дубинский

Мне очень нравится время, в котором мы живем. Оно какое-то очень крутое, очень правильное, в нем все больше осознанности. На смену буму бездумного потребления нулевых пришло поколение, которое задает себе важные вопросы — кто мы, откуда, куда мы идем. Бюро100 — агентство филантропов. Мы там, где новая вера и новый человеческий интерес.

Примеры подобных кейсов — это проект «дело_любовь» для ДелоБанка, медиа-проект с подкастами от новых российских предпринимателей, которые работают в новой бизнес парадигме, строят свой «маленький гугл» в России, преобразуя среду. Или проект с филармонией, которой мы предлагаем «переупаковаться», найти в «продукте» новые ценности в ногу с мировыми трендами, и подавать себя людям по-новому.

Недавно делали «тренировочные» кейсы в агентстве, и придумали реконцепт бара «Шалом Шанхай». Назвали его «умеренный ЗОЖ», потому что люди сегодня хотят вести здоровый образ жизни, и это нельзя игнорировать. Хотим сделать коктейли без сахара, линейку слабоалкогольных коктейлей, хорошее меню с безалкогольными напитками, вместе с рюмкой крепкого алкоголя бесплатно выдавать стакан воды, после трех ночи всем уходящим выдавать абсорбент и т.д и т. п. Такие решения могут появляться как озарение и инсайт, но гораздо увереннее чувствуешь себя, когда они рождаются вследствие исследования трендов и данных.

«Москва замотана в невроз, рожденный из целеполагания»

3.png

Фото: Никита Дубинский

Особенность моей психики, моего типа личности — большое количество энергии, с которой нужно постоянно что-то делать. И всегда новое. Я стартапер: люблю быстро запрягать, а долго ехать поручать кому-нибудь еще.

Я не понимаю, зачем уезжать в Москву. Для меня Екатеринбург — город возможностей, все, что я делаю тут, всегда встречалось с благодарностью, которая мне кажется даже излишней. Еще мне импонирует идея децентрализации и регионального патриотизма, я его испытываю. Две стороны нашей медали — провинциальность и аутентичность: благодаря удаленности от «большой земли», от потоков туристов, здесь есть особая энергия, свой стиль, «своя атмосфэра». А еще у меня здесь любимые родители, я живу на набережной, хожу завтракать в «Гастроли», работаю в «Ельцин центре» — может быть, поэтому меня все устраивает. Мне комфортно и хорошо.

Москва такая… замотанная в невроз, который рожден из целеполагания и стремления к успеху. Я постоянно бываю в Москве. Улетаю всегда с впечатлениями от новых знакомств, полная идей, заряженная, что аж подкидывает — лечу домой с удовольствием, чтобы побыть в спокойствии.

Спокойствие для меня превыше всего. «Дай счастья мне, а значит, дай покоя» — я не так давно поняла эту фразу. Счастье — это покой. Его стало неизмеримо больше в моей жизни после практики випассаны. Польза для бизнеса от випассаны, кстати, это отдельный разговор. Когда ум спокоен, ты принимаешь только правильные решения. Потому что не паришься, что примешь неправильное. И как только не тратишь ресурс на беспокойство о возможной ошибке, твой КПД повышается в разы.

Спонтанное будущее

5.png

Фото: Никита Дубинский

Наш главный проект — само агентство Бюро100: много работаем, отдыхаем, дружим и ссоримся, учимся отпускать ситуацию, учимся быть счастливыми. Не так давно мы сделали первый федеральный проект, и поняли, что это не сложно и мы это можем. Поэтому будем продолжать, и может быть, замахнемся на международную историю — совершенно уверена, что нам это под силу.

А сейчас хотим сделать отформатированный проект Guess Who на федеральном уровне, этим летом планируем поработать с «третьим возрастом» (сделать серию дискотек для пенсионеров), запустить серию мероприятий с рабочим названием «Вечер с родителями», продолжаем работу над Филармонией, Паблик Маркетом и проектом Дело_Любовь. Но, уверена, планы планами, а самое интересное, как всегда, случится спонтанно, чудесно, нежданно-негаданно.

Эффект протеста
Городские истории
Эффект протеста
ЕТВ собрал истории о том, как городские протесты заставляли власть менять решения.
ИЗ ЖИЗНИ «ТОЛСТЯКОВ»
Иван Бакаидов. Я говорю с помощью компьютера и выгляжу как пророк!